[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Лена Очкова", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","mba","\u043e\u0431\u0440\u0430\u0437\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435","\u043e\u043d\u043b\u0430\u0439\u043d_\u043e\u0431\u0440\u0430\u0437\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435","\u043e\u043d\u043b\u0430\u0439\u043d_\u043e\u0431\u0443\u0447\u0435\u043d\u0438\u0435","city_business_school"], "comments": 8, "likes": 11, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "17845" }
Лена Очкова
2 998

Рынок онлайн-программ MBA в России: цифры, тенденции, перспективы

Обзор гендиректора City Business School

Поделиться

В избранное

В избранном

Генеральный директор международной бизнес-школы City Business School Наталья Лагенен рассказала vc.ru о рынке бизнес-образования в России: почему он растет в основном за счет дистанционного обучения, как при этом меняется образовательный процесс и как будут развиваться онлайн-программы в ближайшее время.

Экономический кризис дал толчок для распространения альтернатив традиционным программам MBA, потому что многим они казались не по карману. На какое-то время интерес сместился в сторону коротких программ повышения квалификации, узкопрофильных тренингов и семинаров. Несмотря на этот тренинговый бум, после 2014 года спрос на услуги бизнес-образования не упал, но даже несколько возрос. Это объясняется не столько стремлением людей получить новые компетенции, сколько тенденциями рынка труда.

Если докризисный рынок — рынок соискателя, то в кризисные времена это всегда рынок работодателя. Люди стараются соответствовать.

Многие, чтобы выделиться, делают ставку на MBA, и не зря: по данным Graduate Management Admission Council (GMAC — организации, созданной для научной систематизации данных о поступлениях в бизнес-школы и на программы обучения MBA), рост зарплаты выпускника MBA в мире сейчас составляет в среднем 90%. В России после окончания бизнес-школы зарплата повышается в среднем в полтора раза (при условии карьерного роста).

Самое интересное, что рост произошел в основном за счет бизнес-школ, функционирующих в сегменте онлайн-программ. Если сравнить основные показатели реализации программ MBA в 2014 и 2015 годах, то у бизнес-школ университетского типа они за год упали в среднем на 9,5%, тогда как в нашей бизнес-школе, где обучение ведется только в онлайн-формате,выросли более чем на 15%.

Это легко объяснить. Благодаря кризису на ценовой сегмент онлайн-программ стали обращать внимание люди, которые до этого рассматривали более дорогие программы в ведущих вузах. Если на очное обучение в России по программе MBA в 2016 году придется выделить минимум 300 тысяч рублей, то стоимость дистанционных программ MBA начинается от 100−150 тысяч рублей. Стоимость дистанционного обучения обусловлена бизнес-процессами и совершенно другой структурой издержек без потери качества самого обучения.

Дело не только в цене. Люди перестали бояться неизвестности, форма дистанционного обучения уже понятна и знакома, потому что подросло интернетизированное поколение. Если года три-четыре назад нас спрашивали, будем ли мы присылать конспекты и задания на электронную почту и в Skype, то сейчас студентов волнует другое: можно ли заниматься с мобильных устройств, как взаимодействовать с тьюторами внутри СДО (система дистанционного обучения).

Многим легче сосредоточиться на учебе наедине с ноутбуком, чем в аудитории. Конечно, никто не отменял традиционных преимуществ очного обучения — живого общения и нетворкинга, но качественный контент, упакованный в мультимедийные геймифицированные тренажеры, квесты, задания в форме кейсов и групповые проекты вовлекают зачастую даже эффективнее, чем обычные лекции и семинары, а объединяться в группы по интересам или найти партнера, сотрудника или единомышленника можно через социальные сети в СДО и специальные сервисы и плагины.

Выпускники MBA, выбирающие смешанное или онлайн-обучение, получают точно такой же диплом и знания, как и их очные «коллеги». Данные статистики City Business School:

  • Около 68% онлайн-выпускников устраиваются на более престижную работу (остальные получают повышение на старом месте).
  • 40−45% выпускников открывают собственное дело в течение одного-трех лет после окончания обучения.
  • 83% признают, что обучение повлияло на их профессиональный и карьерный рост.

Бизнес-обучение в недалеком будущем может стать игрой, к которой захочется возвращаться, а с внедрением технологий дополненной реальности — виртуальным путешествием в параллельный мир, где вы будете действовать от лица выбранного персонажа и управлять бизнес-империей.

Тренды развития онлайн-программ MBA

В целом управленческое онлайн-образование движется в сторону конкретной специализации, усложнения и совершенствования технологий, интерактивности, мобильности и индивидуализации обучения. Россия — не исключение.

1. Появляются новые специализации и типы программ MBA

В России бизнес-образование смещается в более узкие области и к дисциплинам, требующим специальных знаний, все чаще на рынок выходят специализированные программы МВА. В ведущих бизнес-школах онлайн-сегмента зачастую можно найти около 30 функциональных и отраслевых программ (MBA в промышленности, MBA в управлении логистикой, MBA в энергетике и так далее). Каждая из таких программ содержит дополнительные обучающие элементы более узкой тематики: курсы, онлайн-конференции, интерактивные тренажеры

На нашу программу MBA General за первое полугодие 2016 года поступили 235 человек, из них 76% выбрали специализированные программы. Лидируют по количеству слушателей «MBA в промышленности», «MBA в сфере финансовых услуг» и «MBA управление проектами». Ненамного отстают «MBA в управлении персоналом», «MBA управление продажами» и «MBA управление маркетингом».

2. Студенты влияют на содержание и структуру программ

Теперь студенты сами подсказывают, как им интереснее учиться. Образовательные онлайн-платформы позволяют проводить маркетинговый анализ профилей и активности студентов.

Бизнес-школы могут оперативно делать различные выгрузки, когортные и перекрестные отчеты, чтобы лучше понимать, кто учится на программах MBA, как и почему. Благодаря этому легко адаптировать контент под сегменты, вводить новые специализации, разрабатывать новые задания и отслеживать, какие учебные программы сложно осваиваются, чтобы делать их более удобными и практикоориентированными.

К слову, на ресурсах типа Coursera и Udacity вы не найдете учебных программ с таким высоким уровнем адаптивности. В основе системы обучения подобных ресурсов лежат в подавляющем большинстве стандартные элементы: видео, учебник, тестирование, на длительных курсах — итоговый проект.

Создание эффективной системы дистанционного обучения с качественным контентом стоит немало усилий, денег и времени. Для одного курса нужно больше теории и инфографики, для другого — больше практических заданий, какую-то тему можно закрепить только через геймификацию или групповые задания. Важно, чтобы они не были одинаковыми, мотивировали к дальнейшему обучению и развивали реальные навыки.

3. В образовательный процесс включаются игровые механики и симуляции

Использование онлайн-инструментов и вовлекающих игровых элементов при разработке программ повышает мотивацию взрослых занятых людей оттачивать и закреплять бизнес-навыки. Об этих трендах говорят давно, но только сейчас в этих направлениях видны реальные шаги — так что эти «тренды будущего» наконец-то становятся реальными трендами, а не калькой с выступлений TED.

4. Корпоративное обучение переходит в онлайн

Компании подхватили тенденцию онлайн-обучения управленцев по программам MBA. Опять же приведем в пример нашу статистику: за последние два года количество корпоративных клиентов выросло почти в два раза.

Многие наши студенты рассказывают, что решили получить степень MBA в онлайне, потому что первый раз попробовали обучаться дистанционно именно на рабочем месте. А одна из выпускниц рассказала, что способствовало ее повышению:

Я давно стала задумываться о переводе обучения персонала в регионах на более экономичный дистанционный формат. Так как в Челябинске онлайн-обучение еще не очень распространено, я решила поступить в московскую бизнес-школу.

Учась дистанционно, я поняла, как это сделать. Система дистанционного обучения на предприятии сейчас внедрена, сотрудники почти привыкли к регулярным тестированиям. Уже со второй половины 2016 года мы введем полноценные аттестационные тесты.

Для корпоративного сегмента перспективна гибридная модель blended learning — система внутреннего наставничества с элементами онлайн-обучения и профессионального тестирования, которые предлагают сторонние провайдеры.

Прогноз и перспективы

Развитие рынка онлайн-программ MBA в России можно смело оценить как позитивное минимум на десятилетие вперед. Отрасль научилась монетизироваться и дала начало новым интересным технологиям — скоро мы станем свидетелями их внедрения. Двигаться в сторону коротких и средних длительности программ МВА — максимум один-полтора года.

Что касается длительных программ формата МВА, здесь будет усиливаться акцент на отрасли и на индивидуализацию обучения. На западном рынке (раз уж мы всегда говорим о нем как о старшем брате в области бизнес-образования) эти тенденции отчетливо просматриваются даже у самых крупных и негибких игроков бизнес-образования из первой двадцатки рейтинга Financial Times или Business Week.

Есть основания полагать, что дистанционное образование наконец-то перестанет быть чисто «московским». В 2015 году слушатели из Москвы и Санкт-Петербурга составляли лишь 40% набора при постоянном росте количества студентов, остальные были жителями разных регионов России и стран СНГ. Для московских бизнес-школ стал доступен огромный пласт аудитории.

Выживут те бизнес-школы, которые будут предлагать качественный и разнообразный контент прикладного характера и вкладывать в разработку платформ серьезные ресурсы. Дополненная реальность, геймификация и симуляторы, адаптированные для мобильных устройств системы дистанционного обучения станут повседневностью. Их внедрение повлияет не только на бизнес-образование, но и на весь образовательный рынок в целом.

#Колонка #MBA #образование #онлайн_образование #онлайн_обучение #City_Business_School

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления