[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Albert Khabibrakhimov", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u043e\u0432\u043e\u0441\u0442\u044c","\u0441\u0443\u0434","\u043f\u0440\u0430\u0432\u043e\u043e\u0431\u043b\u0430\u0434\u0430\u0442\u0435\u043b\u0438","\u043c\u0443\u0437\u044b\u043a\u0430","\u0431\u0443\u0431\u0443\u043a\u0430","\u0440\u0430\u043e"], "comments": 5, "likes": 11, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "16519" }
Albert Khabibrakhimov
2 428

РАО отказалось от претензий к сервису трансляции музыки в ресторанах «Бубуке»

Российское авторское общество (РАО) отказалось от претензий к ульяновскому ресторану «Соренто», с которого требовало компенсацию за звучавшую в нём музыку, а также к поставщику этой музыки, томскому сервису «Бубука». Ответчики доказали в суде, что права на спорные треки приобретены без участия РАО, рассказали vc.ru в «Бубуке».

Арбитражный суд Ульяновской области 9 июня 2016 года прекратил производство по иску РАО к компании «Соренто Заволжье» (управляет пиццерией «Соренто») в связи с отказом истца от своих требований, говорится в постановлении суда.

РАО обратилось в суд в декабре 2015 года, истец потребовал с ресторана «Соренто» 40 тысяч рублей в качестве компенсации за нарушение «исключительных прав на воспроизведение». В качестве доказательств организация приложила к заявлению видеозапись, сделанную в заведении в августе 2015 года.

В качестве соответчика суд привлёк компанию «Бубука», с которой у «Соренто» был договор на право коммерческого использования музыки. В компании заявили, что эксперт РАО, проводивший расшифровку звучавших в ресторане произведений, внёс в акт треки, «взятые с потолка».

«Наш музыкальный редактор смог определить на видео треки из нашей базы. Там не было и намёка на произведения, которые определил специалист РАО. Они просто взяли эти треки с потолка», — сообщил vc.ru основатель сервиса «Бубука» Дмитрий Пангаев.

«Бубука» решила провести собственную экспертизу. В РАО признали, что экспертиза «Бубуки» верна, но в апреле 2016 года организация решила изменить свои исковые требования — теперь истец утверждал, что один из звучавших на видео треков состоит в базе РАО, а следовательно интересы его автора нарушены. Вместо 40 тысяч рублей организация потребовала 20 тысяч.

Тогда «Бубука» предоставила документы, подтверждающие, что у компании есть контракт на коммерческое использование музыки лейбла Jamendo, с которым сотрудничает автор спорного трека Екатерина Сикоза (Kate Orange). Она уведомила суд, что у неё нет претензий к «Соренто» и что РАО «не может заявлять любые исковые требования» в защиту её прав.

«Вот здесь господам из РАО уже нечем было крыть. Они поняли, что проиграли и чтобы не получить жесткое решение суда, они в последний момент отказались от иска», — сказал Пангаев.

Представитель РАО, в свою очередь, сообщил «Коммерсанту», что организация отказалась от иска, поскольку убедилась в отсутствии претензий со стороны правообладателей. «Главной целью РАО является защита интересов авторов», — отметили в организации.

Пангаев убеждён, что РАО права авторов не интересуют. «Их интересует только сохранение монополии и увеличение доходов», — сказал он.

Заместитель главы Минкомсвязи Алексей Волин считает, что пример «Бубуки» подтверждает, что системы, заменяющие бездоговорное управление, могут существовать. «Такие сервисы показывают, что конструкция, которая используется сегодня рядом уполномоченных организаций, является архаичной и устаревшей», — заявил он в разговоре с «Коммерсантом».

«Бубука» предоставляет заведениям музыкальные произведения, с авторами которых у сервиса есть договор. Абонентская плата составляет 2,5 тысячи рублей в месяц. РАО за публичное использование музыкальных произведений берёт от 30 до 60 рублей с посадочного места — это две-три тысячи рублей с ресторана.

#новость #суд #Правообладатели #музыка #Бубука #РАО

Статьи по теме
"Бубука": сибирский стартап, который РАО заборол
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления