[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["tesla","\u044d\u043b\u043e\u043d_\u043c\u0430\u0441\u043a","spacex","\u0444\u0438\u043d\u0430\u043d\u0441\u044b","\u0438\u043c\u043f\u0435\u0440\u0438\u044f_\u044d\u043b\u043e\u043d\u0430_\u043c\u0430\u0441\u043a\u0430"], "comments": 12, "likes": 18, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "19450" }
Daria Khokhlova
9 279

«Лучшее творение Маска — его империя»: как достают средства и выживают компании Элона Маска

Издание The Economist опубликовало материал о том, как устроена бизнес-империя Элона Маска (компании Tesla, SpaceX, SolarCity) с финансовой точки зрения. Редакция объяснила, как слияние Tesla и SolarCity ослабит позиции Маска и каковы его основные финансовые цели.

«Как и большинство технологических магнатов, Элон Маск презирает финансовые вопросы. Конвертируемые облигации и учёт расходов на аренду — это проблемы для банкиров и юристов с Уолл-стрит, а настоящие визионеры из Калифорнии занимаются космическими путешествиями и самоуправляемыми автомобилями», — пишет автор заметки в The Economist.

Однако, продолжает он, именно Маску чуть более чем за 10 лет удалось создать корпоративную империю общей стоимостью в $44 млрд. «Предприниматель буквально расширил границы возможного».

В течение всех лет работы компании Маска сталкивались с различными сложностями, в том числе и финансовыми. В ближайшее время, замечает издание, руководству предстоит не только поддерживать рыночную стоимость организаций на прежнем уровне, но и укреплять доверие инвесторов и клиентов.

Маск неоднократно бросал вызовы судьбе. Однако сейчас, когда акционеры, кредиторы и контрагенты рискуют десятками миллионов долларов, ставки как никогда высоки.

— редакция The Economist

«Компании по производству электрокаров Tesla необходимо быстро нарастить производство и не сдать позиции под напором всё новых и новых конкурентов. Кроме того, Маск хочет объединить Tesla и SolarCity — компанию, которая занимается производством и установкой солнечных панелей. Обе фирмы буквально жгут наличность, — говорит автор заметки. — Предприниматель уже завоевал своё место в истории американского бизнеса, но станет ли его пример вдохновлять или предостерегать молодёжь, нам только предстоит узнать».

Бизнес Маска, пишет издание, можно разделить на четыре основных части. Первая и самая крупная — публичный автопроизводитель Tesla. Вторая — SpaceX — космическая компания, занимающаяся разработкой и запуском ракет для государственных и частных клиентов. Финансируется SpaceX частными инвесторами.

Ещё одна компонента — фирма SolarCity. Она также торгуется на бирже, но испытывает внутренние проблемы — а Элон Маск пытается присоединить её к Tesla. И последняя часть, которую выделяет The Economist, — личные активы предпринимателя. Маск владеет долями в нескольких компаниях на общую сумму в $13 млрд, а также располагает личными средствами.

В 2016 году, сообщает издание, Элон Маск получил около $8 млрд доходов и потратил около $2,3 млрд.

«Структура бизнеса Маска развивается бессистемно. Среди его компаний есть и частные, и публичные — Tesla и SolarCity были открыты ещё до повального увлечения стартапами и появления компаний-"единорогов", и потому успели выйти на биржу. Маск также ориентируется на азиатские бизнес-альянсы, которые объединяют несколько компаний и их ресурсы: так, SolarCity использует аккумуляторы от Tesla, а SpaceX выдаёт займы SolarCity».

Во всех перечисленных компаниях Элон Маск возглавляет совет директоров. В SpaceX и Tesla он также занимает позицию генерального директора, а SolarCity руководят двое кузенов предпринимателя. Крупными пакетами акций во всех трёх фирмах владеет финансовая корпорация Fidelity.

«Маск мечтает о том, чтобы построить высокоскоростные трассы Hyperloop и отвезти людей на Марс, однако его финансовые цели, скорее всего, такие же, как и миллиардеров из других отраслей — привлечь средства на развитие бизнеса, установить оценку компаний на высоком уровне и удержать над ними контроль», — продолжает автор заметки.

Деньги предприниматель добывает разными способами: около $6 млрд ему удалось привлечь от инвесторов, сотрудников и даже конкурентов Tesla (например, от Toyota и Daimler). $6 млрд Маск и его компании заняли у банков и других финансовых организаций. Ещё около $7 млрд составляют различные доходы фирм: например, авансовые платежи за автомобили Tesla, кредиты от правительства и контракты с лизинговыми компаниями.

Вторая задача Элона Маска — удержание высокой оценки организаций. «Это критически важно — от этого зависит доверие команды и возможности по привлечению дополнительных средств».

Сам по себе бизнес довольно непредсказуем, пишет The Economist, а произойти может что угодно: например, в апреле 2016 года стало известно, что на бюджетную модель Tesla Model 3 поступило более 400 тысяч предзаказов — «приятный сюрприз для руководства». А в сентябре 2016 года прямо на стартовой площадке взорвалась ракета SpaceX.

«Ключ к удержанию оценки здесь — разработка планов на далёкое будущее. И с этим Маск справляется блестяще. Он говорит о глобальной стратегии компаний и ставит "плавающие" цели. К примеру, в мае 2016 года он заявил, что к 2018 году Tesla будет производить 500 тысяч автомобилей в год. Раньше такая же цель стояла на 2020 год. В 2016 году Tesla произведет чуть больше 85 тысяч автомобилей».

Банковские аналитики прогнозируют, что к 2020 году годовой доход Tesla вырастет c $7 млрд до $30 млрд. «Конечно, многие не верят в эти прогнозы. Но у Маска и его империи есть и множество фанатов в Кремниевой долине и на Уолл-стрит».

Последняя цель Маска — удержание контроля над своими компаниями. По словам автора заметки, это ключевой момент для предпринимателя, так как однажды он уже потерял одну из своих организаций — PayPal. Маску принадлежит 50% в SpaceX, а в Tesla и SolarCity ему принадлежит 23% и 22% соответственно.

У каждой из компаний сейчас своя цель — SpaceX восстанавливается после сентябрьского взрыва, SolarCity ищет способы сократить издержки, а Tesla пытается нарастить производство автомобилей, чтобы конкурировать с другими автопроизводителями, постепенно обращающими внимание на рынок электрокаров.

«Если они не смогут решить эти задачи, вероятнее всего, империю Маска ждёт денежный кризис. И хотя предприниматель заверяет, что компании не будут тратить слишком много средств, с конца 2016 года до 2018 года они с лёгкостью могут потратить до $4,5 млрд. Ещё около $2 млрд пойдёт на погашение долгов. Всего у компаний, принадлежащих Маску, есть около $5 млрд активов».

При этом, замечает The Economist, три основные цели Маска — средства, контроль и удержание оценки — могут войти в конфликт. Например, слияние Tesla и SolarCity позволит предпринимателю сохранить контроль над компаниями и их деньги, но вот оценка бизнеса Tesla может серьёзно пострадать — на организацию лягут долги и убытки SolarCity. «К его чести, Маск заявил, что проведёт сделку только в случае согласия независимых акционеров обеих фирм».

«Точно так же, если Маск решит облегчить финансовое положение Tesla, привлекая новых инвесторов, компания сохранит свою оценку, но вот сам предприниматель может лишиться своей доли в 23% и остаться с чем-то вроде 20%, — пишет автор заметки. — Он может выпустить дополнительные акции без права голоса, но это повредит оценке фирмы».

«Таким образом, вероятнее всего, в ближайшее время Маск будет делать то же, что и обычно: сокращать издержки в краткосрочной перспективе и рассказывать о том, как его продукты изменят свои индустрии в будущем».

Но ожидания уже и так слишком высоки. Трудно сказать, что именно он должен придумать, чтобы поддерживать в клиентах и инвесторах состояние эйфории.

«На самом деле самое необыкновенное творение Маска — не автомобили и космические корабли, а его бизнес-империя, которая может держаться на плаву лишь тогда, когда его компании претворяют в жизнь самые амбициозные планы», — заключает The Economist.

#tesla #элон_маск #spacex #финансы #империя_элона_маска

Статьи по теме
«Элон Маск полетит на Марс, хочет он того или нет»: сотрудник Dauria Aerospace о планах по колонизации Марса
На пусковой площадке SpaceX Элона Маска произошёл взрыв во время теста ракеты
История Элона Маска и его компаний: От близости к банкротству до колонизации Марса
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления