[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Кошельник", "author_type": "self", "tags": ["apple","twitter","\u0443\u043e\u0440\u0440\u0435\u043d_\u0431\u0430\u0444\u0444\u0435\u0442\u0442","\u0434\u043e\u043d\u0430\u043b\u044c\u0434_\u0442\u0440\u0430\u043c\u043f","\u0430\u043a\u0446\u0438\u043e\u043d\u0435\u0440\u044b","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f_\u0443\u0441\u043f\u0435\u0445\u0430","\u043a\u0430\u0440\u043b_\u0430\u0439\u043a\u0430\u043d","\u043c\u0435\u043d\u0435\u0434\u0436\u043c\u0435\u043d\u0442","netflix","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f_\u043a\u043e\u043c\u043f\u0430\u043d\u0438\u0438","\u043a\u0430\u043a\u044d\u0442\u043e\u0431\u044b\u043b\u043e"], "comments": 7, "likes": 20, "favorites": 19, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "17040" }
Дмитрий Кошельник
11 995

«Палач компаний»: как Карл Айкан сделал состояние в $16 млрд на враждебных поглощениях

Обозреватель vc.ru изучил биографию предпринимателя Карла Айкана, который прославился рейдерством и корпоративным шантажом. Айкан в разное время был акционером компаний General Motors, Motorola, Netflix и Apple, а в 2013 году его высказывание в Twitter привело к тому, что акции Apple за день подорожали на 3,8%.

Ранние годы Карла Айкана

Карл Селиан Айкан родился в 1936 году в Бруклине, но детские его годы прошли в другом районе Нью-Йорка — Квинсе. Отец Карла долго вынашивал идею стать оперным певцом, но не добился цели и пошел работать певчим в синагоге, а также преподавал в школе. Мать будущего инвестора была учительницей в государственной школе. Среди своих родных Айкан больше всего уважал дядю Эллиота Шнелля — богатого бизнесмена.

Карл был способным мальчиком, но прославился другими увлечениями. Он обожал бокс, и в спортивной секции, где занимался, был известен вспыльчивым характером. Еще одним его увлечением стал покер. Есть популярная история, что Карл, работая в пляжном клубе, наблюдал, как играют в покер обеспеченные участники клуба, и понял, что мог бы их обыграть. Затем подросток действительно сыграл с ними в покер и выиграл деньги, которых хватило на оплату половины обучения в Принстонском университете.

В Принстоне специальностью Карла была философия, в 1957 году он получил степень бакалавра. В университете он прославился как блестящий шахматист. Дальше была попытка закончить медицинский факультет Нью-Йоркского университета. Поступать сюда Айкан не хотел, но поддался на уговоры матери. Молодой человек продержался здесь 2,5 года, после чего покинул учебное заведение — судя по всему, из-за легкой формы ипохондрии. После этого Карл отправился служить в армию.

Вернувшись, он задумался, на чем можно сделать состояние, и начал работать брокером в фирме Dreyfus and Company. Устроится сюда ему помог Шнелль. Эта работа была лишь стартовой точкой в карьере, задерживаться здесь надолго Карл не собирался. Он решил испытать свои способности, вложив $4 тысячи, которые выиграл в покер в армии, и заработал $30 тысяч.

В 1962 году рынок обрушился, и Айкан потерял деньги. Пытаясь восстановить положение, он стал работать чуть ли не круглосуточно и приблизительно в этот момент нашел себе новое поле деятельности — торговлю опционами. Чтобы занять эту нишу, он перешел в компанию Tessel Patrick and Company. Там молодой человек познакомился с Джозефом Фрейлихом и Дэниэлом Каминером — в то время они, похоже, были единомышленниками и отлично зарабатывали на опционах.

В 1964 году троица перешла в компанию Gruntal, где их усилиями был создан отдел опционов, быстро ставший прибыльным. Айкан выделялся на фоне коллег умением найти перспективные возможности и склонностью к азартным играм.

Начало своего дела. Создание Icahn & Company

Чтобы начать свое дело, Айкану требовалось около $400 тысяч для покупки места на фондовой бирже NYSE — и ему снова помог дядя, предоставив необходимую сумму. В 1968 году Айкан стал независимым игроком, создав фирму Icahn & Company. Шнелль получил 20% акций и отлично зарабатывал на сделках племянника. В 1974 году Айкан вернул себе долю Шнелля, о чем тот впоследствии пожалел. Иногда, встречается версия, что Карл в 1968 году владел капиталом в $150 тысяч и вложил его в свою фирму.

Вместе с Айканом из Gruntal ушли Фрейлих, Каминер и Голдсмит, которые на первых порах стали партнерами. Еще одним приобретением Карла был Альфред Кингсли — блестящий аналитик, который длительное время считался его правой рукой. Вместе они создали оригинальную нишу, объединив арбитраж с опционами, — сложные манипуляции приносили хорошие деньги.

Впрочем, Айкан сразу хорошо себя зарекомендовал и постепенно отделался от партнеров. От стартовой команды остался только Фрейлих, у которого был 1% акций. К началу 1980-х вся власть была в руках Айкана. В 1973 году из фирмы ушел Кингсли. Сам он ссылается на усталость и бешенный ритм работы, но те, кто знал ситуацию изнутри, предполагают, что причина была в низкой зарплате и в отсутствии перспективы стать партнером.

Айкан не собирался делиться властью ни с кем, независимо от ценности сотрудника. Он говорил, что человеку, который хочет завести на Уолл-Стрит друга, лучше всего обратить внимание на собак.

Кингсли ушел ненадолго и в 1975 году вернулся, предложив боссу работать на рынке так называемых недооцененных компаний. Начав работать в этой сфере, Айкан продемонстрировал не только амбициозность, но и безжалостность. Из всех существующих подходов он избрал один из самых жестких и неоднозначных — greenmail, или корпоративный шантаж.

Суть greenmail заключается в том, что предприниматель приобретает блокирующий пакет акций и входит в совет директоров компаний. После этого новоявленный владелец акций требует выкупить его долю за более высокую цену, угрожая в противном случае всячески мешать работе компании или начать ее враждебное поглощение. Айкан стал использовать этот подход одним из первых и преуспел: он был неумолим и знал, как надавить на руководство.

Одной из первых громких сделок Айкана стало приобретение 25% Highland Capital Corporation в 1976 году. Он уже готовился начать переворот в компании, когда ее руководство предложило внушительную сумму отступных и выкупило долю его акций.

Следующим Айкана заинтересовал инвестиционный фонд недвижимости ( REIT) Baird and Warner. На первый взгляд фонд казался убыточным, но это было не совсем так: на доверие к подобным фондам и стоимость акций в то время плохо повлиял кризис. После захвата контроля Айкан переименовал фонд в Bayswater и вывел его из категории REIT — теперь организация специализировалась на вложениях в публичные компании и некоторые виды недвижимости.

В это же время Карл атаковал семейную компанию Tappan, производившую духовки и другую кухонную технику. Акции Tappan стоили половину реальной цены. Заполучив необходимую для вхождения в совет директоров долю, Айкан принялся наводить свои порядки. Вскоре он нашел подходящего покупателя акций — шведскую Electrolux, — который готов был заплатить за долю Айкана в два раза больше. Айкан приобрел акции по $7,5 за штуку, а продать мог по $18. Подергав за ниточки, он смог заставить совет директоров согласиться на слияние.

Блестящие действия Айкана поразили даже главу Tappan Дика Таппана, и он вошел в число инвесторов Icahn & Company, на чем Айкан заработал около $2,7 млн. Следующей его целью стала Saxon Industries, выпускавшая копировальные машины. Айкан приобрел около 9,5% ее акций, после чего принудил совет выкупить его долю выше рыночной цены и заработал $2 млн.

От Hammermill до Petroleum

В 1979 году Айкан сразился с компанией Hammermill Paper Company. Он заполучил около 9% акций, но в этот раз все оказалось не так легко. Глава Hammermill Дюваль не собирался соглашаться на условия Айкана: из своих источников он знал, что у него имеется не больше $20 млн, чего не хватило бы на покупку компании или ее контрольного пакета. Дюваль прямо сказал, что не собирается выкупать акции и продавать компанию, а также не допустил вхождения Айкана в совет директоров.

Карл попытался провести голосование, но проиграл. Вдобавок всплыл факт о том, что он использовал акции, взятые взаймы. На встрече Дюваль обращался с ним как с мошенником и угрожал рассказать о методах его деятельности в крупнейших изданиях, в том числе в The Wall Street Journal. Дело набирало неприятный оборот, и Айкан пошел на мировую. В итоге они договорились о том, что Hammermill получит первоочередное право на выкуп акций и заплатит около $750 тысяч сверху.

Выглядело это как поражение, но к 1980 году цена акций Hammermill выросла, и Айкан заработал около $9 млн плюс еще $750 тысяч. Кстати, получение этих отступных было для Айкана принципиальным: отказаться от них из-за того, что инвестиция стала прибыльной, означало бы его слабость.

Несмотря на репутацию успешного корпоративного рейдера, денег на крупные сделки Айкану пока не хватало. Впрочем, репутация тоже сыграла свою роль: о способностях Айкана прознали другие финансисты, с готовностью предоставлявшие необходимые ему деньги. Первой из жертв Айкана, ощутивших изменение ситуации,в 1982 году стал ритейлер Marshall Fields. Карл начал действовать, получив 10% акций, но уже через неделю в его руках оказалось почти 20% и тем временем он выбил еще один крупный кредит.

Руководство Marshall Fields попыталось подать иск, ссылаясь на то, что Icahn & Company нарушает федеральный закон о ценных бумагах, и даже вменило Айкану вымогательство: якобы он инвестировал в покупку акций деньги, полученные таким путем.

Чтобы подтвердить этот факт, адвокаты Marshall Fields представили список нарушений и конфликтов фирмы Айкана за 10 лет. Эффекта не было: Айкан продолжил наращивать свою долю акций, а заодно взял еще один кредит. Руководство Marshall Fields не выдержало и вынужденно провело слияние с Batus. Icahn & Company на этой сделке получила $17,6 млн.

Айкана такой исход не устроил, да и сама сделка была недостаточно крупной. Из битвы за Marshall Fields он извлек несколько ценных уроков. С этого момента одним из условий, которые он выдвигал к потенциальным партнерам, стало требование полного контроля без их вмешательства вне зависимости от ситуации.

В 1980-е годы Айкан продолжил активно работать, осуществляя нападения на компании: American Can, Owens-Illinois, Dan River, Gulf+Western и многие другие. Каждая из сделок приносила прибыль, но особого внимания заслуживает Dan River: жители города, где располагалась компания, помогали ее защитить, приобретая акции. Даже такое вмешательство не помешало Айкану получить около $14,3 млн прибыли.

В 1984 году Айкан неожиданно для многих приобрел производителя вагонов ACF. Дело в том, что в середине 1980-х годов против корпоративного шантажа были настроены и общественность, и конгресс. Вдобавок Айкан хорошо понимал перспективы покупки недооцененных компаний. По его расчетам, такое приобретение позволило бы легко рассчитаться с долгами, продав часть активов.

ACF обошлась Айкану в $410 млн, из которых $225 млн он занял у банка, а остальную сумму получил благодаря маневру с продажей филиала самой ACF, который он сумел провернуть до покупки компании.

В 1985 году Айкан принялся бороться с Philips Petroleum, для чего привлек около $8 млрд. Эти деньги ему обязалась собрать компания Drexel Burnham Lambert, занимавшаяся «мусорными облигациями»; на первых ролях в ней был знаменитый Майк Милкен.

Покупать Philips Petroleum Айкан не хотел, к тому же руководство компании на случай враждебного поглощения предусмотрело план рекапитализации и «ядовитую таблетку» — комплекс действий, которые наделяли акционеров огромными привилегиями и делали компанию куда менее привлекательной для потенциального захватчика.

До «таблетки» дело так и не дошло. Избранным методом защиты стал план рекапитализации, который акционеры сначала не приняли, но руководство его пересмотрело, что дало все шансы защититься от Айкана. Тот был вынужден пойти на переговоры и получил около $50 млн, но поставленных целей все же не достиг.

Захват Trans World Airlines и последствия руководства Айкана

Приобретая репутацию в деловом мире, Айкан все меньше хотел идти на переговоры и вынуждать платить ему за невмешательство. Гораздо интереснее и прибыльнее было прибрать компанию к рукам. Изменение подхода плачевно сказывалось на компаниях, которые попадали в распоряжение Айкана: он выдавливал из них все соки в угоду своему заработку и не стремился их развивать.

Эти изменения ощутила на себе компания Trans World Airlines, в то время переживавшая не лучшие времена. Айкан был раздосадован относительной неудачей с Philips Petroleum и решил заполучить TWA. Ее руководители, узнав об интересе со стороны Айкана, сначала не восприняли его всерьез, но скоро доля акций Айкана достигла 20%, и TWA была вынуждена готовить защиту.

Адвокаты компании подали на захватчика несколько исков, на него натравили прессу и попытались настроить против него конгресс. Однако во время слушаний Айкана признали заслуживающим доверия. Это стало возможно после того, как предприниматель публично отказался от распродажи самолетов и других активов TWA, а также прекращения рейсов на территории США. От этих первоначальных планов его отговорили сами руководители TWA. Айкана не сдерживал суд, и он продолжил увеличивать свою долю в Trans World Airlines.

Руководство компании пошло на крайние меры, начав искать другого покупателя, и вскоре он нашелся в лице Фрэнка Лоренцо, главы Texas International Airlines. У Лоренцо был реальный шанс договориться с Айканом: необходимые для сделки деньги Фрэнку должна была предоставить Drexel, которая в этот раз не работала с Айканом — главным образом из-за того, что сама TWA была в числе ее клиентов.

С самим Лоренцо работал Леон Блэк, приятель Айкана, понимавший, на какую сделку тот пойдет. На первом совещании, которое должно было урегулировать вопрос между сторонами, Лоренцо отсутствовал. Тем не менее они работали до поздней ночи и предложили отличный вариант. Айкан получал за свою 35% долю $79 млн и еще $16 млн в качестве компенсации за издержки.

Сделка была со всех сторон хороша, и Айкан ее бы принял, но Лоренцо считал, что после назначения суммы всегда нужно торговаться. К ужасу своих консультантов и Блэка он уменьшил сумму компенсации с $16 млн. до $9 млн. Айкан от предложения отказался, и началась настоящая война.

Лоренцо недооценил оппонента, посчитав, что для приобретения TWA ему незачем покупать его долю. Блэк, знавший Айкана гораздо лучше, пытался переубедить главу Texas International Airlines, но не смог. Айкан тем временем приступил к своему плану нападения.

Лоренцо был крупным предпринимателем и пытался составить конкуренцию American Airlines, но у него была проблема в общении с профсоюзами. Управляя одной из своих авиакомпаний Continental Airlines, он использовал лазейку в законе, разорвал с ними договор и уменьшил зарплату персонала в несколько раз.

Сотрудникам TWA платили чуть ли не самые высокие зарплаты в отрасли, а их профсоюзы были известны своей активностью и забастовками. Они не хотели прихода Лоренцо, и ненавистный для совета директоров Айкан для них был единственным средством защиты. Начались переговоры, на которых Айкан достиг соглашений с профсоюзами летчиков и механиков. Те согласились пойти на значительные уступки взамен на участие в прибыли компании и акции. Договоренности позволяли TWA сократить издержки и получить огромную прибыль.

Теперь ситуация переменилась, и преимущество было на стороне Айкана. Лоренцо пытался заплатить Карлу $100 млн за его долю, но получил отказ. Также он предлагал большую сумму за TWA, но это мало чем могло ему помочь. Члены совета директоров вовсе не встали на сторону Айкана, но Лоренцо они помочь не могли. Остановить Карла можно было с помощью защитных механизмов против поглощений, но дело закончилось бы судом, и у него были высокие шансы на победу благодаря соглашению с профсоюзами.

Даже в случае поражения Карла проблем было не избежать. Профсоюзы в случае прихода Лоренцо обещали масштабную забастовку, а механики и вовсе угрожали нанести вред самолетам. Совету директоров ничего не оставалось, как сдаться, и Айкан заполучил контроль над TWA.

Управлять TWA было чрезвычайно сложно, и первые неудачи Айкана отчасти можно оправдать. Сразу же после его прихода началась забастовка стюардесс (это был единственный профсоюз, с которым Айкан не договорился), из-за которой Карлу пришлось нанять 1500 новых сотрудников.

За половину 1986 года убытки достигли $286 млн, на количество пассажиров негативно повлияла катастрофа Boeing 747, оптимизма не добавлял и рост цен на топливо. В итоге рынок пришел в норму, новые стюардессы работали за меньшую зарплату, а Айкан сделал несколько приобретений. В 1987 году операционная прибыль TWA достигла рекордной отметки в $240 млн.

Многие источники того времени верили, что Айкан наконец-то проявил себя как блестящий глава компании. Сам инвестор поддерживал это мнение: ругал прежний менеджмент TWA, резонно заявлял, что без него компания бы разорилась, и погашал кредиты, взятые на ее приобретение. Те, кто сомневался в таком положении дел, вскоре получили подтверждение своих мыслей.

По некоторым данным, Айкан, закрепившись в TWA, стал выжимать из нее все соки. Внедрять изменения и выводить компанию из кризиса он не собирался — для него была важнее кратковременная прибыль. В 1988 году TWA cтала частной компанией — Айкан на этом заработал $460 млн, а долг TWA увеличился на $540 млн. Новый руководитель практически не обновлял авиапарк и принял несколько неоднозначных решений.

В 1991 году он продал лондонские маршруты компании за $445 млн. По мнению бывших сотрудников TWA, этот шаг был убийственным. В 1992 году (есть версия, что это был 1993 год) компания объявила о банкротстве. Кредиторы TWA не выдержали и, подсуетившись, убрали Айкана с поста, но 55% компании он за собой сохранил.

Покидая компанию, Карл сделал ей прощальный подарок — ссуду в размере $190 млн. Такой ход от корпоративного рейдера выглядел подозрительно, но принят был с радостью. Сам рейдер же имел далеко идущие планы: когда TWA не смогла погасить ссуду, она была вынуждена пойти на переговоры, и Айкан на восемь лет получил право значительно дешевле покупать билеты на авиарейсы компании и перепродавать их.

Для этого была создана компания Global Discount Travel, которая занималась продажей билетов по телефону. В середине 1990-х годов были налажены продажи и через интернет. Айкан закабалил авиакомпанию до 2001 года, когда ее выкупила America Airlines и договор наконец был расторгнут.

Кому-то подход Айкана к бизнесу может показаться чудовищным, но та же TWA на момент его прихода терпела убытки и, вполне возможно, оказалась бы на краю и без посторонней помощи. Айкан работал в чрезвычайно жестком бизнесе, и его подход был своего рода демонстрацией силы: потенциальные оппоненты должны были дважды подумать, прежде чем вступать с ним в борьбу.

Сделки Айкана и их влияние на крупнейшие компании

В 1980-е годы Айкан занимался не только TWA: в 1986 году он атаковал компанию USX. Предприниматель начал с 10% акций, а всего планировал получить 89%, но руководство сталелитейного гиганта быстро смогло защититься. В это же время Айкана заинтересовала Viacom International. Подход был стандартный: приобретение акций компании, угроза и выкуп его доли правлением Viacom. Заработал на этом Айкан около $100 млн.

В течение 1990-х годов финансист с переменным успехом боролся за целый ряд других компаний, за год иногда успевая напасть больше, чем на 10 организаций. Часть из них защищалась, другие сразу же шли на сделку, но даже если противоположной стороне удалось отбиться, Айкану удавалось на ней заработать.

В cередине 1990-х Айкан атаковал конгломерат RJR Nabisco с сильными позициями в пищевой и табачной отрасли. Целью бизнесмена было отделить табачное направление в отдельную компанию, и он предпринял несколько неудачных попыток провести переворот в совете директоров. В феврале 1997 года он продал 7,3% акций конгломерата, заработав около $100 млн.

На этом Айкан не остановился и в 1999 году ему все же удалось разделить конгломерат. По мнению некоторых источников, за этим последовала попытка захватить пищевое направление компании, закончившаяся неудачей: оппоненты Айкана из Philip Morris предложили $14,9 млрд, и он не смог перебить эту цену. Правда, не исключен вариант, что Айкан начал приобретать дополнительные акции, предчувствуя их рост. В любом случае он не остался без заработка и получил на продаже акций Nabisco около $600 млн (есть версия, что $589 млн).

Также в 2000 году бизнесмен попытался перехватить управление над General Motors. По слухам, Айкан вознамерился приобрести акций гиганта почти на $15 млн, а позже увеличить свою долю до 15%. Общественность уже приготовилась к новой корпоративной войне, но все закончилось, едва начавшись: Айкан попросту продал свои акции General Motors и отказался комментировать ситуацию. Позже появилась информация, что Айкан обвиняет руководство автомобильного гиганта, которое раструбило о сделке, в результате чего стоимость акций выросла.

Прошла волна слухов о том, что Айкан потерял хватку. Так называемые неудачные сделки все же приносили предпринимателю прибыль, но такого же ощущения победы и доминирования над компаниями, как в предыдущих случаях, не было.

В 2006 году Айкан вошел в совет директоров Time Warner и потребовал от руководства разделить конгломерат на четыре части. Акционеры инициативу не поддержали, и переворота не случилось. Говорят, Айкан до сих пор весьма нелестно отзывается о руководстве Time Warner.

В 2007 году новой жертвой Айкана стала компания Motorola, переживавшая не лучшие времена. Войдя в совет директоров, он начал предлагать идеи, как спасти ситуацию, и в 2008 году предложил разделить компанию. Этот замысел был реализован в 2011 году, когда Motorola разделилась на Motorola Mobility и Motorola Solutions. Первая занимается мобильными устройствами и программным обеспечением для Android, а вторая — телекоммуникационным бизнесом. В 2012 году Motorola Mobility была приобретена Google за $12,5 млрд, но скоро перешла к Lenovo. Motorola Solutions ждала другая участь: ее в основном дробят на подразделения и продают.

В 2008 году Айкан начал новый амбициозный проект — приобрел 5% акций Yahoo!, планируя войти в совет директоров и совершить там переворот. Следующим шагом должна была стать продажа конгломерата Microsoft за $47,5 млрд, но план провалился: Айкану удалось только получить два дополнительных места в совете. В 2009 году он покинул совет директоров Yahoo!.

Айкан начал много захватывающих корпоративных войн. В 2013 году он ввязался в битву за Herbalife. В проблемах Herbalife было виновато руководство: ее президент Десмонд Уолш во время телефонной конференции с инвесторами не смог внятно ответить, сколько продукции покупают конечные потребители, и это повлекло за собой падение акций компании на 20%.

Естественно, быстро нашлись те, кто вознамерился использовать ситуацию в своих целях. На этот раз атакующей стороной был не Айкан — на компанию напал его личный враг Билл Акман. Он обозвал Herbalife самой эффективной пирамидой в истории, что привело к падению курса акций на 21% (некоторые источники указывают 30%).

В декабре 2012 года Акман начал игру на понижение против Herbalife, поставив $1 млрд. При этом он активно использовал СМИ и запустил сайт, где размещал негативную информацию о деятельности компании. Это привело к началу расследования cо стороны Комиссии по ценным бумагам и биржам и Федеральной торговой комиссии, которым потребовалось доказать, что Herbalife является пирамидой.

Акману попытался противостоять фонд Third Point, но, судя по всему, сильно помешать планам не сумел. Затем у Акмана появилось еще несколько оппонентов, среди которых объединившие усилия Айкан и Сорос. Карл приобрел акций на $600 млн. Так же поступил и Сорос — правда, нет точной информации о сумме и приобретенной доле. Акции Herbalife пошли в гору, но это был не конец: Сорос вывел $250 млн своего капитала из фонда Акмана Pershing Square. Потери Акмана в этой войне достигли $650 млн.

Борьба между ними продолжается и сейчас, а побеждает в ней Айкан. Не так давно стало известно, что спор между Федеральной торговой комиссией и Herbalife урегулирован. ФТК признала, что компания не является пирамидой, но взамен Herbalife пришлось выплатить властям около $200 млн и согласиться на проведение реструктуризации. Такой исход дела повысил курс акций Herbalife на 10%. Айкан же получил разрешение увеличить свою долю в компании до 34,9%. Несмотря на такой исход, он, похоже, не собирается сдаваться, и его фонд уже выразил надежды, что реструктуризация приведет к развалу пирамиды.

В 2013 году началась знаменитая битва за Dell. В это время Майкл Делл решил провести обратный выкуп акций. Узнав об этом, Айкан приобрел 6% долю в компании. Главной его целью было воспрепятствовать выкупу акций за цену в $24,4 млрд, которую он считал несправедливой. Следующим шагом стала безуспешная попытка вместо планируемого выкупа добиться выплаты дивидендов акционерам из расчета $9 за акцию.

Постепенно Айкан увеличил свой пакет акций до 9,8%. Появились слухи, что Карл намерен поглотить Dell. Для этого он заключил союз с Southeastern Asset — вместе они контролировали почти 13% компании и предлагали $14 за акцию. Закончилось все победой Майкла Делла, когда акционеры дали добро на его предложение выкупа по $13,75 за акцию плюс дивиденды $0,13 за акцию. Айкан пытался добиться цены в $15,5, но успеха не достиг.

В 2013 году Айкан двумя записями в Twitter поднял стоимость акций Apple на 3,8%. Он отметил, что владеeт большим пакетом акций Apple, а через несколько минут сообщил, что провел с Тимом Куком переговоры о более интенсивном обратном выкупе акций.

Это не было его конечной целью. Айкан пытался уговорить Тима Кука на обратный выкуп на сумму в $150 млрд, но глава Apple cогласился только на $100 млрд. Айкан продолжал наращивать свой пакет акций и требовать активного обратного выкупа, но в 2014 году неожиданно передумал и подчеркнул успехи компании на этом поприще.

Также Айкан активно настаивал на том, что Apple недооценена и капитализация компании должна составлять $1,3 трлн. В 2016 году он продал свою долю в Apple, на прощание сделав несколько комплиментов компании и ее генеральном директору Тиму Куку. Причиной продажи стало беспокойство Айкана из-за положения Apple в Китае. Он был крупнейшим внешним акционером Apple: стоимость его пакета акций, по разным источникам, составляла от $4,4 до $5 млрд. После заявления Айкана стоимость акций корпорации упала на 3%.

Также Айкан владел 10% Netflix, которые приобрел в 2012 году. Поначалу это очень беспокоило руководство компании, в том числе и ее основателя Рида Хастингса — но немного позже стороны стали нахваливать друг друга. Впрочем, долго их сотрудничество не продлилось: в 2015 году Айкан продал весь свой остаток доли Netflix, заработав на компании $1,6 млрд.

В 2014 году Айкан вошел в число крупных акционеров eBay. Одним из первых его громких требований стало отделение PayPal в самостоятельную компанию. Совет директоров тут же принялся объяснять, почему делать это нельзя, но, похоже, Айкана это только раззадорило. Есть версия, что в качестве примирения в совет директоров компании позволили ввести одного из партнеров бизнесмена.

Можно было бы подумать, что инвестор отказался от своего замысла, если бы в 2015 году PayPal действительно не отделилась. Это событие, вдобавок к слухам о наличии человека Айкана в совете директоров, породило мнение, что Карл все-таки добился своего. Инвестор закончил эту партию продажей своего пакета акций eBay и покупкой доли в PayPal.

В 2015 году Icahn Enterprise из-за кризиса на сырьевом рынке пережила падение акций на 45%. Состояние Айкана уменьшилось с $20,5 млрд до $16,8 млрд. Правда, в этот же период инвестор заполучил около 2% акций страхового гиганта AIG. В 2016 году он увеличил долю в конгломерате до 5,2% и стал советовать руководству начать разделение на три компании.

Также в 2015 году он приобрел 7% акций Xerox. До конца 2016 года по инициативе Айкана компания будет разделена на две — одна из них продолжит производить офисную технику, а другая сконцентрируется на бизнес услугах.

В 2015 году Айкан публично поддержал Дональда Трампа в президентской гонке. Карл отметил, что согласен не со всеми утверждениями кандидата в президенты, но считает, что США нужен человек, который расскажет о проблемах бизнеса конгрессу. Также он поддержал миграционную и налоговую политику Трампа.

Интересно, что немногим раньше в этом же году Айкан и Трамп чуть не оказались в суде. Трампу не понравилось то, что Айкан хотел убрать его фамилию из названия казино Trump Taj Mahal. Icahn Enterprises стала владельцем Trump Resorts в 2015 году после того, как последняя объявила о своем очередном банкротстве. Трамп еще в 2009 году покинул совет директоров компании, поэтому его реакция многим показалась странной. В любом случае Айкан сумел решить все без суда, и фамилия кандидата в президенты останется в названии казино.

Нельзя обойти внимание личность Айкана как крупного игрока на биржевом рынке. Человек с репутацией беспощадного «палача компаний» и рейдера прославился тем, что ради выгоды способен на корпоративный шантаж. Некоторые находят в его стратегии позитивные стороны: Айкан своими действиями не позволяет руководству гигантов расслабляться и помогает получать бонусы даже тем акционерам, которые владеют мелкими пакетами.

Icahn Enterprise с 2011 года использует только личный капитал Айкана. Здесь работает всего 20 высококвалифицированных инвестиционных специалистов, которых подбирал сам бизнесмен. Одно из главных развлечений Айкана — как и прежде, насмешки над топ-менеджментом разных компаний, но сейчас он для этой цели использует Twitter, где высказывается об экономической ситуации и сообщает о своих сделках.

Со временем Айкан стал много вкладывать в благотворительность. Он пожертвовал деньги Принстонскому университету и больнице Маунт-Синай, открыл в Бронксе сеть школ для подростков из бедных районов, а также гостиницу для бездомных. Кроме того, он присоединился к «клятве дарения» Уоррена Баффетта.

В этом году Айкану исполнилось 80 лет, но он продолжает активно работать и инвестировать в ИТ-компании, хотя в последнее время и появляются слухи, что он собирается передать фирму сыну. Об успехе Айкана красноречиво свидетельствует состояние в $16,8 млрд. Сам инвестор не любит свое прозвище «палач компаний» и считает себя главным защитником прав акционеров, ради чего ему иной раз приходится действовать чрезвычайно жестко.

#Apple #twitter #уоррен_баффетт #дональд_трамп #акционеры #история_успеха #карл_айкан #менеджмент #netflix #история_компании #КакЭтоБыло

Статьи по теме
Как делают добрые дела Элон Маск, Марк Цукерберг, Павел Дуров и другие предприниматели
«Волшебник из Омахи»: как Уоррен Баффетт построил финансовую империю
История Trump Organization: как делает деньги кандидат в президенты США Дональд Трамп
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления