[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0431\u0440\u0430\u0437\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435","\u043e\u043d\u043b\u0430\u0439\u043d_\u043e\u0431\u0440\u0430\u0437\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435","edtech"], "comments": 21, "likes": 12, "favorites": 12, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "17648" }
Никита Евдокимов
3 721

Интернет перевернёт рынок образования вслед за финансами

Колонка TechCrunch о бурном росте образовательной индустрии в 2017 году

Поделиться

В избранное

В избранном

Издание TechСrunch опубликовало материал о перспективах развития рынка образовательных услуг. По прогнозам, общий объем инвестиций в образовательные стартапы к 2020 году достигнет 252 миллиардов долларов при оценке рынка в 5 триллионов долларов. Редакция vc.ru публикует адаптированный перевод материала.

Технологии в финансовой сфере стали главным фактором четвертой индустриальной революции. Они стремительно покорили мир и окончательно изменили способы нашего взаимодействия с банками, пишет автор статьи и руководитель образовательного проекта Bo Дэвид Бэйнбридж. Однако статистика говорит о том, что этот рынок еще слишком молод: глобальные инвестиции в финансовые технологии в первом квартале 2016 года составили $5,3 млрд, или 67% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Тем не менее, уверен автор, новые технологии привели к изменениям в западном обществе, что было обусловлено высоким спросом потребителей на инновационные и удобные сервисы. По данным исследования, 30% клиентов готовы поменять банк, если он не сможет обеспечить современное обслуживание.

Все просто: обычно нам не хочется усложнять. Нам были нужны более легкие и более доступные способы работы с банками. Отцы-основатели финансовых стартапов подхватили это желание. Они взяли традиционные концепты финансовых сервисов, добавили щепотку инноваций и стали наблюдать за тем, как безвозвратно меняется рынок банковских услуг.

— Дэвид Бэйнбридж, руководитель проекта Bo

Тогда венчурные капиталисты обратили внимание на финансовых инноваторов. Только в Великобритании и Ирландии, пишет автор, инновационным предпринимателям удалось привлечь более 461,3 млн фунтов стерлингов в период с 2008 года по 2013 год.

И теперь мы можем оплачивать покупки при помощи мобильников, переводить деньги при помощи часов. Теперь мы практически перестали пользоваться наличными

«Что же будет дальше? — задается вопросом Бэйнбридж. — Сейчас пузырь финансовых стартапов стабилен: он дрожит, но выдерживает колебания глобального экономического климата».

Пока мир пытается понять, как на экономику повлияет Brexit, предстоящие выборы президента США и волатильность европейских финансовых рынков, инвесторам не хочется рисковать и вкладывать деньги в перенасыщенные рынки венчурного инвестирования, пишет Бэйнбридж. Это создает окно возможностей для инвесторов, которые ищут «новый финтех».

По мнению автора, на место увлечения технологиями в сфере финансов придет увлечение технологиями в сфере образования.

Клич инвесторам

«Глобальный рынок образовательных услуг, — пишет Бэйнбридж, — очень велик. Можно с уверенностью говорить о $5 трлн ежегодно. Да недавних пор он находился в тени более "горячих" возможностей для инвестирования, причем не только из области финансов. Для сравнения, в 2015 году компании Uber удалось привлечь больше средств, чем всей индустрии образовательных услуг».

Согласно отчету, опубликованному по итогам конференции EdTechXGlobal, объем инвестиций в образовательные стартапы к 2020 году достигнет $252 млрд.

Онлайн перевернул рынок финансовых услуг. В скором времени это коснется и образования

На протяжении 150 лет большинство моделей — особенно в системе школьного образования — оставались прежними, пишет Бэйнбридж: «Учитель по-прежнему стоит перед аудиторией, объясняет материал, а студенты сидят и слушают, заглядывая в учебники или распечатки».

Однако сегодня этот образ начинает трансформироваться. Все больше студентов и преподавателей пользуются компьютерами и планшетами. Печатные учебники замещаются цифровыми сервисами, которые содержат более актуальную и подробную информацию, что позволяет студентам самостоятельно выбирать темп обучения.

Важность этого процесса определяют два фактора. Во-первых, современные студенты уже родились с гаджетами в руках. Если описывать образование в категориях бизнеса, то поставщикам услуг следует удовлетворять спрос своих клиентов на технологии. Когда студенты постоянно соприкасаются с ними в повседневной жизни, то они рассчитывают обнаружить их и в учебной аудитории.

— Дэвид Бэйнбридж, руководитель проекта Bo


Во-вторых, пишет автор, весь мир начал осознавать, что digital проникает во все сферы общества, начиная от образования и заканчивая индустрией моды: «В ближайшие 4 года спрос на высококвалифицированных работников только в Великобритании составит 2,3 млн человек. Между тем, только 10% школ могут похвастаться хотя бы компьютерными классами».

Помимо того, что рынок образовательных услуг оказывается единственной сферой, которая имеет прямой доступ к школам, колледжам и университетам, он видится наиболее безопасным вложением для инвесторов, пишет Бэйнбридж. В отличие от колебаний финансовых рынков, рынок образовательных услуг остается стабильным и защищенным от влияния геополитических факторов.

Своей оценкой перспективности нового тренда поделился на странице в Facebook российский инвестор Аркадий Морейнис:

Аркадий Морейнисинвестор, создатель курса «Основы бизнеса для школьников»

С этим рынком есть две базовые проблемы:

1. Пока что инновации в образовании — это в основном перенос обычных лекций в онлайн. В результате происходит сохранение всех существующих проблем офлайн-образования. Инновации не предлагают новых решений, специфических для цифровой среды. Новые решения должны заключаться в повышении качества и увеличении скорости обучения, а не только давать возможность распечатывать сертификаты о прохождении тех или иных курсов.

2. Неготовность основной массы людей платить за цифровое образование в том виде, в котором оно существует сейчас. Одна из основных причин, по-моему, тесно связана с предыдущим пунктом: цифровое образование пока не предлагает веских и убедительных причин, по которым клиенты хотят за него платить. Сейчас не существует принципиальных отличий от обычного учебника или задачника. Единственная разница заключается в том, что учебник преобразован в видеолекции, а задачник — в онлайн-тесты. Но насколько это убедительно для того, чтобы за это платить, причем дороже, чем за учебник и задачник?

В общем, онлайн-образование имеет шанс стать новой «горячей штучкой». Но только в том случае, когда удастся найти ответ на вопрос: как с помощью новых технологий сделать онлайн-образование более эффективным, чем офлайн-образование.

#образование #онлайн_образование #edtech

Статьи по теме
Brexit и четвертый крах капитализма: как выход Великобритании из ЕС связан с обрушением мировых рынков
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления