[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": ["hyperloop","\u0442\u0440\u0430\u043d\u0441\u043f\u043e\u0440\u0442_\u0431\u0443\u0434\u0443\u0449\u0435\u0433\u043e","caspian_vc_partners"], "comments": 4, "likes": 13, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "18167" }
Никита Евдокимов
4 975

Почему Hyperloop отстал от графика

Как две конкурирующие компании не могут закончить проект из-за внутренних конфликтов и недостатка финансов

Поделиться

В избранное

В избранном

5 сентября издание Wired изучило, как продвигается создание сверхскоростных проездов Hyperloop по проекту Элона Маска. С 2013 года им занимаются конкурирующие компании HTT и Hyperloop One, однако ни одной из них не удалось добиться осязаемых результатов. У HTT до сих пор нет ни одного работающего прототипа, но есть планы строить поезда из «словацкого вибраниума». Hyperloop One недавно пережила раскол и потеряла технического директора, который стоял у истоков проекта. Редакция vc.ru публикует адаптированный перевод материала.

В 2013 году власти Калифорнии объявили о строительстве высокоскоростной железной дороги за $68 миллиардов. Ветка должна была связать города побережья и отдаленные агломерации. Эта новость возмутила основателя компании Tesla Элона Маска и он предложил свой проект: построить вакуумные тоннели для перемещения сверхскоростных поездов — Hyperloop.

«По моим расчетам, чтобы построить один такой тоннель между Лос-Анджелесом и Сан-Франциско потребуется $6 миллиардов — это десятая часть от расходов на Высокоскоростную железную дорогу. При этом поезда будут ходить со скоростью свыше 1200 км/ч, а на дорогу между этими двумя городами пассажиры будут тратить всего 36 минут», — заявил Маск.

Впрочем, сам он отказался от реализации идеи: вместо этого Маск решил посвятить свое внимание уже существующим проектам — Tesla и SpaceX. В августе 2013 года он опубликовал спецификации Hyperloop, и тут же нашлись две компании, которых заинтересовал этот документ: Hyperloop One и Hyperloop Transportation Technologies (HTT).

Компании

Шервин Пишевар

Сооснователь Hyperloop One Шервин Пишевар родился в Иране в начале 1970-х. Спасаясь от революции и Ирано-Иракской войны, его семья эмигрировала в США. «Отец Пишевара работал таксистом в Вашингтоне (позднее это побудило его инвестировать в Uber), а мать — домработницей», — пишет автор издания The Wired Оливер Франклин Уоллис.

Закончив университет Беркли, он открыл несколько интернет-площадок. Одну из них — сервис Webs.com — он продал в 2011 году за $117,5 миллионов. После этого он присоединился к инвестиционному фонду Menlo Ventures, где удачные ставки на проекты Tumblr, Warby Parker и Uber увеличили его доход. Позднее он открыл свой собственный фонд — Sherpa Capital.

Пишевар заслужил репутацию светского льва Кремниевой долины. Он легко знакомился как со знаменитостями — Майли Сайрус, Джастином Бибером, Канье Уэстом, так и с руководителями компаний. Позднее он стал интересоваться политикой, стал спонсором демократической партии и кампании Хиллари Клинтон.

— Оливер Франклин-Уоллис

Благодаря политике он познакомился с Элоном Маском. В январе 2013 года они вместе отправились на Кубу, чтобы договориться об освобождении американского заключенного. «В небе над карибским морем глава SpaceX впервые рассказал о Hyperloop. Пишевар, идеализировавший Маска, уговорил его сделать проект открытым и начал искать талантливого инженера».

В это же время проектом заинтересовался Дирк Алборн, американский предприниматель с немецкими корнями. До этого он вел бизнес по продаже печей на гранулированном топливе в Италии, а затем переехал в Лос-Анджелес, пишет Франклин-Уоллис.

Там он стал сооснователем платформы JumpStartFund, которая предлагала людям публиковать бизнес-идеи и находить волонтеров для их реализации. Люди работали бесплатно, рассчитывая на доли в компании в случае успеха проекта. Чтобы найти деньги на запуск платформы, Алборн параллельно работал водителем Uber.

— Оливер Франклин-Уоллис

После появления в сети спецификаций Hyperloop, Алборн разместил идею проекта на JumpStartFund. К обсуждению присоединились сотни специалистов. Они разрабатывали дизайн транспортных капсул, обсуждали технические вопросы и предлагали возможные маршруты. Собрав волонтеров, Алборн открыл компанию HTT — Hyperloop Transportation Technologies.

Дирк Алборн

«Соинвестором проекта стал итальянский предприниматель и инвестор по имени Бибоп (Габриэле) Греста. В молодости он был рэп-исполнителем, выступал вместе с популярной итальянской танцевальной группой Mato Grosso, а также работал на местном MTV. Потом он увлекся стартапами и на одном из ИТ-мероприятий познакомился с Дирком Албарном. Тот предложил ему стать исполнительным директором HTT», — пишет Франклин-Уоллис.

Сейчас в компании удаленно работает более 400 волонтеров — инженеров из NASA, SpaceX и Boeing, сообщает Франкин-Уоллис: «Алборн и Греста предложили реализовать проект правительствам Индии, Словакии, ОАЭ. Предприниматели уговорили другие компании помочь воплотить идею, и те поделились патентами и технологиями».

Бибоп Греста

Между тем, Пишевар нашел инженера. Им стал бывший инженер SpaceX Броган БэмБроган, помогавший разрабатывать ракету Falcon 1 и капсулу Dragon. Компанию они решили назвать Hyperloop Technologies.

БэмБроган пригласил своего коллегу и друга Джоша Гигеля, работавшего в компании Virgin Galactic, а Пишевар провел раунд инвестиций серии «А» и привлек восемь миллионов долларов. У компании получился «звездный» совет директоров. В него вошли бывший представитель Белого дома Джим Мессина, основатель компании X Prize Питер Диамандис, инвестор и сооснователь компании Palantir Джон Лонсдейл, а так же топ-менеджер Snapchat Эмили Уайт. Также Пишевар получил возможность представить идею президенту США Бараку Обаме.

— Оливер Франклин-Уоллис

Руководителем компании был назначен бывший сотрудник Cisco Роб Ллойд. Также Шервин Пишевар пригласил своего родного брата Афшина.

Броган БэмБроган

Компания переехала на место закрытой фабрики и начала разрабатывать прототип, взяв за основу принцип Элона Маска «Создавай быстро, тестируй еще быстрее». Но дело не задалось с самого начала.

БэмБроган и Афшин Пишевар не ладили друг с другом. Кроме того, БэмБроган хоть и был популярен среди инженеров, но другие сотрудники находили его жутким и вспыльчивым человеком. Очень часто встречи превращались в турнир «кто кого перекричит». Многим казалось, что Пишевар относится к проекту несерьезно. Когда название компании изменилось на Hyperloop One, он продолжил приводить гостей, казавшихся неуместными в офисе транспортного стартапа: поп-исполнителей Кэти Пэрри и will.i.am. Однажды он пришел со свиньей.

— Оливер Франклин-Уоллис

Проекты

В мае 2016 года компания Hyperloop One устроила презентацию двигателя вакуумного поезда на полигоне в пустыне Невада. Однако не обошлось без накладок, пишет автор издания The Wired: «Инженеры слишком рано запустили электрогенераторы, и они перегрелись. Демонстрация оказалась под угрозой срыв».

Тогда Броган БэмБроган решил снизить нагрузку и провести показ только на одном генераторе. «Разумеется, это повлияло на скорость. Металлическая платформа на электромагнитах разогналась до 186 километров в час и затормозила о песок. Как и многие узлы и агрегаты Hyperloop, тормоза еще пока не совершенны», — комментирует эксперимент Франклин-Уоллис.

«В 2017 году мы представим первый работающий прототип. К 2019 году мы надеемся создать транспорт, способный перевозить грузы, а к 2021 — пассажиров», — делился планами Броган БэмБроган. Однако уже в июле 2016 года он покинул компанию и подал в суд на другого сооснователя — Шервина Пишевара.

Новым техническим директором был назначен Джош Гигель. К лету 2016 года проект транспортного средства от Hyperloop One уже сильно отличался от первоначальной версии, которую предложил Маск. «Во-первых мы отказались от использования пневматических подшипников в пользу маглева — магнитной левитации. Пневматические подшипники создают слишком маленький зазор между стенками тоннеля и капсулой. А маглев позволяет нам увеличить это расстояние до 25-40 мм. К тому же это дешевле», — рассказывает Гигель.

Кроме того, компания отказалась от использования солнечной энергии: «Мы думаем о будущем. Вдруг мы запустим еще больше капсул, а нам не хватит энергии и нам будет некуда ставить новые солнечные панели. Кроме того, даже при питании от электросетей проект будет гораздо менее энергоемким, чем высокоскоростные поезда», — заявил Гигель.

Сейчас Hyperloop One работает над решением многих инженерных задач. Для совершения комфортного ускорения, торможения и поворотов все еще требуются слишком большие расстояния. «Мы не хотим, чтобы пассажиры чувствовали, будто катаются на американских горках. Наша цель — сделать путешествие похожим на авиаперевозки: взлет, посадка, плавные повороты», — поясняет Гигель.

Этого можно достичь, уверен Гигель, при помощи строительства туннеля под землей или под водой, но тогда увеличатся и затраты: «В этом случае мы планируем использовать туннели не из стали, а из альтернативных материалов, чтобы сократить издержки. Наша задача — заставить систему работать. Даже если итоговый проект окажется таким же дорогим, как и высокоскоростная железная дорога, он все равно будет на порядок быстрее».

Описание транспортного средства компании HTT выглядит слишком многообещающим, чтобы быть похожим на правду, пишет Франклин-Уоллис. «HTT не отказывается от использования солнечных панелей и планирует задействовать кинетическую, геотермальную и ветряную энергию». Это позволит производить на 30% больше энергии, чем будет потреблять система, уверяют представители HTT. Помимо этого компания хочет превратить опоры труб в вертикальные сады».

По словам Греста, HTT собирается сократить издержки строительства за счет аренды земельных участков в обмен на ресурсы: «Представьте: вы фермер. Я прихожу и предлагаю провести через вашу землю тоннель на опорах. Что вы получаете взамен? Бесплатное электричество и воду, которое вы можете использовать так, как вам вздумается — можете даже разливать воду по бутылкам и продавать, настолько она будет чистой».

Кроме того, HTT планирует ввести бесплатный проезд для пассажиров: он будет оплачиваться за счет показов рекламы. Первую версию транспортного средства компания обещает представить в 2018 году. По словам Грета, главной проблемой компании становится воровство идей конкурентами из Hyperlop One: «Что бы мы не анонсировали и в какую бы страну не поехали вести переговоры о сотрудничестве, они все повторяют за нами. Своровали даже имя компании — Hyperloop Technologies. Так что их стратегия мне ясна».

Шервин Пишевар отрицает это и говорит, что такое имя было выбрано под влиянием компании Uber Technologies: «Тогда я о них еще даже не знал», — признается он.

Некоторые из технологий HTT уже широко используются. Транспортное средство также будет перемещаться с помощью маглева (благодаря патенту Ливерморской национальной лаборатории) и использовать вакуумные насосы компании Leybold. Другие технологии звучат фантастически, пишет Франклин-Уоллис.

HTT заявляет о том, что корпус капсулы будет сделан из «вибраниума» — нового материала на основе углеродного волокна, который был разработан в Словакии. Он назван по мотивам комиксов Marvel, где из металла с аналогичным названием сделан щит Капитана Америки.

— Оливер Франклин-Уоллис

Первая ветка Hyperloop от HTT должна появиться в 2018 году в экологическом поселении Куай Вэлли, обещает Греста: «Мы начинаем строительство в конце 2016 года. Причем не в какой-то пустыне, а в городе, и нашей трассой смогут пользоваться 10 миллионов человек».

Впрочем, автор Wired настроен скептично и к проекту и к личности совладельца компании.

Стоимость этого проекта оценивается в $100-150 миллионов, но таких средств у HTT нет. Конечно и Греста и Алборн уверяют, что стоит им «дернуть за ниточки» и деньги появятся. Кроме того, сейчас один из основных источников дохода проекта — это сборы за выступления сооснователей и участие в конференциях. В компании нет сотрудников — только волонтеры, которые трудятся за долю в бизнесе, а основатели получают заработную плату через платформу JumpStartFund.

Греста преувеличивает и детали своей биографии. Он уверяет, что в 1999 году продал свою компанию Bibop Research за 11 миллиардов итальянских лир или, как он говорит — за $50 миллионов. Но по курсу того года 11 миллиардов лир равняются всего $6 миллионам.А по документам сумма сделки была всего 4 миллиарда лир.

— Оливер Франклин-Уоллис

Единственная вещь, которая сближает проекты Шервина Пишевара и Дирка Алборна — это отказ от маршрута «Лос-Анджелес — Сан Франциско». «Ни одна компания не может позволить себе приобрести землю для прокладки туннелей. К тому же авторам проекта не удалось решить одну из самых главных проблем: как расположить станции поближе к городским центрам», — пишет Франклин-Уоллис.

Конфликт в Hyperloop One

Все началось 12 мая 2016 года — на следующий день после презентации в пустыне Невада. 11 топ-менеджеров Hyperloop One, включая БэмБрогана и Гигеля, подписались под обращением к Пишевару и Ллойду. Они требовали, чтобы Пишевар сложил с себя полномочия председателя совета директоров и дал сотрудникам возможность контролировать деятельность компании. «В результате переговоров, которые заняли несколько недель, руководство компании согласилось пойти на уступки, но Пишевар отказался уходить».

Критическая ситуация сложилась в середине июня 2016 года. БэмБроган и Пишевар собирались принять участие в Петербургском экономическом форуме и встретиться с высокопрофильными инвесторами, включая предпринимателя и владельца группы «Сумма» Зиявудина Магомедова. Он дважды инвестировал в Hyperloop One — один раз через саму группу «Сумма», второй — через фонд Caspian VC Partners.

Однако БэмБроган отказался сопровождать Пишевара на форум, а когда тот уехал, то предупредил российских инвесторов о проступках руководства: нецелевой растрате средств, незаконном обогащении, а также об угрозах другим сотрудникам компании.

Пока Пишевар был в России и обсуждал концепцию строительства ветки Hyperloop в Москве, его брат — Афшин положил на рабочее место БэмБрогана веревку с петлей. «Свой поступок он позднее объяснил желанием намекнуть техническому директору проекта, что тот ведет себя как ковбой, и на самом деле это была вовсе не петля, а лассо», — пишет Франклин Уоллес.

Тем не менее, когда на следующее утро БэмБроган обнаружил находку, он вызвал полицию и обратился в суд. Не дожидаясь итогов расследования, компания решила уволить главу отдела по правовым вопросам Афшина Пишевара.

БэмБроган был в гневе. Вскоре в офисе компании состоялся финальный разговор. Часть сотрудников пришла вместе с семьями. Вице-президента Дэвида Пендергаста обвинили в саботаже, и попытках ослабить позиции Hyperloop перед инвесторам. Он был уволен на глазах жены и дочери. Вместе с ним компанию покинули БэмБроган, Сойер и Малхолланд.

— Оливер Франклин-Уоллис

15 июля суд Лос-Анджелеса отклонил иск БэмБрогана. Опросив свидетелей, судья пришёл к выводу, что Афшин Пишевар не представляет угрозы для истца, поскольку они не живут и не работают вместе. Hyperloop One подготовил ответный иск на $250 миллионов, обвинив четверых сотрудников в том, что они нарушили ряд соглашений — в том числе, о неконкуренции и конфиденциальной информации.

«По словам представителей компании, они попытались устроить переворот и занять места руководителей проекта, а когда «заговор» провалился, то решили привлечь семерых ключевых сотрудников компании для участия в новом проекте Hyperloop Two», — пишет Франклин-Уоллис.

В качестве подтверждения иска компания Hyperloop One заявила, что 25 мая 2016 года, до начала публичного конфликта, некто с email-адресом gunsbrogan@yahoo.com зарегистрировал адрес hyperlooptoo.com, предназначенный для публичной компании. Стартап потребовал от БэмБрогана возмещения убытков на сумму $50 млн и компенсации в размере $200 млн.

Адвокат БэмБрогана сообщил, что все заявления Hyperloop One не соответствуют действительности, а адрес был зарегистрирован ради шутки.

«Разногласия между сооснователями бывают в каждой компании, — подводит итог Франклин-Уоллис. — Через это прошли и Facebook, и Apple, и Tinder, и Snapchat. Некоторые стартапы перерастают их и живут дальше, а некоторые — нет».

«Hyperloop One больше, чем Пишевар, БэмБроган и Роб Ллойд, — размышляет Джош Гигель. — И мы не хотим повторять судьбу братьев Райт, которые изобрели воздухоплавание, а потом большую часть жизни судились с другими людьми, подозревая их в воровстве идеи».

#hyperloop #транспорт_будущего #Caspian_VC_Partners

Статьи по теме
Hypeloop One обвинила сооснователя в попытке создать Hyperloop Two и потребовала $250 млн
Сооснователь Hyperloop One рассказал об угрозах со стороны руководства компании после встречи с российскими инвесторами
Hyperloop обсудит с властями столицы строительство магистрали в Москве
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления