[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Кошельник", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f_\u0443\u0441\u043f\u0435\u0445\u0430","\u0432\u043e\u043b\u043a_\u0441_\u0443\u043e\u043b\u043b_\u0441\u0442\u0440\u0438\u0442","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f_\u043a\u043e\u043c\u043f\u0430\u043d\u0438\u0438","the_virgin_group","\u0434\u0436\u043e\u0440\u0434\u0430\u043d_\u0431\u0435\u043b\u0444\u043e\u0440\u0442","steve_madden_shoes","\u043a\u0430\u043a\u044d\u0442\u043e\u0431\u044b\u043b\u043e"], "comments": 19, "likes": 60, "favorites": 45, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "16928" }
Дмитрий Кошельник
50 888

Биография «волка с Уолл-Стрит»: на чем зарабатывал и за что был осужден Джордан Белфорт

Обозреватель vc.ru изучил биографию Джордана Белфорта, который прославился хитроумными обманными схемами заработка, большими тратами и рискованными развлечениями. Белфорт написал о своей жизни две книги, по которым Мартин Скорсезе снял фильм, вышедший в 2013 году.

Имя Джордана Белфорта сейчас известно по всему миру, но в первую очередь не из-за репутации или запоминающегося прозвища, а благодаря фильму с Леонардо Ди Каприо в главной роли. Безусловно, в фильме присутствует художественное преувеличение, но голливудские сценаристы сумели передать дух того времени и личность самого предпринимателя. Джордан не задавался целью изменить мир к лучшему, но, похоже, искренне считал, что может сделать свою жизнь и жизни своих сотрудников ярче и богаче.

Ранние годы Джордана Белфорта. Первый бизнес и работа в качестве брокера

Джордан Белфорт не мечтал всю жизнь стать брокером — до этого ему пришлось пройти достаточно длинный путь. Родился он в 1962 году в Нью-Йорке в семье бухгалтеров. О детстве Белфорта известно не так уж много, но, судя по всему, он уже тогда демонстрировал способности продавца. Например, известно, что с 17-летнего возраста он летом продавал мороженое на пляже, перед этим приобретая его по сдельной цене. В день он зарабатывал от $250 до $500.

В восемнадцать лет у Белфорта появился еще один небольшой бизнес — продажа ожерелий из ракушек. Его прибыль составляла $200 в день, и это если учесть, что он платил зарплату трем работникам — мальчишкам немного младше его самого. За день общий доход от двух предприятий достигал внушительной суммы.

После окончания школы Джордан получил степень по биологии, окончив American University. Затем он поступил в Baltimore College of Dental Surgery на стоматолога, но продержался в учебном заведении всего день. Дело в том, что декан во время приветственной речи перед студентами заметил, что лучшие времена стоматологии прошли и сейчас эта профессия редко кого-то делает богатым, разве что гарантирует комфортную жизнь. Белфорт немедленно утратил мотивацию и ушел из колледжа.

В 23 года Белфорт решил запустить свое дело. Зная о собственных способностях продавца, он начал торговать мясом, поочередно переходя из дома в дом. Сначала он работал на компанию, а потом вместе с другом начал свой бизнес по продаже мяса и морепродуктов. Они расширили целевую аудиторию с частных клиентов на рестораны и другие более крупные заведения.

Особого успеха компания не добилась, в 1987 году Джордан даже думал ее закрыть. Но тут он узнал, что поставщики согласны предоставлять продукцию в кредит. Белфорт решил расшириться, взял в аренду 26 грузовиков, а также получил несколько кредитов. По другой версии, он взял несколько займов под 24% годовых, чтобы приобрести грузовики.

После этих операций компания оказалась глубоко убыточной, но Белфорт не беспокоился: поставщики ждали выплат в конце месяца, а деньги с продаж он получал каждый день. Ловко манипулируя средствами, Белфорт попутно пытался поменьше платить по счетам. Иногда он даже прямо заявлял поставщикам, что им лучше согласиться на часть суммы и увеличение кредита, иначе деньги не вернутся.

Долго так продолжаться не могло, и компания разорилась, а сам Белфорт оказался по уши в долгах. Ему постоянно названивали с угрозами кредиторы — начиная с American Express и заканчивая телефонной компанией.

Другой человек в подобной ситуации мог бы потерять самообладание, но Белфорт начал искать выход. Он решил стать брокером. Уолл-Стрит выглядела денежным местом, а Джордан был отличным продавцом. По протекции друга семьи он отправился на собеседование в компанию Rothschild L.F., работавшую на рынке с 1899 года. К клану Ротшильдов компания не имеет отношения, просто основатель был их однофамильцем.

Кроме Белфорта, на собеседовании было более 20 кандидатов,так что ему нужно было придумать, как произвести впечатление. Стивен Шварц, собеседовавший Джордана, был поражен кандидатом, попытавшимся продать ему акции. На такую дерзость не решился ни один другой соискатель, поэтому Белфорт произвел нужное впечатление и получил работу дозвонщика. Этот маневр во многом предопределил дальнейшее продвижение Белфорда в компании: на него обратили внимание с самого начала работы.

Первый день работы Белфорта отлично описал он сам в автобиографии и воспроизвел режиссер в фильме. Босс по фамилии Скотт в презрительной манере объяснил новому сотруднику его обязанности — дозваниваться до потенциальных клиентов и передавать трубку начальнику. Дальше Белфорт познакомился с Марком Ханной, который и дал ему совет по улучшению работоспособности и релаксации — наркотики, услуги девушек легкого поведения и самоудовлетворение. Кстати, Ханна позже будет работать в компании Белфорта Stratton-Oakmont.

Несмотря на первый шок от того, как в реальности выглядит работа на Уолл-Стрит, начиная с нецензурных выражений и заканчивая образом жизни, Джордан быстро втянулся в эту жизнь и уже через полгода получил брокерскую лицензию.

Его первый рабочий день в качестве брокера выпал на 19 октября 1987 года — так называемый черный понедельник, когда индекс Доу-Джонса упал на рекордные 22,6%. Событие повлияло на Белфорта, и ему пришлось сменить несколько компаний. По версии Forbes, среди них были D. H. Blair и F. D. Roberts Securities.

Последней стала Investors Center — относительно небольшая компания, меньше чем с тысячей сотрудников, торговавшая «мусорными акциями». Их стоимость составляла не больше $5 (в некоторых источниках менее $1), но зато брокеры получали до 50% комиссии.

Белфорт, несмотря на первоначальный скептицизм, быстро влился в коллектив и стал зарабатывать по $70 тысяч в неделю. Долго здесь проработать не удалось: Investors Center в 1989 году закрыли по решению Комиссии по ценным бумагам и биржам.

Один из первых звонков Белфорта в компании, так ярко показанный в фильме Скорсезе, был несколько курьезным. Джордан попытался продать акций на полмиллиона долларов шляпнику с доходом в $30 тысяч в год. Но и этот клиент от него не ушел: Белфорт убедил его приобрести акции на доступную для него сумму.

Создание Stratton-Oakmont. Подход к продажам и стратегия заработка

Закрытие Investors Center стало для Белфорда началом собственного дела. В 1989 году они вместе с Дэнни Порушем и Кеннетом Грином основали компанию Stratton-Oakmont. Имя было куплено по франшизе у компании Stratton-Securities, которая работала на рынке около 10 лет, но была строго институциональной. Выбор был обусловлен сравнительно небольшим размером компании и незапятнанной репутацией.

Изначально Белфорт получал 70% созданной компании, а Грин — 30%. Поруш стал акционером несколько лет спустя, и ему досталось около 20%. Офис Stratton большую часть времени ее существования находился на Лонг-Айленде.

Стоит остановиться на том, как Белфорт на первых порах подбирал себе персонал. Он умел производить на людей впечатление, и первые его сотрудники и компаньоны были связаны с прошлыми начинаниями предпринимателя. Например, Грин работал водителем в мясной компании Белфорта, а позже в Investors Center. Поруш был стажером Джордана и жил с ним по соседству. Еще одним из первых партнеров Белфорта был Эндрю Грин, который к Кеннету не имел никакого отношения. В отличие от остальных, он был дипломированным юристом и другом детства Джордана. Грин возглавлял финансовый отдел.

Позже персонал Stratton пополнился бывшими сотрудниками Rothschild и другими кандидатами, начиная с неудачливых студентов и заканчивая желающими быстрых денег. В автобиографии Белфорт дает яркие портреты каждого из своих партнеров, иронично описывая их пристрастия и подход к работе. В первый период в компании работало около 20 человек. Изначально их было всего восемь, но штат быстро расширился.

Белфорт, уже знакомый с разными сторонами брокерской деятельности, начиная со вполне законных сделок с акциями в Rothschild и заканчивая продажей «мусорных» акций в Investors Center, взял на вооружение все полученные знания. Сначала он просто продавал дешевые акции, но позже из желания быстрее заработать изменил модель.

Компания переориентировалась на богатых людей. Сначала брокеры предлагали им ценные бумаги надежной компании — Eastman Kodak, а позже начинали сбывать акции мелких фирм. Работали по «холодному» прозвону. Первое время сотрудников обучал сам Белфорт. Вся речь, которую требовалось произносить четко и с нужной интонацией, была записана на листке. Белфорт напоминал, что у богачей достаточно денег для крупных сделок, их нужно просто убедить купить акции.

Первой компанией, на которой был опробован такой способ, стала Ventura. Ее акции стоили $6 при покупке и $5 при продаже, а Белфорт со своей оригинальной схемой получил их по $2. Первым испытателем схемы Белфорта стал Поруш, который за один телефонный звонок получил $20 тысяч комиссионных. Когда подключились остальные брокеры компании, началось безумие: комиссионные поступали так быстро, что пришлось нанять еще и отца Белфорта, чтобы тот навел порядок в бухгалтерии. Клиринговый агент не успевал обрабатывать сделки и просил снизить темпы.

В это же время Белфорт смог полностью выкупить Stratton. Официально сумма сделки составила около $250 тысяч, но предприниматель утверждал, что глава компании Джим Таормина сам предложил выкупить у него за один доллар и согласился стать старшим трейдером.

Уже в конце 1989 года на компанию Белфорта обратили внимание контролирующие органы. Национальная ассоциация дилеров ценных бумаг наложила на нее взыскание, но это ничего не поменяло. Бизнес-модель Белфорта не ограничивалась продажей «мусорных» акций — он охотно использовал стратегию, известную как «накачка и сброс». Владея весомой частью акций компаний, он при помощи слухов провоцировал рост их цены, а когда стоимость достигала пика, сбрасывал. Клиенты теряли деньги — Белфорт зарабатывал миллионы. Естественно, формальными владельцами акций были подставные люди, а не он сам.

Примером подхода Stratton-Oakmont к ведению бизнеса может стать серия сделок с компанией Ventura Entertainment Group, которая представлялась клиентам как прибыльная, а по документам была основана в день выхода на биржу. Белфорт и его брокеры обещали вторую эмиссию акций. Тут сотрудники Stratton-Oakmont не соврали, единственной проблемой стало то, что за этим последовало объявление об убытке почти в $460 тысяч.

Сам Белфорт отмечает, что не все клиенты теряли деньги по его вине, многие потерпели убытки уже после его ухода из компании. В то же время он не отрицает мошеннических схем. По его словам, успех компании принесли два фактора: во-первых, вера в то, что обеспеченные люди, несмотря на знания и опыт, все же любят рискнуть и поверить в «журавля в небе». Во-вторых, Белфорт был уверен, что может любого человека сделать прекрасным продавцом. Сам он говорит, что людей без образования было учить гораздо легче.

Обучая сотрудников вести телефонные разговоры на «холодном» рынке, Белфорт постоянно напоминал, что главная их обязанность с самого прихода на работу и до окончания дня — набирать номер и звонить, не обращая внимания, что секретарши не допускают их к разговору с боссом, да еще и отказывают в грубой форме по 50 раз на дню. При случае каждому сотруднику напоминали, что, если он устал или у него нет настроения, — это не проблема, на его место есть уже более 20 желающих.

Еще одним методом поднять боевой дух персонала были мотивационные выступления Белфорта, так называемые летучки. Белфорт признается: даже самые блестящие брокеры, получавшие много выгоды от сделок, время от времени задумывались о том, что заставляют людей делать невыгодные приобретения. «Летучки» помогали успокоить совесть сотрудников и настроить их на нужный лад.

Возраст сотрудников Stratton-Oakmont редко превышал 30 лет. Здесь работали в основном молодые люди, жадные до быстрых денег и считавшие Белфорта чуть ли не мессией. Благодаря его тренировкам и царящей в компании атмосфере соперничества брокеры действительно отлично зарабатывали.

Сам Белфорт в автобиографии утверждает, что у него в компании хватало молодых людей, которые приобретали особняки, но ночевать все еще предпочитали дома у родителей. Слухи о таких успехах быстро распространялись, и от соискателей не было отбоя. Белфорта считали волшебником, создающим деньги из ничего.

Белфорту не навредила даже вышедшая в 1991 году статья в Forbes, в которой его обозвали «испорченной версией Робин-Гуда, который отбирает деньги у богатых, но оставляет их себе и своим брокерам». Ключевым здесь было слово «деньги», поэтому кандидатов меньше не стало. Сам Белфорт был озадачен статьей, но решил, что публикация о нем в Forbes — это успех.

В будущем Джордан привыкнет к критике, которая преследовала его самого и его компанию. При этом дела Stratton-Oakmont шли отлично, и Джордан в 1991 году разъезжал на Ferrari за $170 тысяч.

Компания быстро увеличивала персонал: число сотрудников вскоре достигло 1100 человек, формировалась знаменитая «корпоративная культура»: наркотики, девушки легкого поведения и другие одиозные способы релаксации. Сам Белфорт говорит, что в брокерских конторах все это действительно было в порядке вещей.

Среди прочих развлечений брокеры занимались тем, что пинали карликов, причем делали это на специальных матах, выбрав для этой цели пять лучших сотрудников. Были и другие подобные развлечения — Белфорт красочно описал их в своих книгах.

Молодых людей пытался урезонить отец Джордана, получивший прозвище «Безумный Макс»: кроме ведения бухгалтерии, он был еще своего рода надзирателем, причем во многих случаях наблюдать ему приходилось за топ-менеджментом компании. Сам Белфорт, рассказывая об отце, отмечает его умение складно ругаться, ненависть к телефонным звонкам и привычку хранить в автомобиле бейсбольную биту на случай, если кто-то займет его парковочное место.

Похоже, именно Макс Белфорт во многом помог Stratton-Oakmont дольше оставаться на плаву. В частности, он не позволял записывать безумные траты на развлечения как бизнес-расходы, вместо этого выставляя счета руководству.

С ростом Stratton-Oakmont Белфорт расширял свою империю за счет дочерних компаний, среди которых числились Biltmore Securities и Monroe Parker Securities. Даже после ухода Белфорта из Stratton-Oakmont они выплачивали ему по миллиону долларов в месяц.

Белфорт зарабатывал огромные деньги и жил на всю катушку. Обучение у Ханны, а также его любовь к авантюрам и развлечениям начали влиять на ежедневную жизнь Джордана. Он пристрастился к наркотикам, в частности к медицинским препаратам ксанаксу и метакваллону (квалуду) и к разным болеутоляющим. Причиной отчасти стала травма позвоночника, из-за которой Белфорт несколько раз окажется на операционном столе. Его жизнь стала постоянной вечеринкой, которая могла начаться или продолжиться на работе.

Знакомство с Сорелем и отмывание денег

В 1993 году, когда за финансовые преступления арестовали одного из первых учителей Белфорта Альвина Абрамса, Джордан задумался о защите своего состояния. Он зарабатывал чуть ли не $50 миллионов в год, переживать было о чем.

Кстати, Абрамс после ареста согласился сотрудничать со следствием и под прослушкой ФБР позвонил Белфорту — якобы чтобы вспомнить былые времена. Правда, до этого он сам же научил Джордана, как определить, не собирается ли человек тебя подставить, так что у властей ничего не вышло. Белфорт выкупил долю Абрамса в их общих сделках, но переживал, как бы учитель не заложил некоторые его операции.

Вместе с Дэнни Порушем и финансовым директором Dollar Time Group Гэри Камински, который имел связи среди банкиров в этой стране, Белфорт отправился в Швейцарию. Там они провели встречу с Жаном-Жаком Сорелем из банка Union Bancaire Privee. Беседа протекала примерно так, как представлено в фильме: Белфорт узнал, в каких случаях правительство США получит доступ к его счетам.

Получив нужные сведения, Джордан решил использовать подставное лицо. Изначально он подумывал взять кого-то из липовых владельцев своих акций, но они попадали в скандалы не реже, чем Джордан, и не подходили на эту роль. Тогда Белфорт обратил внимание на Патрицию Меллор — тетку его второй жены Надин Карриди, живущую в Англии. Сорель, к которому он обратился за консультацией, дал несколько советов — в том числе сделать Патриции карточку и позволить пользоваться счетами, чтобы они не казались «липовыми».

Судя по автобиографии Белфорта у банка была собственная структура подставных лиц, которую Сорель предлагал Джордану. Патриция легко согласилась на предложение Белфорта — в первую очередь из-за того, что это была авантюра в духе шпионских романов. Иногда эта версия, пусть ее и рассказал Белфорт, подвергается критике. В частности, есть сомнения, что Джордан объяснил Патриции все тонкости схемы, — вероятно, он просто открыл счет на ее имя, используя его в своих целях.

Закончив с этим, Джордан задумался, как получить доступ к своим деньгам, не привлекая лишнего внимания. Варианты, предложенные Сорелем, ему не понравились. Последний свел его с человеком по имени Роланд Фрэнкс, который специализировался на особом спектре услуг, среди которых было создание фиктивных компаний под видом законных с иностранным капиталом.

Главной причиной всех этих действий стал обход правила 144, которое разрешало продавать незарегистрированные акции, приобретенные при закрытом размещении, не раньше чем через два года после их покупки, да и то с определенными ограничениями. У иностранных инвесторов были лазейки в законе, которые позволяли обходить это правило. Белфорт считает, что само существование таких правил несправедливо по отношению к американским инвесторам и заставляет брокеров искать обходные пути.

С помощью лазейки он собирался вложить $3 миллиона, чтобы приобрести акции ритейлера Dollar Time Group, а потом в течение 40 дней продать их с выгодой для себя. Создать липовую компанию в Швейцарии и договориться с банкирами было половиной дела. Нужно было еще перевести деньги в эту страну и остаться незамеченными.

Как обычно, Белфорт нашел оригинальную комбинацию: он использовал жену и родителей одного из акционеров Stratton-Oakmont, а также одновременно поставщика метакваллона Тодда Гаррета. В первую очередь планировалось вывезти за границу $3 миллиона, а дальше партии предполагалось увеличивать. Кроме того, он уговорил подключиться к схеме свою тещу Сьюзен и Патрицию Меллор.

Не обошлось без происшествий — виноват оказался Дэнни Поруш, который должен был передать Гаррету Тодду около $1 млн. Встречу собирались провести в публичном месте, на парковке торгового центра. Вместо того чтобы сделать это как можно незаметнее, Поруш с Тоддом приехали в костюмах, а обмен осуществляли в черном Rolls-Royce.

Поруш, вопреки всем договоренностям, прибыл на встречу еще и в состоянии наркотического опьянения. Он привлек внимание парковщиков супермаркета, те подумали, что водитель автомобиля пьян, и вызвали полицию. Во время передачи денег Тодд на нервах начал угрожать Порушу пистолетом.

Дэнни успел провести обмен и уехать, а вот Тодда Гаррета полиция задержала вместе с оружием и деньгами. Ему не приписали отмывание денег — он проходил по обвинению в торговле наркотиками, но благодаря Белфорту его выпустили из тюрьмы под залог, да и доказать вину по этому делу было сложно.

IPO Steve Madden Shoes. Уход из Stratton-Oakmont

В 1993 году произошло всем известное первичное размещение акций компании Steve Madden Shoes. Ее глава Стив Мэдден, считавшийся оригинальным дизайнером обуви, был замешан в делах Stratton-Oakmont. В частности, он заработал несколько миллионов, будучи подставным лицом Поруша, с которым они с детства дружили.

Готовиться к IPO Steve Madden Shoes Белфорт начал заблаговременно, приобретя 85% компании по цене $500 тысяч. Через пару месяцев он продал 35% почти за ту же сумму, и половина компании оказалась его в руках совершенно бесплатно.

По закону Джордан не имел права владеть настолько большим процентом акций, а потому действовал он через подставное лицо — Стива Мэддена. Дизайнер подписал бумаги для гарантии, что в процессе он не забудет, чьи интересы представляет.

Компания Steve Madden Shoes тогда не была крупной, у нее был всего один фирменный магазин. Поэтому здесь, как и раньше, использовалась схема «накачка и сброс». Кроме Мэддена, Джордан использовал и других подставных лиц и в итоге заработал около $30 млн. Цены помогали взвинтить другие брокерские фирмы, которым Белфорт продал небольшую часть акций.

Полученную Джорданом сумму аналитики иногда оценивают скептически. Белфорт владел половиной компании, капитализация которой оценивается в $2,2 млрд. Подождав некоторое время, он мог бы получить гораздо больше денег и вполне законно.

И для Белфорта, и для Stratton-Oakmont год заканчивался на мажорной ноте. Кроме заработка и налаженных контактов в Швейцарии, еще и Комиссия по ценным бумагам и биржам (КЦББ) предложила сделку на $22 млн по иску, возбужденному в 1992 году. Теперь Белфорт мог отделаться штрафом в $2,5 млн.(в автобиографии он называет сумму в $3 млн). Конечно, такая перспектива ему не нравилась, ведь комиссия ничего не нашла и не доказала.

Сам Белфорт так объясняет историю своих взаимоотношений с КЦББ. Изначально комиссия надеялась иском распространить дурную славу о компании и привести к ее расформированию. Это не удалось благодаря тому, что Джордан контролировал своих сотрудников и сплотил их в единую команду.

У Белфорта была необычная для таких компаний целевая аудитория — богатые люди. Поданный иск на $22 млн обвинял Stratton-Oakmont в биржевых манипуляциях и в слишком агрессивной тактике продаж. На допрос вызвали 14 человек, из них только двое сознались в агрессивном подходе и в итоге получили запрет на деятельность, а остальные вышли сухими из воды.

Сделка с КЦББ для Белфорта означала формальное признание вины и запрет на профессию, но с этим пришлось смириться. Белфорт всеми силами пытался защитить себя, поэтому решил убедиться, что за него при случае не возьмутся другие структуры, в частности ФБР. Приблизительно в это же время он узнал об интересе к своей персоне со стороны бюро расследований.

Дальше Белфорт через своего консультанта Ричарда Бо Дитла вышел на бывшего агента ФБР, который помог узнать, кого заинтересовали его дела и что на него уже есть. Оказалось, что дело ведет агент Коулмэн и у него есть сведения, что Белфорт замешан в отмывке денег через швейцарские банки. Официальных обвинений еще не предъявили, но ситуация выглядела угрожающе.

В 1994 году Белфорт заключил сделку с КЦББ, параллельно продав свою долю Stratton-Oakmont Порушу за $180 млн. Затем, он начал работать в Steve Madden Shoes, где Стиву Мэддену явно не хватало присущей Белфорту предпринимательской хватки.

После ухода из Stratton-Oakmont: Steve Madden Shoes, тюрьма, написание книг и новый бизнес

Продолжалось следствие ФБР. Ситуация ухудшилась, когда в тюрьму без права выхода под залог попали Камински и Сорель. Последний фигурировал в деле, связанном с наркобизнесом, и согласился сотрудничать со следствием. Он знал достаточно, чтобы Белфорт отправился в тюрьму, но сразу до этого не дошло.

Несмотря на сложившуюся ситуацию, Джордан мог более или менее спокойно работать в Steve Madden Shoes. Дела в компании вскоре наладились: было открыто около 18 розничных магазинов, а продажи достигли отметки в $45 млн. Это не мешало Белфорту и Мэддену бороться между собой за власть над компанией.

Уйдя со Stratton-Oakmont, Джордан оставил ее фактически обезглавленной. Дэнни со своими функциями справлялся плохо, на компанию жестко давили правительственные органы, и в 1996 году фирма была закрыта. Этот шаг еще больше усложнил взаимоотношения Белфорта с Мэдденом: до этого Джордан мог надавить на своего партнера при помощи того, что тот искусственно поддерживал стоимость акций Steve Madden Shoes с помощью Stratton-Oakmont, а теперь этот рычаг пропал.

Образ жизни Белфорта не изменился, и его злоупотребление медицинскими препаратами и наркотиками никуда не делось. Это вылилось в несколько громких инцидентов, начиная от аварий за рулем автомобиля и заканчивая утонувшей яхтой «Надин», названной в честь жены предпринимателя.

В семейной жизни также были проблемы: дурные привычки давали о себе знать, и ссоры с женой участились. Несколько раз Белфорт оказывался в полиции из-за разборок с женой и в конце концов согласился на лечение. После курса и участия в различных обществах анонимных алкоголиков Джордан, казалось бы, пошел на поправку.

В 1998 году, когда, жизнь бывшего брокера наладилась, к нему в дом заявились агенты ФБР и задержали его по обвинению в мошенничестве и отмывании денег. После ареста Джордан узнал, что следствие тянулось так долго потому, что, несмотря на показания, Сореля никто из экс-сотрудников Stratton-Oakmont не хотел сдавать своего бывшего босса.

Джордану угрожало 30 лет тюрьмы. Усилиями прокурора, который представил Белфорта как бескомпромиссного мошенника, который дня не может прожить, чтобы не нарушить закон, залог составил $10 млн. После его освобождения под залог Надин сообщила, что подает на развод.

ФБР и прокурор, чтобы заставить Белфорта свидетельствовать, угрожали в противном случае выдвинуть обвинение против Надин. Чтобы избежать этого и уменьшить срок, Белфорт согласился сотрудничать. Делал он это своеобразно: сначала попытался предупредить одного из старых партнеров. Только усилиями адвоката сделка не была разорвана. В итоге Белфорту пришлось все же «сдать» нескольких своих бывших деловых партнеров.

В заключении он провел 22 месяца. Тюрьма не была строгой, на ее территории нашелся даже теннисный корт. По решению суда Белфорт должен был вернуть пострадавшим от его махинаций клиентам в общей сложности $110 млн — нужной суммы у него, похоже, не было, и он обязался отдавать половину своей прибыли пока окончательно не рассчитается.

В тюрьме Белфорт познакомился с актером Томми Чонгом, который убедил его выпустить мемуары. Так появились два бестселлера: «Волк с Уолл-Стрит» и «Охота на Волка с Уолл-Стрит», по мотивам которых был снят фильм. Актера на главную роль выбирал сам Белфорт. Кандидатов было двое: Леонардо Ди Каприо и Брэд Питт. Свой выбор Джордан объясняет желанием дать Ди Каприо «возможность оттянуться и повеселиться».

После оглушительного успеха книг Белфорт начал заниматься консалтингом, проводить тренинги для менеджеров по продажам и мотивационные семинары. Среди его клиентов — крупные компании из списка Fortune 500. В их числе была и Virgin Group: Ричард Брэнсон одним из первых заметил новый бизнес Белфорта и не только стал его клиентом, но и помог. Сейчас Белфорт приобретает акции, но исключительно для себя, рискуя своими деньгами. Судя по всему, ему удается на этом зарабатывать.

В 2013 году появились слухи, что Белфорт вернется в тюрьму из-за мошенничества с выплатами суммы компенсаций пострадавшим клиентам. Никаких действий предпринято не было, к тому же оказалось, что Белфорт готов в качестве компенсации отдать все деньги, полученные им от продажи книг и проката фильма, но ему препятствовали государственные органы.

Адвокаты Белфорта тем временем пытались доказать суду, что обязанность выплачивать 50% прибыли в качестве компенсации пострадавшим закончилась по истечении срока испытательного периода в 2009 году. По их мнению, сейчас необходимо разработать другую модель выплаты компенсации. Переговоры по этому поводу активно шли в 2013 году, но достоверной информации об их результатах нет.

Джордан Белфорт на долгие годы останется в памяти людей благодаря фильму «Волк с Уолл-Стрит». Сам он подчеркивает, что не делал ничего такого, чего время от времени не делали бы другие брокерские фирмы. Похоже, что Джордан закончил и с махинациями, и с прошлым образом жизни. Сейчас он успешно учит других тому, что лучше всего умеет сам, — продавать.

#история_успеха #волк_с_уолл_стрит #история_компании #The_Virgin_Group #джордан_белфорт #Steve_Madden_Shoes #КакЭтоБыло

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления