[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0438\u0441\u044c\u043c\u043e_\u0432_\u0440\u0435\u0434\u0430\u043a\u0446\u0438\u044e","\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0430_\u0438_\u043b\u0438\u0447\u043d\u0430\u044f_\u0436\u0438\u0437\u043d\u044c","\u0436\u0438\u0437\u043d\u044c_\u0432_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0435","elementaree"], "comments": 60, "likes": 16, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "17177" }
Daria Khokhlova
7 829

Письмо в редакцию: Одна неделя основателя стартапа в зарисовках гендиректора Elementaree

В редакцию vc.ru пришло письмо от основателя стартапа по доставке ингредиентов для приготовления еды Elementaree Ольги Зиновьевой. Предпринимательница рассказала о том, как проходит её рабочая неделя — в небольших зарисовках из жизни компании.

Я сижу на полу за перегородкой из растяжек Elementaree в нашем офисе и немного нервно жонглирую несколькими объектами: одной рукой поддерживаю работающий молокоотсос, привычным мерным звуком оглашающий офис (уже три месяца мне удается сцеживать нужное количество молока для новорожденной дочери); другой рукой пишу маркетинговому директору о том, что девушка, которую я только что проинтервьюировала, успешно решила аналитическую задачку, и я утверждаю её кандидатуру; плечом придерживаю телефон — звонок от инвестора, который с участием и волнением расспрашивает меня о том, как мы собираемся расти дальше.

Нервно я жонглирую потому, что уже десять минут как опаздываю на встречу вне офиса — а опаздывать я не люблю. Но при этом я постоянно живу с ощущением, что опаздываю — точнее, не успеваю идти и вести команду с желаемой скоростью. Далее — на примере событий одной недели — о том, что значит быть генеральным директором. Как говорит обожаемый мной Бен Хоровиц, it's the struggle.

Увольняя, увольняй

Глубоко вдохнув, я распахиваю дверь офиса — ещё довольно рано, поэтому видеть лица ребят из команды ободряет вдвойне. Вот, например, Аня — уже вовсю спорит о чём-то по Skype, периодически воздевая руки к небу.

В моем сегодняшнем To-Do-листе десять основных дел, но я знаю, что до тех пор, пока не уволю одного из ключевых руководителей команды, ни на чём другом сосредоточиться не смогу. Путь развития генерального директора — это умение быстро принимать и воплощать в жизнь решения. Зная, что выбора у меня нет, я решаюсь на разговор.

В прозрачной переговорке рассказываю, почему и для Elementaree, и для сотрудника будет лучше, если тот найдет себе другое место работы. Он не сразу понимает, что решение принято и вариантов нет. Здесь главное — не давать надежды. Она только продлевает агонию и сотрудника, и команды. Я рассказываю, как могу помочь ему найти новую работу и спокойно до неё дожить, поскольку считаю необходимым заботиться о тех, кто от нас уходит. Ещё десять минут печального разговора, и свобода — выхожу из комнаты с чувством облегчения. Теперь остальные девять решений покажутся сущим пустяком.

Да, ещё в тот день у нас сломалась микроволновка, отключился свет и новый руководитель вышел на смену предыдущего.

Опасность мира для тех, кто на войне

Я на нашем производстве. Мы с операционным директором смотрим в Excel-таблицы на моем компьютере. Цифры плохие: последние два месяца мы выбиваемся из плана. А модель нашего бизнеса построена на том, что у нас очень ограничены возможности выбиваться из плана. Каждые полгода-год мы должны добиваться новой цели и нового масштаба. Права на ошибку де-факто нет. Так что сейчас, помимо задач по росту и развитию продукта, мы решаем ещё одну: как вернуться на прежний уровень прибыльности.

Цифры на экране — не просто цифры: это ещё и люди, и объём работы, и скорость. Но без исправления показателей не выживет никто из нас, поэтому лучше пожертвовать чем-то для спасения всех.

Мы проходимся по каждой статье затрат и намечаем всё, что нужно сделать. Глядя в монитор, я осознаю, как важно четко понимать, кто ты — руководитель в мире или руководитель на войне. Elementaree сейчас на войне — с переобучением рынка и конкурентами. Мнимое ощущение мира, которое привело к ошибкам, длилось два месяца — это непозволительная роскошь для военного отряда и прежде всего для его руководителя. Каждый рубль и каждое движение должны быть просчитаны: это война.

Без копейки, но с едой

В задумчивости захожу на производство — все мои мысли о новом интересном партнёрстве, которое требует от меня навыков игры вдолгую на пару с этим самым партнёром. Здесь пригодился бы опыт общения с братьями и сестрами — жаль, что у меня их нет.

Я голодная — микроволновка в офисе так и не заработала, поэтому Elementaree-обед никак не приготовить. На автомате беру со стола разрезанный тёплый пирог, откусываю — вкусно. Взгляд переносится на другую сторону стола, где стоит тарелка с горячими куриными блинами и ржаной крупой. Спрашиваю: «А что это у нас такое? Прямо пир!» Слышу недоумевающий ответ Саши: «Это же проработки новой недели WOW». «Господи, уже четверг», — проносится в моей голове.

Ужас осознания этого факта сменяется умиленным спокойствием — еда получилась вкусная и понятная, а продуктовая команда, которая её разрабатывает, — вот она, здесь, продвигается к нашей общей цели: сделать еду быстрее, дешевле и вкуснее, чем то, к чему привыкли люди, закупаясь в супермаркете.

Вообще, производство, конечно, — место, где сложно не есть. Вечером того же дня, съев кусок (ладно, может быть два) своей любимой гранолы, заботливо приготовленной Аидой для всех клиентов нашей вегетарианско-веганской программы, я прикидываю, как попаду на дачу.

После рождения дочери я стала платить себе зарплату и пускать её на аренду дачи для ребёнка. Обнаруживаю, что в кошельке — ноль, на карте, с которой нужно платить за такси, — ноль. Тот неловкий момент, когда всемогущий генеральный директор просит у коллег 500 рублей взаймы. Тот ещё более неловкий момент, когда все присутствующие начинают предлагать деньги. Наиболее практичный критерий выбора — взять у того, кого увидишь завтра первым, чтобы сразу отдать долг.

В Elementaree-трубе

Сажусь в электричку, хочу открыть компьютер, но руки уже отказываются что-либо делать. Ограничиваюсь тем, что смотрю в окно и планирую завтрашний день. Раздается звонок — неизвестный номер. Думаю о том, чтобы нанять ассистента, усилием воли заставляя себя собраться и взять трубку. Это звонок из правительства — моя деятельность во главе рабочей группы Фуднета в рамках Национальной технологической инициативы набирает обороты. Это подкрепляет мою уверенность в том, что с питанием в нашей стране удастся совершить прыжок, как со связью в Африке — от отсутствия связи к мобильному, минуя стационарные телефоны.

Голос помощницы представителя правительства явно удивляется шуму электрички. «Нет, завтра встретиться не получится», — у меня уже забито это время. «Да, начало следующей недели подойдёт». Вешаю трубку и возвращаюсь к окну.

Из оцепенения меня выводит голос: «А, вот ты где! Как приятно». Напротив меня с шумом приземляется Андрей, и мне становится теплее. «Я понял, что я ошибся в формуле, но сути вопроса это не меняет — будет у тебя правильная коробка». Хотя Андрей не работает в Elementaree, периодически я прошу его о помощи. Вот и сейчас он помогает нашей команде сделать правильную упаковку таким образом, чтобы независимо от службы доставки еда всегда сохраняла нужную температуру, пока не попадёт в холодильник клиента.

Еще час двадцать, и мы входим на дачу. Я хватаю Катю на руки и очень радуюсь, что она жмется ко мне — значит, помнит. Когда ты руководитель компании на войне, критически важно иметь закрытый тыл. А это прежде всего поддержка, забота и разговор с близким человеком. В какой-то статье я читала, что выбор второй половины очень сильно влияет на успех в профессиональной жизни. С каждым днем я всё больше в этом убеждаюсь.

С тикающими часами

Мирно работаю рядом с играющим на коврике ребёнком. По Skype пишет успешный знакомый предприниматель, который уже несколько лет тяжело болен. Решаем созвониться — связь в доме плохая, беру ребенка на руки и хожу по комнатам.

Наконец у меня получается прорваться сквозь падающий интернет — на том конце провода слышу незнакомый голос, понимаю, что это не тот человек. Трубку передают, и раздается знакомый, но искорёженный болью и болезнью до хрипоты шепот. Очень хочу, чтобы он поправился. Особенно остро ощущается контраст с младенцем — комок жизни в моих руках дышит будущим. А я в очередной раз понимаю, что времени на этой земле у меня очень мало, и каждую секунду оно утекает.

Вспоминаю Джобса: твоё время ограничено, не стоит его терять, проживая чужую жизнь. Наберись мужества и следуй за своим сердцем и интуицией — чего я и желаю каждому руководителю — компании и своей жизни.

#Письмо_в_редакцию #работа_и_личная_жизнь #жизнь_в_стартапе #письмо_в_редакцию #elementaree

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления