[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0440\u043e\u0432\u0430\u043b","\u043c\u0435\u0431\u0435\u043b\u044c","\u043a\u043b\u0430\u0434\u0431\u0438\u0449\u0435","\u043a\u043b\u0430\u0434\u0431\u0438\u0449\u0435_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u043e\u0432","\u0441\u043c\u0435\u0440\u0442\u044c_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0430","dot_bo"], "comments": 9, "likes": 14, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "18773" }
Daria Khokhlova
5 485

Смерть стартапа: Почему закрылся привлёкший $20 млн онлайн-магазин предметов интерьера Dot & Bo

23 сентября 2016 года онлайн-магазин мебели Dot & Bo объявил о своём закрытии. Редакция vc.ru публикует материал о том, что собой представлял магазин, привлёкший $20 млн инвестиций при оценке в $60 млн, на какую аудиторию он ориентировался и почему ему пришлось закрыться.

Энтони Суху

Сервис по продаже мебели Dot & Bo был запущен в 2013 году. Его создатель, предприниматель Энтони Суху, рассказывает, что когда он работал на телеканале CBS, то часто получал вопросы от зрителей о том, какая мебель использовалась в различных эпизодах телешоу. «Мне хотелось уйти от традиционной модели продажи мебели по объявлениям», — объясняет он.

Компания публиковала подборки предметов интерьера, объединённых какой-то темой, которые затем появлялись на сайтах вроде Houzz или Pinterest. Так Dot & Bo привлекала пользователей.

Помимо подборок сотрудники Dot & Bo публиковали и статьи, в которых рассказывали истории создания тех или иных товаров и давали рекомендации по оформлении помещений и использовании конкретных предметов в интерьере. Команда также рассылала подписчикам еженедельные подборки идей для обустройства дома.

Целевой аудиторией проекта стало поколение миллениалов — «людей, которые уже выросли из мебели от IKEA, но ещё не готовы приобретать предметы от гораздо более дорогих брендов». Как отмечает издание TechCrunch, услугами компании в основном пользовались молодые люди, которые хотели стильно оформить своё первое жилище.

Это сервис для тех, кто хотел сделать свой дом похожий на место, где мог бы жить кто-то взрослый.

В 2014 году компания окончательно сделала ставку на контент — для развития этого направления к компанию привлекли ветерана медиаиндустрии Нэнси Тэллем.

Тэллем работала вместе с Суху на CBS и пришла в стартап по его приглашению. По словам Тэллем, задачей Dot & Bo стало не оптимизировать воронку продаж (как это делают другие онлайн-магазины), а обеспечить максимальное вовлечение аудитории — по примеру развлекательных продуктов вроде телевидения и игр.

По словам бывших сотрудников Dot & Bo, команда компании постоянно анализировала результаты продаж каждой коллекции, отслеживала обратную связь от пользователей, мониторила последние тренды в интерьерном дизайне.

Приобрести товары, которые предлагала компания, можно было только через интернет — у Dot & Bo не было физических магазинов. По словам Энтони Суху, более 60% аудитории стартапа составляли пользователи сети в возрасте до 45 лет.

В последние месяцы своей работы компания пыталась сменить направление деятельности — в частности, консультировала небольшие и крупные фирмы о том, как им стоит оформить свой офис. Такие услуги Dot & Bo предоставляла бесплатно.

Как отмечает TechCrunch, услуга могла оказаться актуальной в Сан-Франциско, где внутреннее убранство, атмосфера и комфорт в офисе для работников так же важны, как и размер заработной платы и социальный пакет. Dot & Co предлагала стартапам бесплатные консультации с подбором мебели и предметов интерьера, которые они могли приобрести на платформе.

Компания привлекла к сотрудничеству профессиональных архитекторов и дизайнерские агентства. Однако затея не дала ожидаемых плодов.

23 сентября 2016 года на сайте проекта появилось объявление о закрытии компании: «23 сентября Dot & Bo прекращает любую деятельность. Мы вели переговоры с крупными компаниями о поглощении проекта, но, к сожалению, они не увенчались успехом. Нам приятно видеть лояльность клиентов и мы гордимся тем, какой вклад мы сделали в отрасль, но нам не удалось найти покровителей, которые помогли бы довести нашу миссию до конца».

Команде не удалось обеспечить регулярный поток покупателей и оптимизировать расходы на доставку грузов — особенно крупногабаритных. «В целом расходы на логистику и различных специалистов оказались гораздо выше, чем предполагали основатели, и снизить их так и не удалось», — говорит один из инвесторов Dot & Bo.

В интервью изданию Recode Энтони Суху рассказал, что его проект закрылся из-за того, что команда «не смогла превратить его в бизнес». «Предприниматели из Кремниевой долины всегда стараются найти в событиях светлую сторону, а когда их стратегия не работает, то просто прячут головы в песок. Нам пришлось признать: Dot & Bo — просто неудавшийся проект».

Нам казалось, что мы делаем большие успехи, но выяснилось, что это не так. Бывает, что начинаешь разбираться в бизнесе чуть глубже, и оказывается, что есть куча проблем, решить которые просто невозможно. В такие моменты чувствуешь себя настоящим дерьмом.

— Энтони Суху

По словам Суху, рынок электронной коммерции в целом переживает не лучшие времена. Например, привлёкший $ 100 млн проект One King's Lane в августе 2016 года был продан за $ 30 млн. Предприниматель говорит, что сектор, в котором работал Dot & Bo, «просто замёрз» — и тогда команда отправилась искать покупателей. Он отказался назвать Recode потенциального покупателя бизнеса.

В общей сложности компания Dot & Bo привлекла более $20 млн инвестиций при оценке в $60 млн от фондов Trinity Ventures, Oak Investment Partners и других.

#Провал #мебель #кладбище #кладбище_стартапов #смерть_стартапа #dot_bo

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления