[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Anatoly Burchakov", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u043e\u0446\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u0435_\u0441\u0435\u0442\u0438","twitter","\u0434\u0436\u0435\u043a_\u0434\u043e\u0440\u0441\u0438"], "comments": 6, "likes": 11, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "16036" }
Anatoly Burchakov
2 642

«В случае неудачи Джека Дорси Twitter ждёт продажа»

Vanity Fair о годовщине возвращения Дорси на пост главы компании

Поделиться

В избранное

В избранном

Журнал Vanity Fair опубликовал статью публициста Ника Билтона, автора книги «Инкубатор Twitter. Подлинная история денег, власти, дружбы и предательства». Журналист вспомнил обстоятельства увольнения предыдущего гендиректора Twitter Дика Костоло и назначения на этот пост сооснователя компании Джека Дорси. Билтон констатирует, что компания не становится лучше, и может быть продана.

Статья в Vanity Fair начинается с зарисовки о том, как предыдущий руководитель Twitter Дик Костоло объявил о своём уходе — он сообщил об этом своим заместителям за две недели до того, как покинуть пост. «Слова вылетали из его рта, и девять его ближайших сподвижников, так называемый исполнительный комитет, с изумлением отрывали взгляд от смартфонов и планшетов», — пишет Билтон. Следом Костоло сообщил вторую новость: «Временным главой компании станет Джек».

«Все присутствовавшие понимали, что речь идёт о Джеке Дорси, сооснователе и бывшем генеральном директоре Twitter, которого уволили семь лет назад. Тогда Дорси проводил заметное количество времени за занятиями йогой и, например, уроками шитья, а мог бы решать постоянно возникавшие проблемы с работой серверов. Такое поведение бесило коллег, пугало инвесторов и привело Дорси к тому, что он стал одним из тех основателей компаний, которых в итоге выгоняют», — пишет Vanity Fair.

За годы отсутствия в Twitter Дорси не сидел без дела, напоминает журнал: он основал платёжный сервис Square, который оценивают в $5 млрд. При этом он работал в офисе, находившемся на расстоянии одного квартала от Twitter.

«Для любой нормальной публичной компании внезапная отставка действующего генерального директора и возвращение предыдущего выглядела бы нелогичным и мрачным событием. Но Twitter — не нормальная публичная компания. С момента своего появления 10 лет назад она почти постоянно пребывала в состоянии хаоса. Средний срок пребывания в должности у генеральных директоров компаний из рейтинга Fortune 500 — около 10 лет. У Twitter за это время сменилось пять руководителей. Четыре сооснователя последовательно сменяли друг друга. Если не брать в расчёт Костоло, который работал пять лет, то руководители Twitter менялись раз в год. Формально Дорси занял пост уже в третий раз», — напоминает автор.

Vanity Fair отмечает, что Костоло приходил в компанию как «взрослый» менеджер, который должен был разобраться с «бардаком» и навести порядок. Почти по всем метрикам ему удалось добиться впечатляющих результатов: «За его правление штат компании вырос с 300 человек до 4,1 тысячи. Выручка выросла с нуля до $2 млрд в год. Twitter полностью переделала свой сайт и решила проблему недоступности серверов. Но у Костоло была проблема, которую он не мог решить. Twitter, когда-то входившая в число самых крутых компаний Кремниевой долины, перестала быть крутой. Она проиграла новости Facebook, подростков — Snapchat, Китай и Индию — WhatsApp. У Twitter оставалось 300 млн активных пользователей, но их количество перестало расти. А для Кремниевой долины нет ничего страшнее, чем компания, переставшая расти. Как следствие, акции Twitter падали в цене уже полтора года».

Костоло заранее готовился покинуть компанию: в декабре 2014 года он сказал совету директоров, что хотел бы уйти примерно через год. Предполагалось, что он сам подыщет преемника, либо это сделает совет. «Так или иначе, в отличие от предшественников, у него появилась возможность уйти с достоинством. Но в Twitter всё не бывает так просто. Вскоре после той частной беседы акции компании продолжили падение, и нападки на Костоло стали чаще появляться в финансовой и технологической прессе. В июне 2015 года Крис Сакка, говорливый инвестор Twitter, опубликовал письмо из 8,5 тысяч слов, напоминавшее поток сознания, с призывом к переменам в компании. Костоло решил, что с него хватит и ушёл».

Билтон отмечает, что в качестве замены Костоло рассматривались два сооснователя Twitter, уже возглавлявшие компанию: Эван Уильямс и Джек Дорси. Оба продолжали состоять в совете директоров, мнение большинства членов которого склонялось в пользу Дорси — сыграли свою роль успех Square и личные симпатии. Сначала, по данным журнала, Дорси наотрез отказался покидать Square ради Twitter. В результате был достигнут компромисс: его назначили временно исполняющим обязанности главы Twitter и разрешили продолжить управлять собственным стартапом.

«Twitter всегда окружало безумие. Первый (почти забытый) его руководитель, Ноа Гласс, был уволен через несколько месяцев после назначения и узнал об этом, сидя на скамейке в парке в Сан-Франциско. Когда назначили Дорси, он продержался полтора года, а затем узнал об увольнении, сидя перед тарелкой гранолы с йогуртом в отеле Clift. Эван Уильямс проработал 23 месяца и был уволен, сидя за столом из красного дерева, в результате жестокого корпоративного переворота», — вспоминает автор.

Он уверен, что в Twitter есть много причин для внутренних конфликтов: «Как только появилась идея, стало понятно, что этот странный сайт будет расти и делать великие вещи: позволит всякому высказываться, выступать против правительств, участвовать в беседах из любой точки земного мира. Как следствие, все присутствовавшие в маленьком офисе в Сан-Франциско захотели, чтобы их имена ассоциировались с Twitter, и каждый из них по-своему понимал, как следует развивать социальную сеть».

По мнению Билтона, до тех пор, пока число пользователей Twitter росло, не имело значения, в каком направлении развивается компания — как медиа, как социальная сеть или платформа для обмена сообщениями. «На третьем году правления Костоло Twitter, как почти любая технологическая компания, обнаружила зависимость от ветреных пользователей. Внезапно появилась необходимость определиться с собственной идентичностью. И тогда шизофрения развернулась в полный рост».

Автор отмечает, что значительную часть своего рабочего времени Костоло посвящал борьбе с другими сотрудниками, которые хотели бы занять главный пост в компании. Один из членов совета директоров в разговоре с Билтоном называл кипящие в компании страсти «шекспировскими».

Возвращение Дорси в Twitter в прошлом июле лишь усугубило имевшиеся конфликты. Когда Костоло покинул свой кабинет, называвшийся «Зимородок», он оставил там диван L-образной формы, блестящий письменный стол, кофейный столик и многочисленную атрибутику Twitter, которая делала помещение уютнее. Не успел Костоло пересечь мост Золотые ворота, как Дорси велел грузчикам вынести всё из кабинета и установить посередине большой стол для совещаний. Затем он переименовал исполнительный комитет (Operating Committee) в администрацию (Staff).

На одном из первых совещаний Дорси рассуждал о том, что скажет инвесторам в связи с публикацией ближайшего квартального отчета, до которой оставалось несколько недель. Требовалось показать чудеса хореографии: он не мог прямо критиковать всё, что делал Костоло, потому что формально Дорси контролировал его работу с 2010 года как член совета директоров. Эта коллизия вызвала у сотрудников администрации бурную дискуссию. «Доверие к нам на Уолл-стрит — нулевое. Мы должны сказать всю правду», — говорил директор по коммуникациям Габриэль Стрикер. Финансовый директор Энтони Ното соглашался, но предлагал другое решение. Он хотел возложить вину за состояние дел на отдел маркетинга и тем самым принести Стрикера в жертву.

Борьба, пишет журнал, велась и за кулисами. Сооснователь Twitter Эван Уильямс, продолжавший заседать в совете директоров, убеждал правление купить его новую компанию — Medium — за $500 млн и интегрировать сервисы. Сделка не состоялась по множеству причин, в том числе финансовых.

«Примерно тогда Дорси начал проводить трёхчасовые совещания с менеджерами в "Зимородке". Сообщения с совещаний распространялись среди всех сотрудников, как привык к тому Дорси за время работы в Square. И сотрудники ненамеренно начали понимать глубину проблем компании. Ситуация усугубилась, когда совет директоров обратился к сторонней PR-компании Sard Verbinnen, чтобы та распространила сообщение о том, что Twitter рассматривает на роль постоянного генерального директора только тех кандидатов, которые смогут посвящать компании всё своё время. Это выглядело уколом в адрес Дорси», — пишет Vanity Fair.

Пока Дорси думал, как остановить отток пользователей, знаменитости закрывали аккаунты в Twitter: комик Луи Си Кей, которому от Twitter «стало плохо»; артист Стивен Фрай сравнил отправку сообщений в сервисе с процессом дефекации, а журналистка Мегин Келли устала от угроз и оскорблений от сторонников Дональда Трампа. «Если бы у Дорси была волшебная палочка, это было самое подходящее время ей воспользоваться. Но в первые месяцы его руководства, когда весна 2015 года сменялась осенью, акции Twitter опять поползли вниз, достигнув исторического минимума в $25 — на 30% дешевле, чем в последний день работы Костоло».

В октябре 2015 года, через несколько дней после того, как Дорси стал постоянным генеральным директором, Twitter представил сервис «Моменты», который, как надеялись в компании, поможет остановить отток пользователей. Эта функция собирает лучшие твиты, фото и видео на популярные и важные в текущий момент времени темы. К нововведению с любопытством отнеслась отраслевая пресса, оно позволило удержать некоторых старых пользователей, но не внесло особого вклада в привлечение новых.

«Несколько близких к компании людей рассказывали мне, что в условиях нарастающего давления со стороны Уолл-стрит Twitter иногда ведёт себя подобно стартапам, которые хотят "причесать" свои показатели. Фабрикует их, можно сказать. Так делают почти все социальные сети: пользователю, который давно не заходил на сайт, отправляют письмо о том, что с его аккаунтом какая-то проблема, и он должен авторизоваться. Чудесным образом месячная статистика начинает учитывать этого пользователя как активного», — пишет Билтон.

Репутация Джека Дорси разрушена

«А теперь в истории Twitter появляюсь я. Мы с Дорси дружили на протяжении нескольких лет. Мы обедали вместе и исследовали заповедные уголки Сан-Франциско и Нью-Йорка в компании некоторых общих знакомых. Но в 2012 году, когда я рассказал ему о намерении написать книгу о создании Twitter, проявилась другая сторона Дорси. Он сразу попытался уничтожить мой проект.

Он запретил всем, кто имел отношение к компании, разговаривать со мной. Дорси, который был очарователен при личном общении, оказался человеком, который бьёт исподтишка. Появились ниоткуда бесконечные бывшие сотрудники, которые желали рассказать, как Дорси их выживал. Или, что ещё хуже по меркам Кремниевой долины, вымарывал из истории их вклад в компанию. Впоследствии книга заставила многих задуматься, действительно ли Дорси талантливый изобретатель, или ему просто повезло», — вспоминает автор.

По его данным, Дорси случайно познакомился с Эваном Уильмсом в кофейне: последний к тому моменту уже продал Google свою компанию Blogger, а Дорси пытался устроиться торговать обувью в Camper. Наудачу Дорси отправил Уильямсу письмо, которое привело к появлению компании, известной как Twitter: «Количество последовавших драматических событий меня удивило и легло в основу книги. Когда её опубликовали, мне попался на глаза заголовок: "Репутация Джека Дорси разрушена книгой Ника Билтона о создании Twitter"».

Билтон был уверен, что Дорси больше никогда не будет разговаривать с ним, но в начале апреля 2016 года предпринял попытку договориться о встрече и был удивлён ответом. «Да, давай», — написал глава Twitter в ответном письме. «Мы встретились в офисе Square. В Twitter всё называется в честь разных птиц, а в Square всё имеет форму квадрата: личные столы, столы для совещаний, кирпичи в стенах. Мы встретились в одной из квадратных комнатёнок на шестом этаже и спустились на улицу, где Дорси сказал, что хочет сходить за тако», — рассказывает журналист.

Пока собеседники делали заказ, Билтон поинтересовался у главы Twitter, случается ли ему, просматривая на телефоне курс акций компании, переворачивать его вверх ногами и мечтать. Посмеявшись, Дорси сказал, что вообще никогда не смотрит на курс акций: «В компании есть люди, которые этим занимаются, но я этого не делаю, потому что повлиять на это никак не могу».

«Тогда я задал ему вопрос, который мучил меня на протяжении многих месяцев. Зачем ему всё это? У него уже были сотни миллионов долларов, ему всего 39 лет, впереди целая жизнь. Большинству людей вполне хватает управления одной публичной компанией, а он руководит двумя. Дорси ответил, что работа над продуктом, в создании которого он участвовал, не была завершена. В самом деле, сейчас он проводит много времени, пытаясь донести до людей — инвесторов, сотрудников — чем может быть Twitter», — пишет Билтон.

«Я хочу, чтобы люди просыпались и первым делом открывали Twitter — посмотреть, что происходит в мире. Это как проверять прогноз погоды. У Twitter такой же потенциал», — цитирует Vanity Fair руководителя компании. Автор отмечает, что за 10 лет в Дорси точно не изменилось одно: умение мыслить широко.

***

Журналист убеждён, что четвертого пришествия Дорси в Twitter уже не случится: «Недавно, встречаясь с руководством сервиса, я спрашивал их, каков план Б — на случай, если Дорси не удастся развернуть компанию. Все сказали, что плана Б нет». Генеральный директор Twitter считает, что решение проблем сервиса заключается в развитии трансляций.

«Twitter делает большую ставку на эту простую мысль. И если это не сработает, то вступит в силу понятный план Б: продажа компании. Впрочем, я говорил об этом с десятками сторонних наблюдателей, и непонятно, кто мог бы выступить покупателем. Покойный консультант Apple и Google Билл Кэмпбелл, близкий к Ларри Пейджу, незадолго до смерти говорил мне, что много раз пытался уговорить Google купить Twitter, но Пейдж не проявлял к этому никакого интереса. Люди, близкие к Facebook, говорили мне, что Марк Цукерберг до сих пор может быть заинтересован в покупке компании, но не хочет участвовать в ценовой конкуренции», — рассказывает Билтон.

В то же время он признаёт, что возможная продажа Twitter не будет простой: Дорси и Уильямс не всегда соглашаются друг с другом, но оба решительно настроены против продажи компании.

«Во время разговора Дорси пытался убедить меня в том, что у Twitter хорошее будущее. Он заметил, что Apple в худший момент своей истории стоила $271 млн. Потом вернулся Стив Джобс и вывел компанию на путь, который привёл к капитализации в $774 млрд. Действительно, для Twitter есть два варианта развития событий.

Так же, как есть две разных версии Джека Дорси. Есть чудаковатый художник, который, бывало, гулял по Сан-Франциско в футболке с номером своего телефона, чтобы любой мог позвонить ему. Тот же человек однажды выступил с идеей стартапа, который разрабатывал бы массажный кабинет для программистов: один пишет код, а другой делает ему шиацу. Всё тот же Дорси решил, что было бы здорово, если бы люди могли делиться тем, что делают, или тем, о чем думают, в любой момент времени — и появился Twitter.

Но есть и человек, который может управлять тысячами сотрудников, а при случае, не напрягаясь, окунаться в подковёрную борьбу. Первый Дорси возглавлял Twitter в период расцвета и был изгнан. Второй создал Square. Похоже, вопрос сейчас в том, сможет ли он объединить обе версии себя».

#социальные_сети #twitter #Джек_Дорси

Статьи по теме
Второе дыхание Twitter
Сооснователь Twitter Джек Дорси вновь стал полномочным главой компании
Гендиректор Twitter Дик Костоло покинет свой пост — его заменит глава совета директоров Джек Дорси
Каким должен быть Twitter: Один из самых успешных инвесторов Крис Сакка предложил собственный план развития соцсети
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления