[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Philipp Kontsarenko", "author_type": "self", "tags": ["quora","\u043a\u0440\u0435\u043c\u043d\u0438\u0435\u0432\u0430\u044f_\u0434\u043e\u043b\u0438\u043d\u0430","\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0430_\u0432_\u043a\u0440\u0435\u043c\u043d\u0438\u0435\u0432\u043e\u0439_\u0434\u043e\u043b\u0438\u043d\u0435"], "comments": 40, "likes": 19, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "16668", "is_wide": "1" }
Philipp Kontsarenko
10 556

Рутина, стресс, недостаток сна и депрессия

«Тёмная» сторона работы в Кремниевой долине

Поделиться

В избранное

В избранном

Сотрудники компаний Кремниевой долины поделились в комментариях на Quora обратной стороной своей работы: бесконечная рутина, недостаток сна, стресс и прочее.

Инженер по надежности сайтов Google рассказал, что начинает свой рабочий день в 9 часов утра, покидает офис в 19:00 и заканчивает работать в 22:00. В течение всего дня он должен быть всегда в «боевой» готовности — на обработку срочных запросов у него есть только пять минут, рассказывает разработчик. Поэтому он всегда держит свой ноутбук заряженным: «Если я получу срочную задачу по дороге домой или на работу, я должен начать отладку в течение пяти минут. Email-оповещения могут подождать до того момента, пока я не доеду домой».

Разработчик компании по производству компьютерных чипов описывает свою работу как постоянные попытки уделить время семье в небольших промежутках между выполнением задач: «Сейчас уже полночь. Пора ехать домой. Хорошо, что я живу в South Bay — не так много времени на дорогу. Потом сразу спать, потому что в 6:30 прозвенит будильник».

Другой разработчик описал жизнь в Кремниевой долине как повторяющийся изо дня в день процесс: «Проснулся. Душ. Тратишь час в пробке по дороге на работу. Приезжаешь на работу — нет нормальных парковочных мест. Завтрак за рабочим столом. Работа. Ланч. Работа. Час в пробке по дороге домой. Сон. Повтор. Да, Кремниевая долина великолепна».

Один из комментаторов Quora пошутил, что жизнь в Долине совсем не соответствует мечтам стартаперов:

Проснулся в 7 утра, в 8 утра отклонил предложения о работе в Google, Facebook, Oracle, HP и других ИТ-гигантах. 9 утра — написал код, который может выполнить работу 100 сотрудников. Пообедал бесплатной едой. Написал еще больше кода для замены людей. 5 вечера — встреча с инвесторами, которые хотят вложить деньги во всё, к чему ты прикасаешься. 7 вечера — ужин в Ritz-Carlton. 10 вечера — оставляешь комментарий в блоге какой-нибудь компании. Заметка набирает вирусную популярность и компания ночью становится успешной.

Другая проблема, на которую жалуются разработчики Долины, — стоимость жилья: «Вы получаете хорошую зарплату, но, вероятно, по-прежнему не можете позволить себе приобрести дом в хорошем районе».

Несколько комментаторов пожаловались, что постоянные новости об инвестициях и оценках компаний вызывают у них депрессию.

Чистая случайность, что кто-то выбрал правильный стартап (или тот же, что и ваш, но на пару месяцев раньше), и его приобрела какая-то компания за несколько миллиардов долларов. Теперь их состояние оценивается в несколько миллионов долларов, а вы за эту же работу по-прежнему получаете $150 тысяч.

Кроме того, работа в Долине — это постоянный стресс, связанный с дедлайнами, принятием решений в условиях постоянно изменяющегося рынка.

Некоторые компании ожидают, что вы будете работать бесплатно в сверхурочное время.

«У вас ухудшится и физическое состояние. Вашими прогулками станут походы в туалет, на встречи и к парковке», — отмечает один из разработчиков.

Сначала я думал, что сгореть на работе — это чувствовать себя очень уставшим, как будто пробежал марафон. Потом ты спишь три дня, восстанавливаешься и готов к следующему испытанию. Но нет. Это не так. Я устал, конечно. Но после того, как я работал по 60 часов в неделю в течение четырех месяцев и ездил в Китай три раза, я просто не хочу вообще ничего.

Несмотря на все сложности, связанные с работой в Кремниевой долине, большинство разработчиков считают, что не смогли бы переехать в другое место: «Жизнь в Долине отличается и она сложная. Но несмотря на весь хаос, ты работаешь над крутыми продуктами, создаёшь крутое "железо", делаешь вещи быстрее. Несмотря на недостаток сна, это весело».

#quora #кремниевая_долина #работа_в_Кремниевой_долине

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления