[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Лена Очкова", "author_type": "self", "tags": ["\u0448\u043a\u043e\u043b\u044c\u043d\u0438\u043a\u0438","\u0430\u043b\u044c\u0444\u0430_\u0431\u0430\u043d\u043a","\u043b\u0438\u0447\u043d\u044b\u0439_\u043e\u043f\u044b\u0442","\u043f\u0440\u043e\u0433\u0440\u0430\u043c\u043c\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435","\u0448\u043a\u043e\u043b\u044c\u043d\u0438\u043a_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0435\u0440","the_question","\u043e\u0442\u0432\u0435\u0442\u044b_the_question","jeffrey_s_coffee"], "comments": 9, "likes": 20, "favorites": 20, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "16802", "is_wide": "1" }
Лена Очкова
11 800

Заработок до 18 лет, создание антикафе, первый сайт — опыт пользователей The Question

Редакция vc.ru публикует самые интересные ответы пользователей The Question о том, как они зарабатывали во время учебы в школе, продвигались в карьере без высшего образования, открывали антикафе и учились программировать.

Может ли школьник заработать 100 тысяч рублей в месяц

Кирилл Чеканов, глава Iamchill.co

Мне сейчас 21 год, работаю с 14 лет. Раз вопрос о заработках до совершеннолетия, то я немного поменяю хронологию: расскажу немного о себе в общем, а далее о периоде до 18.

Я технологический предприниматель, зарабатываю на интернет-проектах, приложениях и новых технологиях в целом. Сейчас делаем Chill — приложение для общения при помощи носимых устройств.

Начиналось все с HR: я искал талантливых ребят и пристраивал в технологические стартапы. Тогда мне было 14, в 17 создал свою первую технологическую компанию. Далее работал в бизнес-акселераторе в Китае и прокачивал вместе с командой Chill нашу компанию в Северной Ирландии.

В 14 лет я занимался подбором ребят на должности, не требующие высоких компетенций, в московские стартапы. Платили немного, но этого хватало на карманные расходы. За время работы мне удалось познакомиться с людьми и культурой технологического бизнеса Москвы.

К 16 годам стало понятно, что заработка не хватает, да и хотелось чего-то большего. Хотелось делать свое. После недолгих раздумий «своим» стал мой первый технологический проект Hippflow, помогавший стартапам общаться с инвесторами и визуализировать для них ежемесячные отчеты.

Это была одна из первых компаний в России, создавшая приложение для модного тогда Google Glass. Через полгода после выхода беты удалось привлечь $100 тысяч при оценке в $1 млн (у нас был хороший трекшн с точки зрения корпоративных партнеров и бизнес-акселераторов). Забавно, что договор с фондом мы подписали на мой 18-й день рождения.

Отвечу на вопрос «Можно ли?» — можно. Меня часто спрашивали, как можно делать что-то, не окончив школу или вуз. Очень просто: цель плюс упорство. Рецепт, проверенный временем.

Никита Лысенко, фрилансер

Мне было 17 лет, я пытался фрилансить на Advego, выполняя задания на рерайт и копирайт. В какой-то момент стал работать с заказчиком на постоянной основе, переводил тексты с английского на русский, и каждый день получал $50−100. Заработал около $2000 за неполных два месяца. Только переводил я описания к порно.

Advego — биржа копирайтеров. Чаще всего там размещаются заказы типа «Написать статью на 3000 символов на тему "Преимущества зеленых шлангов перед синими при использовании их для полива диких кабачков с июля по август"», то есть полно специфических тем. Тем не менее на каждую тему находятся желающие поработать. За такое платят обычно $2−5.

Реже бывают заказы, в которых просят оставить комментарий на форуме, поставить «лайк» фотографии, записи — в общем, накрутка. Иногда — поддельные отзывы во всяких Google Play Market. Платят заметно меньше — 5−10 центов. Когда находишь работу по душе, просто жмешь кнопочку: «Я готов сделать это». Иногда надо было писать в комментариях, что ты не бот и точно делаешь работу на эту тему. Потом через интерфейс сайта вставляешь готовый текст и отправляешь на проверку.

Естественно, существуют требования к уникальности. У биржи есть, кажется, собственный софт, в котором можно выставить настройки для проверки. Чаще всего показатели уникальности для рерайтинга должны были составлять до 90%, для копирайтинга — 90−95%. Вывод денег начинался с $15. Кажется, свои $15 я собирал около трех недель, может, месяц.

Больше всего мне нравилось переводить, потому что моя школа мне дала достаточно сильный английский, хотя заказы на переводы встречались редко. Английский никогда не подводил: клиенты-то в основном из-за границы. У нас бизнесмены, которые реально чего-то хотят, чаще всего имеют мало возможностей. А те, что имеют, не хотят. Я каждый день проверял, не появилось ли чего интересного.

Пару раз писал рецензии на фильмы, когда-то даже взял серьезный заказ аж на $3, где надо было примерно на 5000 знаков написать текст не то о двигателях, не то о трансмиссиях автомобилей. Давно было, уже не уверен. Чаще всего я брал заказы по $1−2. Если было совсем пусто — всегда можно было поставить кому-то лайк или что-то прокомментировать. Мороки много, но за час можно доллар заработать.

Трудностей с переводом не было, потому что я знал не только «академический» английский — я еще и активно смотрел сериалы в оригинале, играл в игры на английском. Везде язык, в общем. Поэтому даже игру слов иногда получалось перевести вполне удачно. Да и интуиция подсказывала, что, например, teabagging имеет мало общего с классическим английским чаепитием. Если что-то было уж совсем непонятно — спасал Urban Dictionary, где можно найти перевод любого сленгового выражения.

Работать на Advego я пошел потому, что у меня тогда была постоянная девушка, плюс я был подростком: и компьютер нужно обновить, и с друзьями где-то полазить, и девушку сводить в кафе или даже ресторан. Очень хотел собрать игровой компьютер: все время подсчитывал, сколько же мне нужно проработать, чтобы можно было еще несколько лет не думать об этом, да вот как-то рестораны меня немного разорили.

Ну, я листал список заказов, а там все газонокосилки да термоусадка, и тут вдруг глаз зацепился за заказ стоимостью в $3. Тема, говорят, специфическая, не все справятся. Перевести надо пять абзацев текста, всего-то.

Я не поверил в такое счастье, скачал .doc с текстом, ну и мне всё мне стало ясно. Там были описания к порно, например: «Вот эта женщина совершает такие и такие вещи, посмотрите на ее великолепный зад». Как-то стеснительно стало, а потом подумал: какая вообще разница, что переводить? За 10 минут перевел все, отправил заказчику — а он так обрадовался, сказал, что у меня чуть ли не талант, слог хороший, и предложил работать в обход биржи напрямую с его сайтом. Сайт, кстати, до сих пор жив.

Уточню, я переводил не само порно, не речь актеров, а аннотации к роликам. Забавно, что те люди, которым я это рассказывал, сразу думали, что где-то в интернете есть порно с моим дубляжом.

Общались с заказчиком через ICQ, деньги он кидал на WebMoney. Платил 50 рублей за один текст, переводить можно было сколько угодно, пока не закончатся эти тексты. Один текст занимал примерно один абзац, так что я за два-три часа работы в спокойном темпе успевал перевести 20−30 текстов, получал свои 1000−1500 рублей и мог сразу идти их тратить. Один текст — одно видео. Потом разогнался, мог и 50 текстов в день перевести. Однажды было совсем скучно, и я перевел сразу 100 текстов, получил 5000 рублей. Тогда это было около 1000 гривен.

На следующий день я поехал в соседний город с девушкой, купил себе в Bershka куртку и джинсы по 300 гривен, на оставшиеся 400 мы весь день гуляли, ели в кафе, еще и домой денег привез. В таком духе все продолжалось где-то полтора месяца, может, два. Девушка у меня была прогрессивная, раскрепощенная, поэтому она разве что много шутила на тему моей работы.

Где-то до 1000 долларов я тогда заработал — для меня, да и для родителей, это были бешеные деньги. Они не в курсе, что именно я переводил. Говорил, что описания к видео, — не врал. Они бы просто не поняли меня. Отец на заводе пашет, мама — продавец. Что это еще такое — порнографию переводить? Негоже.

Потом заказчик сказал, что ему больше не нравятся мои переводы, нет в них души, и больше я от него ничего не слышал. Сообщения игнорировал, а однажды зеленый цветочек в аське навсегда стал красным. Обидно было.

Я и сейчас занимаюсь фрилансом, но уже, естественно, на более адекватных и дорогих заказах: создаю сайты для иностранных заказчиков. Суммарно я перевел, пожалуй, 350−500 текстов, сложно сказать точнее. То есть где-то гуляет 350−500 видео с моими аннотациями. Сомнительный повод для гордости, но я почему-то горжусь.

Можно ли стать руководителем, не имея высшего образования

Александр Гафин, член наблюдательного совета банка Rietumu, бывший советник председателя правления «Альфа-банка»

Как мне сейчас понятно, фундаментальное образование, конечно, помогает в карьерном росте и в бизнесе. Мне повезло, что я смог реализовать свои мечты и жизненные планы, имея среднее специальное образование.

В период моей работы в одном из крупнейших банков России отдел кадров мое образование интересовало мало. Для молодого растущего банка самым важным были результаты, и главным критерием оценки являлась эффективность работы. Результаты были достаточно высокими, что признавали и мои коллеги, и многие организации, которые награждали меня почетными грамотами, званиями, премиями и иными статусами.

Переходя в один из крупнейших частных банков Балтии — в латвийский банк Rietumu, я должен был в том числе убедить местного регулятора, что я уникальный специалист в своей сфере, которого нельзя найти на рынке этой страны. Rietumu важно было получить в моем лице именно такого специалиста, и банк мою кандидатуру поддержал.

Тогда мне помогли как раз многочисленные звания, дипломы и грамоты, а также высокий статус национальной премии в области медиабизнеса «Медиаменеджер России», которая не раз отмечала мои заслуги в профессиональном сообществе.

И вот я уже семь лет плодотворно работаю в банке Rietumu, который за это время утвердился в топе крупнейших и наиболее эффективных банков региона, развил новые перспективные направления деятельности, получил ряд престижных международных наград.

Как открыть антикафе

Алексей Каранюк, основатель сети тайм-кофеен Jeffrey's Coffee

Открытие антикафе — дело не самое простое, особенно учитывая их количество и тот факт, что их уже не так мало появилось и разорилось. Мы недавно сделали диаграмму Ганта по созданию тайм-кофейни Jeffrey's Coffee — можете почитать.

Я бы выделил следующие этапы открытия антикафе:

  • поиск денег и регистрация юридического лица;
  • проработка концепции и дизайна;
  • проработка бизнес-модели;
  • поиск помещения;
  • ремонт;
  • налаживание бизнес-процессов;
  • раскрутка.

Поиск денег и регистрация юридического лица

Забавный факт: большинство занимаются поиском денег, когда находят помещение. Не надо так! Ищите деньги заранее, с запасом и не последние, иначе к моменту открытия останетесь без штанов, резервов для покрытия убытков (2−16 недель), бюджета на рекламу и мелких деталей вроде флипчартов и проектора. Вот небольшая памятка на этот счет.

Решили насчет денег — займитесь регистрацией. Она занимает не так мало времени и нервов, лучше потратить их тогда, когда есть, что тратить. Кстати, я бы рекомендовал пользоваться услугами аутсорсинговых компаний. Вствайте на УСН «доходы минус расходы». Крутая штука, потому что инвестиции идут напрямую в расходы и фактически обнуляют налоговую базу в первый год.

Проработка концепции и дизайна

Я бы оставил этот пункт без комментариев, если бы не создатели большинства антикафе его не игнорировали. Просто поймите, что пузырь лопнул, рынок стабилизировался, а самим фактом платы за время вы сейчас вообще никого не удивите. Уже давал комментарий на этот счет.

Желательно озаботиться такими вещами, как логотип, брендбук и позиционирование, заранее — до того, как найдете помещение. Иначе может случиться непоправимое: к моменту открытия ни вывески, ни стаканчиков, ни групп в социальных сетях. Как вы думаете, какой логотип был у нас за неделю до открытия?

Да, к слову, а вы не думали, как будете искать помещение без презентации для арендодателей? Вот-вот. Нужно что-то вроде этого. И да, если вы находитесь на расстоянии более 10 километров от Москвы, ни при каких условиях не говорите арендодателям, что хотите открыть антикафе, а то вас примут за сумасшедшего

Проработка бизнес-модели и поиск помещения

Опыт построения крупнейшей в Москве сети указывает на то, что все рентабельные антикафе можно очень условно разделить на три типа:

  • Трафиковые. Привлекают людей своим расположением, качеством кофе или дизайном. Немалую выручку приносят случайные гости и кофе с собой. Мероприятия, как правило, приносят не так много. Логично, что тут нужно уделить особое внимание помещению.
  • Для мероприятий. Заведения данного типа значительно экономят на аренде, поскольку могут располагаться в некотором отдалении от трафика. С другой стороны, управляющим и арт-директорам приходится тратить значительное время на организацию и рекламу мероприятий. Тут многое зависит от их харизмы и участия. Для организации мероприятий важно оборудование вроде колонок и какой-то менеджер на месте.
  • Арендные антикафе или коворкинги, которые зарабатывают на сдаче помещений компаниям под развлечения, организациям под всевозможные тренинги и тимбилдинги и просто фрилансерам. Такие антикафе должны тратить немалые средства на лендинги, контекстную рекламу, СМИ и таргет — и при этом хорошо понимать, что такое CTR, конверсия, UTM-метки и прочие радости интернет-маркетинга. Следует обратить особое внимание на размер помещения, окружение и парковку. Логично, что требуется удобное зонирование, наличие переговорок, душевых, а также дополнительные опции вроде ящиков для хранения вещей, флипчартов и принтеров.

Понятно, что не бывает моделей в чистом виде, но нужно хотя бы понять свои сильные и слабые стороны, понять, сколько вы можете тратить на аренду, ремонт и маркетинг. Поняли — приступайте к поиску помещения и презентации для арендодателей.

Поиск помещения

Искать три-шесть месяцев. Не тешьте себя иллюзиями: вероятность того, что найдете хорошее помещение быстрее, близка к нулю. Общие рекомендации:

  • ни в коем случае не пользуйтесь услугами риэлторов;
  • ходите пешком и звоните по объявлениям, особенно если живете в небольшом городе;
  • используйте стандартные, но хорошо себя зарекомендовавшие сайты Cian, Avito, Irr. В некоторых региональных центрах бывают неплохие местные платформы — можете попробовать поискать и через них.

Специально набросал памятку — почитайте.

Ремонт

Подписали договор аренды? Надеюсь, что внимательно его читали и выбили хорошие арендные каникулы. К моменту подписания желательно иметь строительную бригаду и архитектурный план вроде этого.

Очень хорошо, если вы имеете хотя бы малейшее представление о ремонте. Если нет, то мне вас очень жаль. Вы даже не догадываетесь, что может произойти и как вас могут развести на всех этапах стройки. Не будет преувеличением, если скажу, что содрать могут пару лишних миллионов рублей.

Контролируйте каждый шаг горе-строителей. СРО, сертификаты и заверения не спасают. Трехлетний опыт ведения бизнеса в данной сфере говорит о том, что есть два типа сверхненадежных людей: строители и дизайнеры. Разница лишь в том, что на вторых вы теряете чуть меньше денег. Сразу же пропишите всевозможные штрафы, потому что день простоя в ремонте будет стоить вам 4−8 тысяч рублей.

Закажите мебель — доставка идет недели три. Если привезут что-то не то — не удивляйтесь, это нормально.

Налаживание бизнес-процессов

Тут вроде как нельзя материться, поэтому скажу следующее: если вы думаете, что ремонт — это самый ад, то сильно ошибаетесь. Войны с персоналом, отсутствие воды и базовых хозтоваров, неправильная эргономика и протечки кофемашины, пьяные гости, налоговые проверки, поломка сантехники, нестабильный интернет и адские закупочные цены — много всего. Лучше все-таки обратиться к консультантам.

Раскрутка

Смешно и грустно наблюдать порочный круг, при котором отсуствие бюджета на рекламу ведет к убыткам и отсутствию бюджета на все остальное, а потом и к закрытию. Экономьте на персонале, еде, ремонте — да на чем угодно, но только не на рекламе. Плохо все работает — плевать, если есть клиент. Допилите заведение в процессе, но сначала приведите клиента.

Сложно сказать, с чего нужно начать: слишком уж обширен вопрос. Огилви тут вряд ли поможет, разве что Левитас. А вообще, лучше всего вбить в Google название крупнейших игроков на рынке и посмотреть, что делают они.

Удачи всем!

Как вы научились кодить

Леван Квирквелия, программист

Мое влечение к компьютерам началось в самом детстве. Мне повезло родиться в 1999 году: с самого детства у меня был компьютер, с которым я очень дружил. Сначала это был MS-DOS, который сосед впарил моим родителям за копейки в качестве игрушки. Потом уже был «нормальный» компьютер с Windows на борту.

В детстве я всегда увлекался техникой, любил все разбирать (иногда собирать), моими любимыми игрушками были набор юного электрика, LEGO, куча электрохлама. И вот сижу я, пятилетний мальчик, во всяких интернетах и понимаю, что очень хочу создать сайт. В моем окружении никто не знал, как это делать, поэтому это тянулось до первого урока информатики.

Во втором классе, когда я спросил об этом учительницу информатики, она сказала: HTML. С этим странным словом я пошел домой, а совсем скоро принял ужасное решение — пошел в книжный магазин.

Книги я не любил, да и сейчас не люблю, поэтому выбрал самую тонкую книгу, на обложке которой было это слово, — «HTML и CSS для создания Web-страниц» Э. Кастро. Круто звучит да? Дома я скачал нужные программы, попробовал, поигрался. Свой первый сайт, который был выпущен в «продакшн», я сделал на прекрасном Narod.ru, («Яндекс», без тебя не было бы меня).

Сайт был ужасен: это было несколько ссылок списком, которые ведут на разные страницы с фотками, историями. Мне сейчас очень стыдно не за сайт, а за его содержание: он был про мальчика из нашего класса, который всех задирал и бесил. Я сделал сайт именно на такую тему, потому что мне хотелось вызвать активность в классе, чтобы мой сайт смотрели. Люди говорили, что это классно, весело и я молодец. Сайт я вскоре удалил, совесть замучила, но тот парень про него так и не узнал. Прости, если что.

Эта история показывает лишь одно: во втором классе я научился понимать, что нужно людям.

Дальше пошло развитие. Я постоянно хотел изучить все больше, хотел сделать свой сайт круче, хотел быть нужным, хотел зарабатывать на этом, я хотел быть молодцом.

Постепенно дошел до изучения PHP, JS. Просто однажды взял, открыл сайты и начал изучать. Первый сайт (CMS) на PHP я сделал в 2012 году, прошло довольно много времени, так как для создания сайта хватало и uCoz. Совершенно не жалею, что потерял на нем много времени: я получил огромный опыт, я изучал, что людям нравится, что чаще смотрят, я развивался в направлении бизнеса, узнал 1000 вещей, которых делать не надо, и в будущем это очень хорошо сказалось.

Дальше я развивался как программист: два года искал себя, изучал Java, C++. Еще за два года было много чего создано. Я сделал огромное количество проектов, которые не «выстрелили» (ничего тогда не раскручивал, не было денег), заработал первые 100 тысяч на заказе сайта от родственника.

В итоге я нашел себя. Я понял, что больше всего на свете мне нравится:

  • делать крутые проекты, связанные с ИТ;
  • делать полезное людям;
  • быть молодцом (расшифрую: мой продукт лучший, все должны офигевать от него).

В январе 2014 года, в 14 лет, я выпустил свое первое популярное приложение — «умный» электронный дневник, — которое потом закрыл в апреле из-за давления законов. Об этом даже статья есть.

Оно не приносило денег.

В июле 2014 года я запустил онлайн-«создавальщик» интернет-магазина для игровых серверов. Это было точное попадание в цель. Без реклам, мам, пап, кредитов начал получать стабильно 30−40 тысяч рублей в месяц. (медианный заработок — 30 тысяч).

Потом проект закрыл: дальше 30 тысяч в месяц он не рос, а работы требовал все больше. На тот момент я захватил 90% серверов для игры Rust. Во «ВКонтакте» была 71 тысяча упоминаний сайта.

В 2015 году начал возрождать проект с дневником. Почему — думайте сами. У него на данный момент 25 тысяч активных пользователей, и дальше все будет очень хорошо. Я молодец, и я счастлив от этого.

Как «отжать» бизнес у партнера

Станислав Соколов, юрист, специализируется на предпринимательском праве

Здесь может быть масса сценариев, универсальной формулы нет. Только если партнер не ведет никакой деятельности в компании, не следит за ней, а другой партнер активен, во всем участвует и подсовывает ему всякие бумажки на подпись — тогда, наверное, можно у него бизнес перетянуть, установив корпоративное влияние. Полностью лишить доли сложно — есть механизм лишения через суд. Если один партнер в бизнесе не участвует, то второй может обратиться в суд с просьбой лишить его доли. Такое возможно по закону, но судебной практики предельно мало, и суды, как правило, на стороне тех, у кого долю отжимают.

Основная идея в том, что вы должны перетянуть долю у партнера — может быть так, что партнер остается в компании, но влияния у него никакого нет, потому что долю его размыли. Например, в фильме «Социальная сеть» именно это и было сделано: они выпустили большое количество акций, внесли большой денежный вклад, а сооснователь подписался под тем, что доля размывается.

Возможно такое развитие событий: уставной капитал — 10 тысяч рублей. У одного 5000, и у другого столько же. Однажды происходит увеличение уставного капитала: один партнер вносит 150 тысяч, а нерадивый второй партнер подписывается и вносит 1000 рублей (все это по номинальной стоимости). Что мы имеем в итоге? Доля в уставном капитале одного партнера составляет 155 тысяч, а второго — 6000, и это пропорционально долям. У первого — 90% акций, контрольный пакет, а второй никак не может влиять на большинство ключевых решений.

Очень много зависит от устава: при определенном уставе второй партнер, имея минимальное количество акций или долей, все равно может блокировать и контролировать деятельность компании. Например, в уставе может быть формулировка «Принять решение единогласно» по определенным вопросам — например, по заключению сделок свыше чем на 100 тысяч рублей. Поэтому можно с самого начала предусмотреть в уставе все способы защиты.

А бывает, как в 1990-х: приходят и заставляют подписать договор купли-продажи доли. И все.

#школьники #альфа_банк #личный_опыт #программирование #школьник_стартапер #The_Question #ответы_The_Question #Jeffrey_s_Coffee

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления