[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Alina Tolmacheva", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u0430\u0440\u043a\u0435\u0442\u0438\u043d\u0433","\u0444\u0440\u0438\u043b\u0430\u043d\u0441","\u043f\u0438\u0441\u044c\u043c\u043e_\u0432_\u0440\u0435\u0434\u0430\u043a\u0446\u0438\u044e","\u0440\u0435\u043a\u043b\u0430\u043c\u043d\u044b\u0439_\u0431\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441","\u0440\u0435\u043a\u043b\u0430\u043c\u043d\u044b\u0439_\u0440\u044b\u043d\u043e\u043a","\u0442\u0440\u0443\u0434\u043d\u043e\u0441\u0442\u0438_\u0440\u0435\u043a\u043b\u0430\u043c\u043d\u043e\u0433\u043e_\u0440\u044b\u043d\u043a\u0430"], "comments": 38, "likes": 22, "favorites": 17, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "19390" }
Alina Tolmacheva
12 505

Письмо в редакцию: Как я выбрал свободу вместо надежности восьмичасового рабочего дня

В редакцию vc.ru поступило письмо рекламного специалиста Николая Сюсько, который отказался от работы по найму в агентствах и решил открыть свое дело. Автор показал свое видение проблем отрасли, рассказал о трудностях, с которыми сталкивался в работе, и объяснил, почему решил открыть свое дело, хотя не считает себя бизнесменом.

Николай Сюсько

В 2012 году я переехал в Москву. Оставил в Киеве годовалую дочь, друзей, важное хобби и с годами наработанное имя. В Москве почти никого не знал — на рекламном рынке представлял собой темное пятно. За несколько лет я стал руководить отделом развития в рекламном агентстве, выиграл многомиллионные тендеры, например, Unilever. А потом взял и всё разрушил до основания во имя независимости.

Недавно экономист Нассим Талеб написал интересную колонку о найме как о добровольном рабстве. Меняете собственное мнение на стабильную зарплату? Будьте готовы к тому, что работодатель предъявит право на ваше время, мысли и действия. В нашем рабочем хаосе ситуация усугубляется — человек задерживается на работе до победного, высиживает на выходных и не подает голоса. Он не просит повышения зарплаты, отгула, компенсации морального и физического ущерба.

Есть альтернативный путь. Я не буду употреблять слово «фрилансер», оно скомпрометировано. Ему давно пора искать замену. Предлагаю использовать определение «свободный человек». Под ним стоит понимать не только формат удаленной работы, но и владение собственным временем и действиями.

Деньги

На первом месте работы в Москве я получал 120 тысяч рублей и бонусы. Играл роль директора по продажам, управлял двумя-тремя людьми. Когда же семейный кризис наложился на разочарование бизнесом рекламных агентств, я уехал строить стартап в Барселоне. Стартап прогорел, так и не запустившись. В момент риска оказаться на улице я получил предложение о работе в московском digital-агентстве. Договорились о символическом вознаграждении в 1000 евро (зафиксировав в рублях) и формате удаленного консалтинга.

Прошло время. Курс рубля рухнул. Я уехал из Барселоны. Пришлось больше времени проводить в Москве. 1000 евро стали для меня символом свободы. От неэффективных процессов, прожигания дней в офисе, стрессовых клиентов, слабой работы коллег, отчетности перед непрофессиональным начальством. Я стал больше путешествовать. Пожил в Берлине, Вене, Токио, Киеве, Тбилиси, Будапеште, Гоа.

Первое удивление: можно работать не в офисе, не в восьмичасовом графике и зарабатывать больше, чем в случае найма. Формула проста: проектная польза / время, затраченное на проект = вознаграждение.

В большинстве компаний рабочие процессы неэффективны. Перекуры, галдеж, коллективные мозговые штурмы, отсутствие инициативы — враги российских компаний. Свободный человек должен использовать ситуацию. За считанные часы он может создать качественный продукт, а оставшееся время заполнить другими проектами или интересами.

История с 1000 евро продлилась до августа 2016 года. Она позволила мне попутешествовать, использовать офис рекламного агентства как коворкинг, быть в курсе внутренних процессов рынка. Но за эту же сумму предъявлялись права на мою жизнь: быстрые ответы в почте или Telegram, еженедельная отчетность, бюрократические процедуры, подтирание задницы других людей (привет неэффективным процессам).

Точкой невозврата оказалось понимание наплевательского отношения сотрудников агентств к их успеху. Не только финансового, но рыночного и проектного.

Рекламные агентства настоящего похожи на развлекательные центры, где люди тусуются, но ничего не создают.

Отдельно хотел бы выделить в рекламных агентствах непрозрачное формирование зарплатного фонда. Почему руководство агентств скрывает зарплаты специалистов? Не делает их аналогичными подходу Buffer. В теории это должно стимулировать сотрудников больше трудиться, совершенствовать свои знания и навыки, чтобы получать соответствующее вознаграждение.

На практике же существует «зарплатная дискриминация». Специалисты с одинаковыми компетенциями и должностями могут получать разный оклад. В одном из агентств, в котором я работал, разгорелся скандал, когда Excel-таблица с зарплатами «случайно» всплыла в рабочих почтах сотрудников. Мне кажется, руководители скрывают зарплаты ради экономии на людях. Системы мифических бонусов только отвлекают команду — настраивают на золотые горы завтрашнего дня (Клондайк — наиболее удачная метафора).

Рыба гниет с головы

На днях знакомый арт-директор сообщил мне: «Я больше никогда не буду работать в агентствах». Как я его понимаю. Все четыре года найма в Москве я бился головой о стену непонимания. Она состояла из стереотипов топ-менеджеров рекламных агентств.

В 99% случаев у них нет профильного образования и опыта работы в международных компаниях. Они на практике обучаются рекламному ремеслу и менеджменту. Случается, что один и тот же человек занимается HR, PR, управленческими, креативными и стратегическими задачами. Он не способен выполнять весь фронт работ одинаково качественно. Такому специалисту ты не можешь прямо указать на его пробелы в знаниях и компетенциях.

Топ-менеджмент рекламных агентств любит уходить от ответственности. Когда дело доходит до важных бизнес-решений, руководство собирается в расширенном составе. Результат подобных встреч: дико компромиссный вариант или вовсе его отсутствие.

Ситуация осложняется, когда решения принимают некомпетентные в конкретном вопросе люди: аккаунт-директор комментирует решение по найму стратегов в команду, собственник «под ЛСД» запускает новое направление бизнеса.

Сегодня на рынке увеличилось количество случайных людей на руководящих должностях. Эти люди не управленцы, а линейные менеджеры.

В digital-агентстве Affect меня самого поставили руководить командой из трех человек (два менеджера и директор по продажам). До этого времени у меня не было управленческого опыта. Большинство решений принималось не на основании фундаментальных знаний, а экспериментальным путем.

В таком режиме существует большая часть российских компаний: они сначала пробуют и только после этого принимают решение об эффективности действий. Организации должны спасать системы. Но наш человек делает всё в последний момент и саботирует выстроенные процессы.

Трансформация «наемный сотрудник — предприниматель»

Сегодня модно быть предпринимателем. У каждого второго есть свой стартап, проект или бизнес. На лицо тренд на независимость и собственный продукт. Этому способствует интернет. Он помог нашему человеку выйти на международный рынок, за считанные минуты найти нужных людей, получить доступ к большой библиотеке знаний.

Сложно сказать, рождаются ли предпринимателями, но сделать рывок навстречу собственному бизнесу крайне сложно. На меня давит ответственность за команду, продукт и клиентов. Говорю вслух: «Я не бизнесмен». Я осознаю нежелание посвятить всю жизнь предпринимательскому ремеслу. А после получаю предложение возглавить рекламное агентство

Я выдумал концепт, который поможет легче жить в капитализме:

  • Организовать в Москве бизнес.
  • Получать стабильный пассивный доход.
  • Жить в «Барселоне».

Сейчас я нахожусь на первой ступени. Решил не лететь вместе с Маском на Марс, а начать с малого — организовал собственное бюро Needle. Специализациями выбрал брендинг и PR. Для рекламных агентств и интернет-сервисов мы разрабатываем позиционирование, коммуникационную и PR стратегии.

Офис пока решил не открывать — набирать команду на проект. Например, для одного из текущих проектов «аудит digital-агентства» нашел команду из 20 человек от бренд-менеджеров до креативных директоров. Нетворкинг прошлого позволяет аккумулировать компетенцию разных специалистов, чтобы оптимизировать бюджет. Мне хочется быть полезным для своих клиентов, где польза заключается в увеличении прибыльности организации и повышении ее бизнес-знаний.

С собирательным образом «Барселоны» всё намного сложнее. Стоит большая задача: не превратиться в дауншифтера, годами мечтающего получать пассивный доход, но при этом закапывающегося в работе и всё дальше удаляющегося от эмиграции.

Осадок

Когда ты проводишь на работе почти всю свою жизнь и ненавидишь её — ни о каком счастье не может быть и речи. Но при этом многие мои друзья выбрали безопасность по Маслоу — стабильную зарплату в обмен на уверенность семьи в завтрашнем дне.

Для таких людей побег от реальности — отпуск, о котором они мечтают круглогодично.

Свободный же человек живет вне привычной зоны комфорта. У него нет гарантий, что завтра придет зарплата. Однако у него много обязанностей. В моем случае это аренда съемной квартиры, затраты на семью, жизнь в Москве и деньги для дочери в Киеве. При этом ты ленишься. Не можешь найти подход к хобби (написанию книг) и эффективному жизненному ритму. Буквально зависаешь в Facebook. Не дочитываешь многие книги. Не занимаешься спортом. Не откладываешь деньги. Не уделяешь много времени детям.

Собственный бизнес — это сплошная шоковая терапия. Недавно я провел три часа на встрече, переливая из пустого в порожнее. Заказчик крупной компании не понимал, что он хочет, в какой форме и когда. Набор его мыслей был каким-то психоделическим трипом. Потерянное время — вот цена прямой коммуникации с клиентами.

После увольнения из рекламного агентства в формате публикации в Facebook я принял импульсное решение об эмиграции. Разослал более 50 резюме в западные компании от Facebook до Crytek. Успел испугаться позиции топ-менеджера в Google, удивиться относительно низким зарплатам там же.

Крупные компании хороши с точки зрения легализации, краткосрочного профессионального роста и надежности завтрашнего дня. Но они так же претендуют на большую часть твоей жизни. Ты им должен. Контракты — крючок, на котором они держат тебя и твою «свободу».

Свобода

Это материал не о бизнесе, не о карьере, не о семье, не об успехе. Его главная тема — свобода. Считаю, что её стоит искать, за неё нужно драться. Свободными не рождаются, по крайней мере в наших странах.

На протяжении долгого времени мы зависимы от работодателя, денег, ипотеки, нашего образования, совковой ментальности, власти, программы «Время», популярной музыки и так далее.

В двух организациях мне рассказывали, чего я не должен писать в собственном аккаунте в Facebook. Считаю это цензурой и нарушением моих прав на свободу высказывания. Не приемлю верховенства организации над человеком и бизнеса — над выражением себя.

Меня волнует, что в последнее время окружающие превратились в гончих псов. Их цель — деньги. Ещё больше денег. Машина, дом, iPhone 7. Тотальный материализм и консьюмеризм. Познание себя и окружающего мира, а также коммуникация с гениями отошли на второй план. Джобсы и Маски заместили Андрея Тарковского и Умберто Эко. Инновации превратились в большой рекламный постер. Потребители кричат: «Хочу-хочу-хочу». Повальный «1984» Оруэлла.

Выбор

Буквально на днях на книжном развале в Киеве я купил книгу Тура Хейердала «Путешествие на “Кон-Тики"». В ней норвежский ученый ради доказательства своей правоты рискнул жизнью. Решил преодолеть 8000 километров Тихого океана на плоту древних племен. Политики, моряки, друзья говорили о неминуемой смерти.

Он не прислушался к информационному шуму и нашел таких же «сумасшедших» людей. С дырой в кармане отыскал финансирование и получил доступ к военным базам. Погоня за мечтой помогла ему выжить и доказать свою правоту — добраться до земли обетованной. При этом он сделал жертвоприношение — потерял семью.

Свобода несет за собою большие жертвы. Наше общество не приветствует свободу. Поэтому будьте готовы к турболентному времени и непониманию.

Список полезной литературы

  • «Русская модель управления» Александра Прохорова — помогает понять суть низкой эффективности наших организаций и специалистов.
  • «Работа мечты» Ричарда Шеридана — помогает осознать подлинную суть успеха организации.
  • «Из третьего мира — в первый» Ли Куана Ю — помогает пробудить внутреннего лидера.
  • «Дом листьев» Марка Данилевского — роман-лабиринт, который стимулирует мышление и развивает воображение.

#Маркетинг #фриланс #письмо_в_редакцию #рекламный_бизнес #рекламный_рынок #трудности_рекламного_рынка

Статьи по теме
«Я женат на рекламе»: почему сотрудники отрасли постоянно перерабатывают и чем это опасно
Открытые зарплаты: опыт Buffer
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления