[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Konstantin Panphilov", "author_type": "self", "tags": ["\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434","bigpicture","\u0441\u0435\u0440\u0433\u0435\u0439_\u0431\u0430\u0440\u044b\u0448\u043d\u0438\u043a\u043e\u0432"], "comments": 108, "likes": 64, "favorites": 34, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "18750" }
Konstantin Panphilov
54 637

Сергей Барышников: Как я вернул долг размером в $2 млн благодаря созданию BigPicture.ru

Основатель сайта BigPicture.ru Сергей Барышников рассказал представителям финансового агрегатора «Сравни.ру» историю о том, как десять лет назад он оказался должен $2 миллиона, но сумел рассчитаться с кредиторами в том числе благодаря развитию нового проекта. Редакция vc.ru публикует рассказ с разрешения авторов.

$2 млн в долг

Это был 2006 год. Я был совладельцем компании в сфере электронной коммерции, которая занималась продажей телефонов, автомагнитол, игровых приставок. Мы были одной из первых компаний, которая пошла в регионы и стала использовать наложенный платёж. Тогда Nokia 3310 в Москве стоила $150, а где-нибудь в Южно-Сахалинске или Норильске — уже $700–800, и когда люди получили возможность купить её в интернете за $150 плюс $30 за доставку, они ринулись у нас заказывать.

Нам нужны были оборотные средства, мы слишком быстро росли, у нас оборот был $1,5–2 млн в месяц, а деньги тогда оборачивались медленно — просто компания «СПСР», которая единственная тогда занималась доставкой с наложенным платежом, очень долго не возвращала нам деньги после оплаты покупателя.

Своих денег не было, приходилось занимать. Долги были перед банками (но в меньшей степени, потому что у них занимать тогда было проблематично), перед друзьями, и перед какими-то бандитскими структурами, и перед юридическими лицами — всего 19 контрагентов. Долг порядка $2 млн накопился где-то за год.

Пришлось пустить в бизнес каких-то партнёров, которые потом повели себя нечестно и в один прекрасный момент я остался без компании, но с обязательствами перед контрагентами. Я, конечно, могу написать целую книгу о том, как меня обманули, подвели, кинули. Но это ведь я сам связался в своё время не с теми людьми, я сам принимал какие-то неправильные решения. Это я не умел планировать и думал, что мой бизнес будет только расти. Так что я сам себя загнал в эту историю и сам несу за это ответственность.

Знаю, что моя компания в итоге была кому-то перепродана, потом её продали ещё раз и в результате она закрылась. Тогда рынок мобильных телефонов укрупнялся, все мелкие игроки банкротились или уходили с рынка. Было понятно, что останутся только операторы, «Связной» и «Евросеть». Все остальные оптовики и компании поменьше сплюхивались в один момент. Я, может, одного-двух людей знаю, которые вышли из этого бизнеса в плюсе. Все остальные — с тем или иным геморроем.

Полтора года ада

Эта история лишила меня жены, лишила меня практически 90% друзей, лишила меня всего имущества, не говоря уже о здоровье.

Большинство из тех, кому я был должен денег, не верили мне, думали, что я просто куда-то спрятал эти деньги, поэтому пытались всеми честными и нечестными способами их найти. Угрожали родственникам, угрожали мне. Естественно, что я сразу же продал квартиру, машину, какую-то другую собственность, отдал буквально всё, что было заработано к тому моменту. А дальше старался как-то с каждым урегулировать вопрос, только это не всегда хорошо получалось.

22 июня 2007 года у подъезда на меня напали, связали и увезли в лес где-то в районе Одинцово, привязали к дереву вверх ногами и оставили на ночь. Под утро вернулись, спросили где деньги, я ответил, что их нет, они срезали верёвку и уехали. Вообще тогда было много встреч, которые могли закончиться, чем угодно.

В такой ситуации начинает реально ехать крыша, ты думаешь, что весь мир против тебя, и ты не видишь себя в этом мире больше. Я наверно всю гамму чувств пережил, и самые плохие мысли лезли в голову, потому что я просто не видел выхода. Свой бизнес — непонятно как открывать. Всё понятно, когда ты стартуешь с нуля, а когда стартуешь с такого минуса — я не представлял, как это можно сделать.

Можно сказать, что меня вытащили только близкие — мама и брат, они тоже отдали всё, что можно было, поддерживали меня и верили, что рано или поздно это закончится. И мне ничего не оставалось, кроме как доказать им, что они правы, что я смогу выбраться из этой сложной ситуации. По сути, другого пути у меня и не было — я даже не мог начать пить, потому что у меня не было денег на алкоголь. Всё, что у меня было — это старенький ноутбук и больше ничего.

Новый старт

Прошлый мой бизнес был связан с интернетом, поэтому я в этом кое-что понимал. И вообще мне всегда была близка история с продвижением проектов, в электронной коммерции я сам занимался маркетингом, рекламой, пиаром, развитием. В итоге мне удалось договориться, что я буду вести несколько развлекательных ресурсов за процент от прибыли. Я набирал сотрудников, продавал рекламу, продвигал эти проекты и оставлял себе 30% от того, что они зарабатывали.

Поработав по такой схеме год, я глубоко окунулся в историю контентных развлекательных проектов, познакомился с владельцами аналогичных сайтов «ЯПлакалъ», Fishki.net, которые тогда уже вовсю шумели. У нас образовалась такая закрытая тусовка, и я у ребят много чему научился, понял, что сильная сторона — это хороший трафик, а слабая в том, что пока далеко не все рекламодатели готовы платить адекватные деньги за развлекательный трафик, они считают, что он должен априори стоить дёшево, это же развлечения, какие-то картиночки, гифки, несерьёзно как-то, за что платить-то?

В общем, я вместе с редактором из Харькова Евгенией Молчановой, с которой вместе работал на одном из продвигаемых мною ресурсов, решил сделать проект для офисных сотрудников, с осознанным контентом, красивыми фотопроектами (тогда именно фотоконтент был очень востребован). Он должен был вобрать в себя всё самое лучшее из развлекательного, но отбросить всё вроде «я паркуюсь как мудак», мемы и прочее, оставив это поколению «ВКонтакте». Вот на этой волне «Бигпикча» (BigPicture) и полетела.

Женя тогда не знала, какая сложная ситуация у меня. Она занималась контентом, я всем остальным — раскруткой, административными вопросами и продажами. Я приносил деньги и от того, знала бы она или нет об этом, я бы денег-то меньше или больше не стал бы приносить. Так что какая разница. Первые годы мы с ней вдвоём по 25 часов вкалывали, сейчас она уже не работает над проектом, живёт на Бали, у неё всё хорошо.

У меня были 1,5 года, когда я просто не понимал, благодаря чему смогу решить свои проблемы, благодаря какому бизнесу. Но когда стал делать «Бигпикчу», когда она стала зарабатывать какие-то первые деньги, пусть и маленькие, я уже знал, что если буду вкладывать и строить по уму, то она и станет моим шансом, когда-нибудь, спустя много-много лет, выбраться из этой истории.

Не все кредиторы, конечно, соглашались ждать, кто-то мои долги перепродавал. Я за эти годы очень много изучил, как себя ведут люди, которым должны деньги. Сейчас можно целую книгу об этом написать, я мог бы семинары даже проводить, шучу, конечно.

Первый, кто получил деньги — это те, кто пришёл ко мне и сказал: «Серёжа, я вижу, что ты что-то делаешь, чем я тебе могу быть полезен». В общем те, кто предложил какую-то помощь, неважно какую — кто-то приводил каких-то клиентов, кто-то знакомил с людьми, которые мне потом оказались полезными. За счёт каких-то взаимозачётов и прочего они пусть и не быстро, года через три примерно, получили свои деньги. А часть кредиторов до сих пор думает, что с помощью каких-то угроз может ускорить этот процесс. Они пока ещё не вернули назад все свои деньги, но к концу года я рассчитываю закрыть долги полностью.

9 лет. Я за это время столько опыта получил и хорошо прокачался в сложных межличностных отношениях. Эти навыки мне каждый день и сейчас пригождаются. Например, в «Бигпикче» ежедневно по несколько встреч проходит, и если человек приходит с каким-то «мутным» предложением, то я это вижу в первую же минуту. Мне несколько лет приходилось где-то юлить, что-то придумывать и как-то выкарабкиваться, я многие из этих уловок вижу невооруженным глазом, что позволяет мне избегать плохих проектов.

Конечно, я знал, что у меня будут пытаться отобрать новый бизнес, поэтому старался заранее себя обезопасить, что-то придумывал, чтобы у меня физически было невозможно его отнять. Ещё год назад очень много процессов было завязано на мне лично, и без меня «Бигпикча» просто перестала бы быть такой интересной как бизнес-проект. Я был её моторчиком. Сейчас уже стараюсь уйти от этого.

Полтора года назад мы объявили краудфандинг, хотели продать 10% Бигпикчи за €200 тысяч и продали. Так что стоимость «Бигпикчи» — €2 млн, сейчас уже, наверное, чуть подороже даже, потому что мы открыли ещё и агентство, стали целой медиагруппой. Но всего этого не получилось бы, не вляпайся я так в 2006 году. В «Бигпикчу» ведь не столько знаний вложено, сколько упорства, и столько души. Она как ребёнок. Знаете, когда проект делает человек, у которого нет пути назад, невозможно сделать плохо.

По пути к выходу

Со своей женой Юлей я познакомился летом 2010 года, тогда прошло чуть больше года с момента запуска «Бигпикчи». Я уже начал что-то зарабатывать, но всё тут же отдавал. Такое не скроешь, поэтому на втором же свидании я рассказал в общих чертах (без лишнего треша) о своей ситуации, о том, что не очень понимаю, когда она закончится, что готов работать, но возможно будут времена, когда мы не будем знать, на что завтра есть. А она не ушла, согласилась вместе жить.

Мы снимали однокомнатную квартиру, и действительно периодически проскакивали такие моменты, когда приходилось брать копилку с мелочью и вытряхать её, чтобы купить пельмени. Пусть и не часто, но такое было. Старались относиться к этому с юмором — в этом есть что-то забавное, Юля занимала неплохую должность в МТС, я же в 25 лет ездил на «Мерседесе» с личным водителем, а теперь мне за 30, а нам приходится разбивать копилку, чтобы купить еды.

Сейчас звонки, визиты представителей кредиторов прекратились, но ещё два года назад случались тяжёлые переговоры. Вот ты должен человеку $100 тысяч, например, в 2010, 2011 и 2012 годах у него всё хорошо, и он готов ждать, вы договорились, что ты будешь возвращать ему по миллиону в год, а тут кризис — его бизнес начинает себя плохо чувствовать, и вот он приходит и просит отдать всё на следующей же неделе. Такие случаи тоже были. Кто-то по-хорошему приходил, а кто-то не по очень хорошему. Тоже приходилось что-то делать, выпутываться.

Но у предпринимателя такая задача — быть всегда юлой, чтобы и бизнес не страдал, и семья не чувствовала себя обделённой. Мало ли, какой-то крупный клиент просрочил платёж, и тебе надо сделать, чтобы этого никто не заметил. Я думаю, что и семья, и бизнес не почувствовали 80% случаев, когда я ехал на работу и не знал, где взять деньги на зарплату или чтобы еды купить. Как-то мы выпутались из всей этой истории.

Два-три года назад я уже перестал отдавать кредиторам всё, что зарабатываю. У меня родился сын, поэтому я начал оставлять что-то и для жизни семьи. Нельзя же работать много лет и совсем не видеть, что ты заработал, не ощущать результат. Понятно, ты отдаёшь долги — но только это не может тебя постоянно стимулировать, заставлять расти и развиваться дальше. Нельзя допускать появления мыслей, что «блин, да это никогда не закончится». Иначе опустятся руки.

Естественно, что мне стали задавать вопросы: «Ага, это на мои деньги ты отправил жену на море, или машину купил?» И я, конечно, понимаю этих людей, но с другой стороны… В общем, приходилось постоянно объяснять, что если я и купил машину, то для работы, и всё в таком духе. Сейчас мне и моей семье живётся, как я считаю, комфортно, вряд ли нам что-то большее нужно.

Поэтому сомневаюсь, что после закрытия всех долгов как-то изменится наш образ жизни, привычки. Если честно, я уже не сильно смотрю за своими тратами, я только знаю, что они всегда в пределах разумного — всё остальное, что зарабатываем, уходит на окончательное завершение этой истории. А потом, видимо, эти деньги будут инвестироваться в бизнес, нам есть куда расти, у нас очень много проектов, которые ждут, когда мы поучаствуем в них не только своими мозгами, но и деньгами.

Мои уроки

1. В твоей жизни всегда должны быть люди, ради которых ты будешь готов на всё и даже больше.

Это не урок, а просто факт: без поддержки близких я не думаю, что смог бы из этого выбраться. Будь я совсем один — это было бы, скорее всего, невозможно. Если ты оказался в сложной ситуации, очень важно, чтобы тебе было ради кого выбираться. В твоей жизни всегда должны быть люди, которым ты будешь дорог, когда в глазах всех ты будешь последним негодяем. У меня есть моя семья, ради которой я хочу впахивать, чтобы у них всё было хорошо. Если бы не было близких рядом, то я бы не нашёл в себе столько сил.

2. Если деньги твоя слабая сторона — огради себя от финансовых решений.

Деньги, как показала практика, не моя сильная сторона. Сейчас бизнес организован таким образом, что я не имею доступа к клиент-банку, я даже не смогу совершать каких-то серьёзных операций по корпоративной карте — у меня стоит лимит 10 тысяч рублей в день, которыми я реально могу распоряжаться, а больше может тратить только коммерческий или финансовый директор, у них есть для этого полномочия, а у меня нет. Я специально настроил работу таким образом, чтобы оградить себя от каких-то существенных финансовых операций и решений.

3. Никто тебе не поможет, если ты сам себе не поможешь.

Никто и не должен, в принципе, тебе помогать. Если сам влип, сам и разруливай.

4. Из любой ситуации есть выход.

Априори нет безвыходных ситуаций, надо просто искать.

Сейчас я закрыл 97% своих долгов. Один из кредиторов мне даже пообещал, что, если я всё верну, то он меня отправит в кругосветное путешествие. Но лично у меня не осталось эмоций, чтобы как-то праздновать — я хочу поскорее забыть эту историю. Мне не хочется лишний раз её через себя пропускать. Нет, скорее всего, я просто отдам то, что ещё должен, и постараюсь больше не вспоминать об этом.

Оригинал публикации — на сайте «Сравни.ру»

#золотойфонд #bigpicture #Сергей_Барышников

Статьи по теме
Как команда блога BigPicture.ru уволила депрессивную редакцию и научилась продавать лонгриды
«Надоело участвовать в этой возне»
Фотоблог Bigpicture продаст 10% акций через сервис коллективных инвестиций
Сергей Барышников, Bigpicture.ru: «Стартапам важно поднять раунд, а я хочу зарабатывать»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления