[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Konstantin Panphilov", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 6, "likes": 12, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "19618" }
Konstantin Panphilov
3 797

«Финтех в Швеции стал развиваться после запрета на наличные»

Управляющий партнёр Life.SREDA Владислав Солодкий о том, чему Центробанк может поучиться у мирового финтеха

Поделиться

В избранное

В избранном

Владислав Солодкий, управляющий партнёр сингапурского венчурного фонда Life.SREDA, обратил внимание на то, что российский Центробанк возродил моду на обсуждение развития финтеха в стране. В своей колонке для vc.ru Солодкий рассказал на примере Гонконга и Сингапура, чему Центробанк может поучиться у других стран и каких ошибок стоит избегать.

Сейчас в Лас-Вегасе проходит крупнейшее финтех-мероприятие в мире — Money2020. Через две недели в ноябре состоятся Hong Kong Fintech Week and Singapore Fintech Festival — при активной поддержке первых лиц государства. На этих мероприятиях будут делегации от российского Центробанка, который в последнее время вернулся к идее того, что финтех может быть не только вреден, но и полезен для перезагрузки банковской системы в стране, а также для поиска новых бизнес-моделей.

Сингапур и Гонконг очень быстро стали известны в мире как активные финтех-хабы всего-то за последний год — но являются ли они ими на самом деле? Если посмотреть на объем инвестиций за первые шесть месяцев 2016 года — Азия первый раз за всю (непродолжительную) историю финтеха вышла на первое место по объемам инвестиций, хотя еще каких-то 2–3 года назад инвестиции в регионе были сопоставимы с инвестициями в одной только России.

Но если посмотреть более детально — то 80% этих инвестиций приходятся на Китай, а объемы сделок и выходов в Сингапуре и Гонконге практически не растут, несмотря на весь ажиотаж вокруг этих бизнес-центров.

Слишком много инновационных лабораторий — слишком мало реальных инноваций

Напротив можно привести в пример две страны, которые не организуют такого количества финтех-конференций, наград, недель, хакатонов и акселераторов — но намного больше преуспели в бизнес-результатах в этой индустрии: это Индия и Швеция.

Начнём с возможности финтеху существовать самостоятельно. Индия взяла пример с Великобритании — и в прошлом году выпустила новый тип лицензий для digital banks, которые позволяют существовать новым игрокам независимо от традиционных банков. Гонконг и Сингапур же выбрали путь создания «sandboxes» («песочниц»).

Игра в «дружбу с финтехами» очень хорошо показывает, кто в реальности является «адвокатами банков», или кто реально хочет что-то изменить. Как сказал на это мой друг Рики Нокс, основатель известного британского необанка Tandem: «Если ты так хочешь запускать новые песочницы, не лучше ли пойти работать в детский сад?».

Опыт показывает, что наличие «песочниц» не решает проблему существования финтехов — без самостоятельных лицензий при выпуске из песочницы это только лишь откладывает дату смерти вашей компании.

Второе направление для сравнения — наличие BaaS-платформ и открытых API. В большинстве стран Азии (в отличие от США и Великобритании) это кошмар — интегрироваться с банком. Тогда как правительство Индии в кратчайшие сроки реализовало уникальный проект — India.Stack, который позволяет стартапам запускаться быстрее, дешевле и эффективнее, чем раньше (один минус — эта платформа не позволяет масштабироваться на другие рынки).

Ряд проектов типа BAAS.IS пытаются создать в Азии аналоги того, что делает Bancorp в США — но всё зависит от того, насколько регуляторы будут поддерживать этот процесс или противиться ему. Вопрос для российского регулятора и других участников — будут ли они интегрированы в азиатскую платформу или попытаются создать свой обособленный от всех рынок?

Далее — доступность капитала. Сингапурский центробанк выделил 225 миллионов сингапурских долларов на поддержку финтеха — но эти деньги «осели» у традиционных банков и до венчурных фондов и стартапов так и не дошли в итоге. В то время как премьер-министр Индии, Нарендра Моди, запустил ряд инциатив на поддержку венчурного рынка (включая финтех), в том числе создание фонда на 1,5 миллиарда американских долларов для поддержки венчурных фондов и стартапов.

В новом рейтинге Doing Business 2017 Новая Зеландия заняла первое место, Сингапур опустился на второе (до этого 10 лет подряд занимавший первое), третье у Дании, четвертое у Гонконга и пятое у Южной Кореи.

Да, основать компанию в Сингапуре или Гонконге — очень просто, но не всё так легко становится уже на этапе открытия счета в банке для этой компании. То же самое — с визами, рабочими разрешениями. Что делать с обязательством брать на работу местных жителей — если я только основал свой стартап из трёх-четырёх человек и у меня нет бюджета на то, чтобы брать в начале лишних людей?

США, Канада, Малайзия и другие страны вводят специальные стартап-визы и многие другие послабления, чтобы облегчить привлечение предпринимателей

Чтобы создать такую же эффективную экосистему, как в Кремниевой долине, где большинство основателей стартапов являются эмигрантами, тому же Сингапуру надо сделать рабочие визы для стартапов гораздо доступнее, чем они есть сейчас.

Четвертое — как финтех влияет на формирование cashless society (общества без наличных денег). Можно много рассуждать об инновациях, обниматься и целоваться, награждать друг друга наградами, но посмотрите на то, как эффективно Швеция борется с наличными деньгами, а потом попробуйте расплатиться картой или смартфоном за уличную еду или такси в Гонконге или Сингапуре. Правительство Швеции просто начало последовательно запрещать «кэш» — что подтолкнуло развиваться финтех-стартапы в свою очередь.

Сейчас большой ажиотаж вокруг финтеха в Сингапуре и Гонконге (а также — Токио и Сеуле), но и много чуши. В этой ситуации такие страны, как Малайзия или Австрия, могут успешно учесть ошибки одних стран и достижения других — и быстро стать новыми реальными финтех-хабами, вместо того, чтобы быть выдающимися PR-хабами.

#Колонка

Статьи по теме
Власти США анонсировали появление пятилетних виз для стартаперов
«Это приложение убило наличные»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления