[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Лена Очкова", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u044b\u043d\u043e\u043a_\u0438\u0433\u0440","gamedev","\u043a\u0440\u0430\u0443\u0434\u0444\u0430\u043d\u0434\u0438\u043d\u0433","kickstarter","steam","team17_software","this_is_the_police"], "comments": 9, "likes": 23, "favorites": 11, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "17401", "is_wide": "1" }
Лена Очкова
14 274

«В первый день мы продали столько, сколько надеялись продать за месяц»

Руководитель разработки Weappy Илья Янович о проекте This Is the Police

Поделиться

В избранное

В избранном

Ментор рубрики «Рынок игр» Сергей Бабаев поговорил с руководителем разработки Weappy Ильей Яновичем о его переходе из журналистики к созданию игр, о том, как возникла идея стратегии This is the Police, о кампании на Kickstarter, выборе издателя и первых продажах на Steam.

Сергей Бабаев: Илья, расскажи читателям немного о себе. Я, например, с тобой знаком по твоему игрожурскому прошлому.

Илья Янович: Если кто-то из индустрии со мной и знаком, то только по игрожурскому прошлому, потому что я никогда никем больше не работал. В детстве я читал «Игроманию» и очень хотел туда попасть. Ну и попал: в 2005 году я писал для любительских сайтов, в 2006 году — для местной газеты, а в начале 2007 года благодаря Олегу Ставицкому оказался в журнале.

Над «Игроманией» я работал шесть с лишним лет: сначала как автор, потом как редактор, потом как руководитель игрового направления. Затем недолго пробыл на русском IGN и на «Канобу», но в итоге понял, что игровая журналистика мне окончательно надоела.

Илья Янович

Я верно понимаю, что команда Weappy полностью состоит из бывших игровых журналистов?

Нет, из десяти человек только пять когда-либо писали про игры, так что получается ровно пополам. Не считая аутсорса: музыку мы писали в Австралии, а актеры, понятно, американские.

А у других пяти человек есть опыт в игровой индустрии или они тоже впервые работают над своим продуктом?

Единственный человек в команде с ощутимым опытом — наш программист Махди Джедди. Он приехал в Минск из Ирана, делал здесь мобильные игры, а на родине работал с ПК и Xbox 360. Последнее особенно ценно, потому что мы сейчас работаем над версиями для приставок, а найти в Минске человека с опытом консольной разработки невозможно.

Ваш проект только что вышел, и каждый может попробовать его сам, но можешь ли ты коротко рассказать, о чем он?

Серьезная проблема This Is the Police — про нее не получается рассказать достаточно внятно. Не то чтобы игра чрезвычайно сложно устроена — просто сочетание механик получилось странным. Это смесь стратегии и приключенческой игры с фокусом на историю и множеством выборов. Немного от экономических симуляторов, немного от Phoenix Wright, немного от Papers, Please. Впрочем, обычно мы не объясняем, как в это нужно играть, и просто говорим, что это игра, где вы коррумпированный шеф полиции. Это очень поверхностная формулировка, но, кажется, действенная.

А как вообще получилось, что вы собрались и решили делать игру? Казалось бы, индустрии смежные почти до слияния в одну, но все-таки переход из журналистики в инди-разработку происходит довольно-таки редко.

А мне и не кажется, что этот переход должен случаться часто: это слишком разные вещи. Некоторые журналистские навыки — например, способность нормально формулировать свои мысли по-русски — пригодились, но такие вещи полезны на более или менее любой творческой работе. Так что, когда меня спрашивают, как из желания рассказывать про игры созревает желание делать игры, я могу только пожать плечами: для меня тут нет никакого мостика.

Чья вообще была идея? Кто сказал: хочу сделать необычную игру, давайте соберемся, причем пока бесплатно?

Это удачное стечение обстоятельств. Честно говоря, не приходилось никого уговаривать, пытаться заразить идеей — все случилось очень естественно, само собой. Мы поняли, что устали от наших работ, хором поувольнялись и решили рискнуть. Команда молодая, большинству из нас не нужно содержать семьи. Почему нет?

Вы сразу решили не привлекать инвесторов и пойти на Kickstarter?

У нас не было задачи сделать игру без инвесторов, но мы сразу решили начать с Kickstarter и проверить, есть ли интерес к игре у пользователей и прессы.

Обходились своими силами или пришлось привлекать каких-то экспертов по краудфандингу?

Своими силами, хотя «экспертов по краудфандингу» вокруг вилось очень много. А когда мы успешно завершили кампанию, какие-то люди тут же начали просить «прочитать лекцию», «поделиться рецептами» и так далее. Это было очень смешно, потому что я до сих пор ничего не знаю про краудфандинг. Мы просто рассказали про игру — люди подхватили, журналисты написали, и нам дали денег. Все.

Какую сумму в итоге собрали?

Просили $25 тысяч, собрали $35,5 тысяч.

Это полностью покрыло все расходы на разработку или все же пришлось привлекать внешние средства?

Было два варианта развития событий. Первый: мы не находим инвесторов и делаем микроскопическую игру за те скромные деньги, что у нас есть. Это был грустный сценарий, но приходилось морально к нему готовиться. Второй: мы находим инвестора или издателя и делаем игру так, как мы себе изначально нафантазировали, со всеми механиками и всем контентом, который мы хотели. К счастью, та This Is the Police, которая сейчас вышла, сделана по второму варианту.

Насколько я знаю, вы изначально подписались на издательство с Team17 — создателями серии Worms. Выбор необычный во всех отношениях: Team17 вроде никогда не славилась навыками издательства, а портфолио состояло из пусть очень крутой, но все же одной игры в разных ее проявлениях. Как вы на них вышли и почему решили работать вместе?

Team17 сами вышли на нас. Как я уже сказал, мы сразу решили начать именно с краудфандинга, посчитав, что если к игре будет интерес и кампания завершится успешно, это даст нам преимущество в переговорах с инвесторами. Так что мы целиком сосредоточились на Kickstarter и никаких партнеров пока не искали, но Team17 заметили нас, предложили денег, и мы подписались.

Почему мы согласились? Во-первых, мы новички, и не было никаких гарантий, что мы сможем найти другого инвестора. Во-вторых, Team17 тогда открывала свой инди-лейбл после успеха The Escapists — маленькой игры с Kickstarter, которую они подобрали и хорошо раскачали. Этот пример нас воодушевлял.

Но что-то пошло не так?

Я не могу рассказать, что именно пошло не так, но это, к счастью, был очень мирный развод, без скандалов.

Сейчас у вас уже новый партнер, который и вывел игру на релиз?

Сейчас мы работаем с немецким издателем EuroVideo Medien. Когда мы разошлись с Team17, мы уже далеко продвинулись в разработке по второму, «богатому» сценарию, и откатываться к плану с крошечной игрой не хотелось. Так что мы сразу стали искать нового партнера, и нам посоветовали EuroVideo. Мы раньше про них не слышали, но знали Victor Vran — игру, которую они недавно издавали. Созвонились, они быстро заинтересовались, прилетели в Минск, согласились на наши условия, так что теперь они нас издают.

Я всегда считал, что инди-разработчики делают проекты о наболевшем. У вас правда эти околополитические темы вызывают искреннее возбуждение?

Я не считаю, что This Is the Police — игра о политике, как не о политике и «Вся президентская рать», и «В центре внимания», и «Доброй ночи и удачи», и «Телесеть». Политика — контекст, декорация, но внутри люди, их конфликты и чувства: одержимость, страх, гордость, ненависть. А политика в This Is the Police предельно схематична.

Многие в отзывах отмечают, что у вас проведена великолепная работа с текстом, подачей сюжета и так далее. Тут, наверное, и пригодились навыки журналистов — чтобы все это причесать и свести воедино?

Да, возможно. Хотя This Is the Police все же оказалась слишком большой игрой для того, чтобы все грамотно структурировать и свести воедино с первого раза, без опыта. Многое хотелось бы улучшить и переделать, и вообще понимаешь вот какую вещь: когда у кого-то выходит новая игра, роман, фильм или альбом, все судят о текущей форме автора, хотя произведение, доступное сегодня, говорит о форме автора двухлетней давности. Раньше я об этом не задумывался.

Я понимаю, что от запуска не прошло и дня, но тем не менее: первые отзывы, динамика первых покупок на бонусных показах Steam соответствуют вашим ожиданиям?

В первый день мы продали столько, сколько надеялись продать за месяц, и получили 95% положительных рецензий пользователей. Так что пока все хорошо.

#Рынок_игр #краудфандинг #Kickstarter #Steam #Team17_Software #This_Is_the_Police

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления