[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Оля Королёва", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0431\u0438\u0442\u043a\u043e\u0438\u043d\u044b","bitcoin","\u043a\u0440\u0438\u043f\u0442\u043e\u0432\u0430\u043b\u044e\u0442\u0430","\u043a\u0440\u0438\u043f\u0442\u043e\u0432\u0430\u043b\u044e\u0442\u044b"], "comments": 22, "likes": 12, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "19595", "is_wide": "1" }
Оля Королёва
3 454

«Из-за тяжеловесности платёжных инструментов упускается до 90% прибыли»

Глава фонда Nextury Ventures о сферах применения криптовалюты

Поделиться

В избранное

В избранном

Главный редактор студии контента Egorcompany Егор Коткин взял интервью у главы фонда Nextury Ventures Ильи Лаурса и узнал у него, как биткоин влияет на электронную коммерцию, законодательство стран в разных регионах мира и банковский сектор. Также Лаурс рассказал о перспективных направлениях бизнеса, в которых можно использовать криптовалюты.

Глава венчурного фонда Nextury Ventures Илья Лаурс, капиталист из Литвы, поднялся на рынке мобильных приложений, когда он ещё только зарождался. Он жил и работал в Кремниевой долине и вернулся в Литву инвестировать в финтех-стартапы на родине. Лучший текст о нём в российском издании «Ведомости» озаглавлен просто: «Я был парень, купающийся в кэше» — наверное, на этом моменте у многих стартаперов загорится лампочка в голове.

Мы познакомились с ним апреле, на организованной при его участии «Биткоин-конференции» в Вильнюсе, поэтому разговор тоже пошёл о криптовалютах, их значении для электронной коммерции и будущем мировой банковской системы.

Глава венчурного фонда Nextury Ventures Илья Лаурс

Как криптовалюты изменят электронную коммерцию

Криптовалюты необходимы электронной коммерции, рынок в них отчаянно нуждается и моментально их проглотит, когда настанет подходящий момент. Потому что банковские платежи и кредитки так же, как и физические деньги — несовместимы с виртуальной экономикой, ни один из этих инструментов не отвечает её требованиям. Это нонсенс, когда в двадцать первом веке, чтобы купить пуговицу, надо заполнить форму сложнее, чем на получение прав. В ней нужно указать свой адрес, телефон, номер кредитки, на кого она зарегистрирована и так далее.

Причём уровень мошенничества, рисков и ошибок тоже неадекватен. В электронной коммерции количество мошенничеств — то есть использования чужих кредиток — зашкаливает. Неудобно, громоздко, ненадёжно, и главное — куча воровства. Это в таком сегменте, где, казалось бы, банки могли постараться лучше.

Поэтому интернет-коммерция и виртуальные платежи просто умоляют: «Дайте нам удобный, надежный, простой инструмент для использования». Я уж не говорю о том, что последние достижения в области виртуальной коммерции требуют даже не микроплатежей, а наноплатежей. Когда ты покупаешь не просто пуговицу, а деталь для цифрового фрака своего аватара в какой-то второй вселенной. Стоимость платежа в физических деньгах может быть треть цента, и запускать ради него весь механизм кредитки — громоздко.

Поговорив с ребятами из игровой индустрии, ты понимаешь, что из-за тяжеловесности платёжных инструментов упускается до 90% прибыли. То есть они могли бы зарабатывать в десять раз больше денег, если бы система была классной и удобной. Это целый класс финансовых операций: микро, наноплатежи, нормальные платежи, надёжные для всей интернет-коммерции. Это гигантский рынок.

Сейчас много говорят об интернете вещей, когда вещи сами общаются между собой. Естественно, между ними будут возникать торговые отношения: лампочка, условно говоря, сама себе декларирует, сколько энергии она истратила. Возможно, она имеет какой-то цифровой баланс, и куда бы ее ни включили, она расплачивается за свою же энергию и по мере горения сама с себя списывает средства.

Или ты дизайнер, твой компьютер требует трёхнедельного рендера. Он сразу получает доступ к виртуальной машине — ещё при этом сравнивает загруженность основных суперкомпьютеров и на аукционе выбирает, какой в данную секунду меньше загружен и может предложить лучшую цену. За использование ресурсов он мгновенно рассчитывается биткоинами — и всё это без участия человека.

Эти хозрасчёты в интернете вещей напрашиваются сами по себе. Потому что людям в принципе удобнее махнуть телефоном или чем-то еще, чтобы с их счёта списали нормальное количество денег, без потерь при конвертации валют — это тоже адекватно ожидать в двадцать первом веке. Потому что сейчас конвертация по кредитной карте — грабительская.

В США рестораны и магазины платят банку до пяти процентов за обслуживание кредитки. Пользователь при конвертации теряет до трёх процентов. В наш цифровой век это не имеет вообще никакого смысла, это выгодно только банкам, а не рынку.

Биткоин и государство: задабривая левиафана

Пока развитие криптовалют зависит от того, как государство будет смотреть на биткоины. Сейчас этот вопрос находится в «серой зоне». Традиционная реакция всех регуляторов на серую зону: «Мы можем наказать и закрыть, и не будем разбираться, что и как». А всё-таки деньги — это сфера, в которой презумпция невиновности не применяется: либо ты действуешь так, как разрешено, либо шаг в сторону принимается за побег.

Именно поэтому одна из основных частей нашей работы сейчас — это своеобразный евангелизм, работа совместно с государством Литвы — Центробанком, Министерством финансов, на уровне как мэрии, так и министерства экономики. Мы рассказываем, что такое криптовалюта, как она работает, какие потенциальные риски или, наоборот, выгоды приносит.

Мы сейчас, наверное, больше половины времени проводим проясняя, регулируя и занимаясь такими проектами с государством. Это нужно, чтобы представлять, какие законы в этой сфере применимы, какие действия нам нужно совершать, чтобы бизнес был легальным и прозрачным.

А потом уже можно возвращаться к конкретным бизнесам. Вот иллюстрация для примера: Америка приняла закон, согласно которому биткоины относятся к классу физических товаров. То есть как, скажем, нефть, они подлежат регуляции как биржевые товары. Европа пока условно-формально придерживается точки зрения, что это просто иностранная валюта. То есть учёт, изменение баланса должны подчиняться таким же правилам, как при наличии на балансе иностранной валюты. По законам Китая биткоин — это цифровой товар.

То есть криптовалюту можно купить, хранить, инвестировать и так далее. Но дальше начинаются варианты: нужна ли денежная лицензия, необходимо ли разрешение Центробанка, действует ли закон о ликвидности и прочее.

Криптовалюты на смену банкам

Я надеюсь, что криптовалюты просто сменят в какой-то момент нынешнюю финансовую систему. Реформировать тут уже нечего, нужен квантовый скачок: такой же, как преобразование золотообеспеченных валют в экономикообеспеченные, а физической бумаги — в цифровые деньги. То есть такие принципиальные изменения в истории человечества происходили.

Сейчас мы ходим со своими кусочками золота и все еще держимся за количество грамм в золоте, в то время как надо просто взять, глубоко вдохнуть, повернуть холодную воду, ощутить первые турбуленции, больно получить по башке, потому что первые эксперименты всегда больно бьют, но потом свыкнуться и жить в нормальном мире.

Но единственный возможный способ к этому прийти — это путь снизу. Я бы дал, может, процентов пять вероятности, что появятся одно-два государства-выскочки вроде Эстонии, которые увидят в этом возможность разом шагнуть в технологическое будущее и мгновенно перейти из пешки в дамки. Но с вероятностью 95% в какой-то момент использование криптовалюты приобретёт такую массовость, что это невозможно будет игнорировать, и государства и банки подчинятся давлению снизу.

Международные транзакции на базе биткоина

Одна из компаний, в которую мы инвестируем и объявим это, занимается переводами платежей за рубеж. Сейчас платёж в Америку проходит за два дня. Он стоит пятьдесят долларов, а на конвертации валют съедается до пяти процентов. Это абсолютно неадекватно, потому что технологически — это пересылка смешного количества байтов, которое меньше, чем в электронном письме.

Мы же живём не в каменном веке, и не посылаем гонцов с мешком золота, чтобы оправдать два дня для перевода денег. Перевезти наличные на рейсовом самолёте сейчас в два раза быстрее, чем произвести международный банковский платеж.

Перевод евро из Литвы в доллары в Америке с помощью биткоинов занимает тридцать минут и стоит один доллар для конечного пользователя. Себестоимость такой операции составляет около двух центов, и конвертация валют практически отсутствует.

Возможный бизнес на основе биткоина будет использовать криптовалюту в качестве промежуточного протокола. То есть пользователь посылает евро на счет, который определяет получателя и суть платежа и мгновенно конвертирует перевод в биткоин. Затем переводит биткоин в США, там меняет криптовалюту на доллары, и уже по американской системе пересылает его до конечной точки.

Внутри Европы в этом году стала действовать sepa-схема — интербанковские европейские платежи. Благодаря этой системе всю Европу можно обслуживать с одного счета.

То есть с точки зрения пользователей — это такой же местный платеж, как и любые другие, но в промежутке это действует на биткоин-протоколе, который используется для транспорта денег. В этом случае криптовалюта служит только для передачи информации. В таких сервисах можно легко использовать параллельно биткоины, альткоины и любую другую виртуальную валюту.

Потому что в промежуточный транспортный слой — скрыт. Системе неважно, что внутри него находится, он не подвержен риску флуктуаций, потому что за полсекунды курс биткоина кардинально не изменится. Даже если изменится, риск, выраженный в вероятности и помноженный на потери, всё-таки оправдан, если он экономит до двадцати процентов от собственного платежа. Мы ожидаем, что сразу начнёт набираться критическая масса бизнесов, которая воспользуется таким механизмом, потому что это экономически выгодно, осмысленно и разумно.

На рынке международных платежей есть и другие игроки: TransferWise, литовский TransferGo. Эти сервисы построены на разных моделях. Система, которая встречается чаще всего, — это взаимный кредитозачёт, то есть классический клиринг. Копится сумма платежей в Америке, сумма платежей в Европе, разница между суммами обычно довольно мала, и «клирится» только она, она же агрегируется в процессе.

То есть сто должников в Америке и сто должников в Европе через один трансфер, который составляет десять процентов от всей массы, физически пересылается, и за счёт агрегации и клиринга достигается эффективность. Это классическая схема международных платежей.

Пока компании, которые осуществляют переводы на основе биткоинов, не заявляли о себе. Скорее всего, я прогнозирую, будет пара десятков стартапов, и у каждого будет ненулевая вероятность стать доминирующим игроком.

Самая сложная часть не технологическая, а регуляционная. Поэтому, например, мы не рассматриваем российский рынок. Я просто наугад скажу, что скорей всего мы наткнулись бы на жёсткие правила и ограничения, если бы мы захотели такой сервис сейчас запустить в России. То есть, мы тратим девяносто процентов усилий на юридические прояснения, и открываем бизнес в новой стране только тогда, когда точно не задеваем регуляторных ограничений.

#Колонка #биткоины #Bitcoin #криптовалюта #криптовалюты

Статьи по теме
«Миру больше не нужны короли, чтобы чеканить монеты»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления