[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u0442\u0435\u0445\u043d\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438","\u0442\u0435\u0445\u043d\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438_\u0431\u0443\u0434\u0443\u0449\u0435\u0433\u043e","qr_\u043a\u043e\u0434\u044b","push_\u0443\u0432\u0435\u0434\u043e\u043c\u043b\u0435\u043d\u0438\u044f","\u043d\u0435\u0443\u0434\u0430\u0447\u043d\u044b\u0435_\u043f\u0440\u043e\u0434\u0443\u043a\u0442\u044b"], "comments": 26, "likes": 16, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "16734" }
Daria Khokhlova
7 436

QR-коды, доставка продуктов и push-уведомления: технологии, к которым поначалу относились скептически

Издание Fast Company опубликовало список популярных сейчас продуктов, технологий и ИТ-направлений, к которым эксперты поначалу относились скептически. Редакция vc.ru публикует адаптированный перевод заметки.

Доставка продуктов на дом

Во времена бума дот-комов, пишет автор заметки, идея доставки продуктов на дом казалась не самой удачной. Существовало несколько сервисов, которые обещали пользователям быструю и удобную доставку — HomeGrocer, Webvan, Peapod и другие. У самых крупных из них был собственный склад товаров, откуда курьеры развозили продукты заказчикам.

Однако во время падения отрасли в начале 2000-х годов («пузырь доткомов») эти компании потеряли весь капитал, который был им нужен на поддержку операций. Сервис Webvan приобрёл один из конкурентов, а Peapod выкупила крупная продуктовая сеть из США.

После этих событий, пишет автор заметки, бизнес по доставке продуктов не умер — наоборот, он продолжал расти. «Теперь они доставляли продукты в пределах малого радиуса вокруг существующих продуктовых магазинов. Это оказалось не так амбициозно, как строить собственные склады с нуля, зато более практично».

В 2012 году был основан сервис по доставке продуктов Instacart. Изначально сервис предлагал закупку продуктов в различных магазинах, при этом официальных договоров руководство стартапа с этими магазинами не заключало — сотрудники получали заказы от пользователей, ехали в нужный гипермаркет, покупали продукты и отвозили их покупателям. Это вызвало недовольство руководства магазинов, и в итоге Instacart начал работать с гипермаркетами на партнерских условиях. Крупная сеть магазинов продуктов Whole Foods даже инвестировала в сервис.

В 2007 году свои силы в доставке продуктов решила попробовать и компания Amazon, запустив сервис AmazonFresh в Сиэтле. Однако в новые города сервис вышел только в 2013 году. В 2015 году Amazon запустила Amazon Prime Now — сервис доставки, который сейчас конкурирует с Instacart. Amazon Prime Now сотрудничает с крупными продуктовыми сетями и ресторанами. «И вместо того, чтобы убить крупные сети гипермаркетов, сервисы по доставке продуктов только улучшают опыт покупателей», — пишет автор заметки.

Небольшие пожертвования создателям контента

Начиная с 1990-х годов, пишет автор заметки, в технологической сфере появлялись сервисы для перечисления небольших пожертвований создателям бесплатного контента (видеороликов, фотографий, художников и так далее) — Flattr, TipJoy, Twitpay, Amazon Honor System, CyberCash, YouTube Fan Funding, Kachingle и другие. Нередко они являлись частью большой системы проведения микроплатежей.

Однако успеха такие сервисы не получили — потому, что с их помощью создателям контента удавалось зарабатывать копейки, которых не хватало даже для того, чтобы вывести средства из системы. Людям не нравилось перечислять средства с их помощью — чаще всего это была разовая операция, которая предполагала слишком много лишних действий, включая регистрацию, знакомство с платёжной системой и так далее.

Из тех проектов, что существовали раньше, пишет автор заметки, выжили лишь немногие — среди них, например, сервис Flattr. Новые системы всё чаще оказываются интегрированы с конкретными сайтами и платформами и позволяют отправлять не только реальную валюту, но и виртуальную.

«Идеальной системой для небольших пожертвований представляется биткоин — для его передачи не нужно нигде регистрироваться, можно отправлять очень малые суммы, а операционные издержки оказываются очень маленькими. Но положиться на эту валюту готовы немногие», — пишет автор заметки.

Микроплатежи

Большинство онлайн-транзакций, замечает автор Fast Company, до сих пор требуют подключения кредитной карты. Операторы взимают комиссию за каждый перевод — около 2,9% суммы перевода и ещё 30 центов. «Это значит, что перевод $1 обойдётся вам в 33 цента», — объясняет он. В 1990-е годы затраты на онлайн-переводы были ещё выше.

Системы микроплатежей призваны решить эту проблему. С помощью них пользователи могут перечислять небольшие суммы (вплоть до нескольких центов) — и платить за покупки в играх, мобильную связь, интернет-контент, оплачивать подписки на интернет-издания. Большинство таких систем агрегируют несколько платежей, пока их общая стоимость не достигнет определенной суммы.

Основной недостаток таких систем заключался в том, что для компаний поддержка транзакций всё ещё оставалась невыгодной. «Крупные игроки не заботятся о микроплатежах, поэтому такие системы обречены на провал», — рассказывает основатель одной из фирм, занимавшихся разработкой систем миркотранзакций.

Однако со временем всё больше компаний стали отказываться от модели микроплатежей в пользу рекламы, платных подписок, спонсорского контента и так далее. Изменить ситуацию, полагает автор заметки, как и в случае с пожертвованиями создателям контента, мог бы биткоин, но криптовалюта не получила широкого распространения. Однако отрасль продолжает жить, и в ней появляются новые игроки — например, новостной агрегатор Blendle, который позволяет пользователям читать статьи в интернет-изданиях, оплачивая только интересные тексты, а не всю подписку.

Push-уведомления

В 1996 году компания PointCast выпустила простой клиент для ПК, с помощью которого организации могли рассылать своим клиентам сообщения о новых акциях, событиях или других новостях. Сразу после этого, пишет автор заметки, появилось множество аналогичных проектов. В 1997 году компания News Corporation выкупила PointCast за $450 млн.

Однако наряду с новостями большинство организаций рассылали своим пользователям и рекламные сообщения. Это стало большой проблемой для клиентов — особенно в эпоху низкоскоростного интернета. К начала 2000-х годов push-уведомления на время заменила технология RSS. Теперь все интересные новости можно было читать в RSS-ридерах.

Сейчас push-уведомления, говорит автор заметки, опять возвращают себе популярность. Впервые мобильные push-уведомления появились в операционной системе Android, позже — в iOS.

Аннотации к веб-страницам

«Есть что-то невероятно притягательное в том, чтобы комментировать работу других людей — даже если эти люди не давали вам такого разрешения». Одной из первых разработок в этой области стала система Third Voice — плагин для браузера позволял добавлять комментарии к страницам. Эти комментарии отображались поверх веб-страницы и были видны тем пользователям сети, у которых был установлен аналогичный плагин. Новостные агентства и другие владельцы сайтов оказались недовольны принципами работы Third Voice, и компания быстро закрылась.

В отрасли продолжали появляться аналогичные проекты — Spinspotter, SideWiki, QuickTopic и другие. «Казалось, опыт предшественников их ничему не учил», — говорит автор заметки. Некоторые из этих разработок предлагали функциональность веб-аннотаций как аспект более крупного продукта, другие создавали вокруг аннотаций целую экосистему, некоторые существовали лишь как прототипы.

Сейчас на рынке работают сервисы Genius Web Annotator и Hypothesis. Проект Genius начинался как система, с помощью которой пользователи могли комментировать тексты рэп-песен — их выкладывали на площадке сотрудники проекта. Команда Hypothesis изначально ориентировалась на научные материалы. Оба сервиса помещают аннотации поверх контента веб-страницы.

Ни Genius, ни Hypothesis не предоставляют владельцам сайтов возможность запретить публиковать комментарии к странице. «Здесь кроется проблема. Такие комментарии могут быть полезны, когда они появляются на страницах с новостями, научными работами и так далее. Пользователи могут добавлять правки к тексту, раскрывать неудобные истины, о которых та или иная компания умолчала в своём пресс-релизе. Но есть и записи в личных блогах — комментарии к ним общественным благом не оправдаешь».

Сейчас, замечает автор, Консорциум Всемирной паутины (W3C) занимается разработкой единого стандарта для веб-аннотаций.

Считыватели штрих-кодов и QR-кодов

«Только представьте — вы приобретаете сканер для штрих-кодов в форме кота, подключаете его к компьютеру и устанавливаете специальное программное обеспечение. Теперь, когда вы читаете статью или объявление в журнале, то можете считать штрих-код рядом с ним и подождать, пока страница загрузится (через модем). Это гораздо проще, чем набрать URL в браузерной строке, не так ли?».

По такому принципу работало устройство CueCat, предназначенное для считывания ссылок, напечатанных на бумаге (они должны были быть нанесены на бумагу в виде специального штрих-кода). До него существовало несколько подобных гаджетов, но CueCat стал первым устройством такого типа, заработавшим популярность по всему миру. «А спустя всего несколько лет производители смартфонов, рекламодатели и мобильные операторы в Японии объединились, чтобы создать QR-коды. К началу 2000-х годов QR-кодами пользовалась значительная часть владельцев мобильных устройств в Японии».

У QR-кодов, отмечает автор заметки, появлялись конкуренты — но практически все они потерпели неудачу.

Затем распространение получили сервисы для сокращения ссылок вроде Bit.ly. Они упростили обмен ссылками на смартфонах и мобильных устройствах.

Разработанная в 2014 году мобильная платёжная система CurrentC также работала при помощи QR-кодов. На смену ей вскоре пришла технология NFC. Компания CurrentC сменила направление деятельности и теперь занимается разработкой бэкенда для платежных систем.

«Сканировать адреса страниц с помощью QR-кодов оказалось неудобно, но они оказались блестящим решением для продавцов — пользователь генерирует QR-код в приложении, а на кассе кинотеатра или магазина его считывают и, например, делают скидку. В год генерируются миллиарды подобных кодов. Они также широко используются в экосистемах приложений, состоящих из клиентов для разных платформ».

#технологии #технологии_будущего #qr_коды #push_уведомления #неудачные_продукты

Статьи по теме
Blendle — сервис, с помощью которого пользователь может оплатить чтение одной статьи из онлайн-издания
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления