[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 42, "likes": 15, "favorites": 14, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "19793" }
Никита Евдокимов
7 040

Почему Uber, Airbnb и другие примеры экономики совместного потребления невыгодны государству

Мнение экономиста МИД Великобритании

Консультант по экономическим вопросам министерства иностранных дел Великобритании Джеймс Пеннингтон опубликовал на сайте Мирового экономического форума заметку о том, почему экономика совместного потребления выгодна гражданам, но не правительствам. По словам исследователя, из-за такой экономической деятельности страдает ВВП и налогообложение в корпоративном секторе. Редакция vc.ru публикует адаптированный перевод материала.

«Совместное потребление — это экономическая деятельность, осуществляемая с помощью онлайн-платформ, которая предполагает коллективное потребление недостаточно используемых товаров, активов или услуг на платной или безвозмездной основе», — пишет консультант по экономическим вопросам министерства иностранных дел Великобритании Джеймс Пеннингтон.

В качестве примеров совместного потребления чаще всего приводят машины и спальные места. «И действительно, — пишет Пеннингтон, — в США общественная ценность компании Uber в расчете на каждого американца составляет $20 вне зависимости от того, пользовался он сервисом или нет. За первые четыре года сервис Airbnb накопил инвентарь из 600 тысяч комнат. Чтобы добиться такого же результата, сети отелей Hilton потребовалось 93 года».

На самом деле объектом экономики совместного потребления может оказаться едва ли не любой предмет или услуга, включая бытовую технику и земельные ресурсы

Взаимодействие арендодателя и арендатора в экономике совместного потребления обычно развивается по двум сценариям:

  • Цену определяет онлайн-платформа (модель Uber).
  • Цену устанавливает арендодатель (модель Airbnb).

Платформа берет комиссию за посредничество, все остальное достается арендодателю. «При расчете ВВП страны необходимо учитывать стоимость обменов, совершаемых в результате совместного потребления, поскольку ВВП — это сумма всех конечных товаров и услуг, произведённых за год на территории государства для потребления, экспорта и накопления (за исключением импорта)», — пишет Пеннингтон. Однако большинство таких услуг зачастую выпадают при расчете ВВП.

1. Неучтенная стоимость

«Среди экономистов ходит классическая шутка: женившись на своей экономке, вы уменьшите ВВП страны, — пишет Пеннингтон. — Это связано с тем, что многие продукты и услуги обладают неучтенной рыночной стоимостью».

По мнению экономиста Джона Мейнарда Кейнса, к ним относятся работа по дому, уход за детьми и престарелыми родственниками, а также ремонт, — поясняет Пеннингтон: «Такая деятельность теоретически тоже должна учитываться в ВВП, поскольку она обладает стоимостью, пусть и условной. Но на практике никто ее не учитывает».

В результате совместного потребления также возникает неучтенная стоимость. «Дело даже не в том, что кто-то не декларирует полученный таким образом доход, — объясняет Пеннингтон. — Если вы бесплатно приютили на ночь путешественника, как делают члены сообщества Couch Surfing, то оказали безвозмездную услугу — это и есть неучтенная стоимость».

В теории это дает людям возможность участвовать в других сферах экономики, ведь они могут потратить сэкономленные деньги на приобретение других товаров, что увеличит ВВП: «Это особенно важно для людей с низким уровнем дохода, потому что они могут воспользоваться товарами и услугами, которые ранее были им недоступны», — пишет Пеннингтон.

2. Более рациональное использование природных ресурсов

Совместное потребление существует уже давно — люди всегда одалживали соседям вещи и оказывали мелкие услуги — однако широко распространенным оно стало только с появлением интернета, который уменьшил издержки и увеличил масштаб, пишет Пеннингтон: «При помощи облачных вычислений, социальных сетей и GPS, люди могут быстрее делиться товарами с избыточной емкостью. Те же автомобили в среднем простаивают 95% от времени использования».

Совместное потребление позволяет бережнее использовать природные ресурсы и побуждает покупателей приобретать более долговечные товары. «Зачем строить еще один отель, если люди сдают пустые комнаты в своих домах? Это особенно важно при подготовке к событиям, которые приводят к краткосрочному увеличению популяции в городах — например, к Олимпийским играм. Зачем строить новые дорогостоящие объекты, которые будут пустовать в дальнейшем, если можно устранить избыточную емкость уже существующих?», — рассуждает Пеннингтон.

ВВП не учитывает влияние потребления на окружающую среду или качество потребляемых товаров.

— Джеймс Пеннингтон

3. Улучшение личного благополучия

ВВП не учитывает социальный прогресс, который служит важным индикатором благополучия. «Оценить уровень благополучия очень сложно, поскольку здесь необходимо учесть такие субъективные факторы, как социальное и психологическое здоровье. Когда мы говорим о ценности совместного потребления, мимо нас проходят социальные факторы, которые благотворно влияют на удовлетворенность жизнью», — пишет Пеннингтон.

Когда кто-то сдает свое жилье в аренду, это учитывается в ВВП. Когда гости платят местным жителям, чтобы они научили их новым навыкам, или показали окрестности, или накормили домашней едой — все это тоже влияет на ВВП.

Людям нравится делиться и проводить время с другими — это повышает их личное благополучие. Но вот пользу от этой деятельности невозможно конвертировать в деньги, соответственно она также выпадает из ВВП.

— Джеймс Пеннингтон

4. Увеличение стоимости альтернативы и дополнительных выгод для потребителя

ВВП не учитывает два важных параметра, которые относятся к совместному потреблению — это стоимость альтернативы и дополнительные выгоды для потребителя, пишет Пеннингтон: «Стоимость альтернативы — это желание людей заплатить определенную сумму за пользование общественными активами, вместо того, чтобы пользоваться коммерческими продуктами. Величина этой суммы определяется потребностью в этом товаре или услуге в будущем, стоимостью замены в случае потери и невозможностью владения».

Проще говоря, человек готов воспользоваться общественным товаром или услугой, если это будет выгоднее, чем приобретать исключительное право пользования. Кто-то отказывается покупать машину и ездит на общественном транспорте, кто-то ходит гулять в городской парк, а не выращивает свой собственный сад.

— Джеймс Пеннингтон

«И снова, мы не знаем, сколько средств люди экономят в результате совместного потребления, но опять же, эта упущенная выгода не берется в расчет при оценке ВВП», — заключает Пеннингтон.

Дополнительные выгоды — это разница между желательной и реальной стоимостью. «Часть дополнительной выгоды генерируется за счет возрастающего предложения — например, чем больше в городе свободных помещений, не важно частных или коммерческих, тем ниже будет средняя стоимость аренды», — поясняет Пеннингтон.

Другая часть генерируется за счет полного использования избыточной емкости: «Чтобы опустить цены на такси, — рассуждает Пеннингтон, — не нужно увеличивать количество используемых автомобилей. Достаточно увеличить среднюю частоту использования одного автомобиля. И в этом ценность такси-сервисов».

Согласно материалам Совета по исследованиям в сфере транспорта США, один автомобиль для совместных поездок может заменить пять автомобилей в частной собственности. «Регулярное использование предметов увеличивает предложение, что в свою очередь опускает цены. Из-за этого увеличиваются стоимость альтернативы и дополнительные выгоды для потребителей. Но ни один из этих показателей невозможно учесть в ВВП», — заключает Пеннингтон.

Рекомендации правительствам

По словам английского экономиста и бывшего консультанта министерства финансов Великобритании Дианы Койл, совместное потребление размывает традиционные границы между экономикой и повседневной жизнью: «Поэтому правительствам необходимо разработать такую политику, которая обеспечит рост экономики и поможет людям жить и зарабатывать так, как они хотят».

Совместное потребление благотворно влияет на экономику, даже если не влияет на рост ВВП, уверен Пеннингтон: «В результате увеличивается личное благополучие людей, а также снижается потребность в природных ресурсах».

Однако оно увеличивает риски, связанные с социальной защитой и социальным обеспечением, а также с корпоративным налогообложением, продолжает Пеннингтон: «Поэтому правительствам необходимо сделать так, чтобы совместное потребление стало выгодным для всех».

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления