[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Кошельник", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0430\u043a\u044d\u0442\u043e\u0431\u044b\u043b\u043e"], "comments": 7, "likes": 15, "favorites": 14, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "19858" }
Дмитрий Кошельник
6 568

Меховой монополист, основатель сети отелей и самый богатый пассажир «Титаника» — история семьи Асторов

Обозреватель vc.ru изучил историю предпринимателя Джона Джейкоба Астора, который основал Американскую меховую компанию, внес большой вклад в освоение территории страны и заработал $20 млн — около $110 млрд в пересчете на современные деньги. Наследники Астора создали сеть отелей «Вальдорф-Астория».

Джон Джейкоб Астор

Ранние годы Джона Астора

Иоганн Якоб Астор родился в 1763 году в городе Вальдорф, в герцогстве Баден. Его отец был мясником. Иоганн стал шестым ребенком в семье. Когда ему было три года, его отец овдовел — но, впрочем, вскоре женился во второй раз. Небольшая лавка отца семейства не могла прокормить всех, поэтому, вырастая, дети быстро покидали дом.

Старшие братья Иоганна, повзрослев, эмигрировали. Джордж Астор отправился в Лондон — сначала он работал в мастерской дяди, производившего музыкальные инструменты, а позже открыл собственное дело. Второй брат, Хайнрих, позже сменивший имя на Генри, в качестве наемника поучаствовал в войне, а позже отправился в США, где стал мясником и открыл свою лавку.

Астор посещал небольшую местную школу, организованную протестантской церковью. Он был талантливым учеником, а преподаватели заложили в нем основы кальвинистского мировоззрения: Астор считал, что богатство является отражением божьей милости и получить его можно только трудом.

В 14 лет Астор по требованию отца закончил обучение и стал помогать ему в семейном деле. Такая жизнь его не привлекала — к тому же есть сведения, что у мальчика не сложились отношения с мачехой. Заняв у отца небольшую сумму денег, Иоганн отправился в долину Рейна. По дороге будущий предприниматель якобы пообещал себе всегда оставаться трудолюбивым и честным и не спекулировать.

Астор не собирался задерживаться в Германии — его целью был переезд к брату в Лондон. Есть сведения, что Астор вынужден был подрабатывать в пути, чтобы собрать деньги на билет.

В Англии Астор собирал информацию об Америке, которая и раньше казалась ему чрезвычайно перспективным местом, и изучал английский язык. Он даже на британский манер изменил имя, став Джоном Джейкобом. Работа в Лондоне нашлась легко: Джордж Астор, приютивший брата, обучил его создавать музыкальные инструменты. В 1778 году они вместе открыли в Лондоне компанию по производству музыкальных инструментов.

В 1783 году, вскоре после окончания Американской революции, Астор на собранные деньги купил билет на корабль в США. Поднимаясь на борт, он имел с собой $25 и семь флейт, которые надеялся продать после приезда. Путешествие не прошло гладко: корабль на два месяца замерз во льду. Зато Джон познакомился с таким же немецким эмигрантом, как он сам, который торговал в Штатах мехом.

Астор понял, что подобный бизнес может быть сверхприбыльным и он сам мог бы добиться в нем успеха. Есть и другая версия: соотечественник Астора просто насмехался над Джоном и хвастал своими достижениями в торговле.

Из-за задержки в пути Астор прибыл в CША лишь в марте 1784 года. Исследователи утверждают, что он был твердо намерен заработать состояние и уже выбрал для этого отрасль. Брат Джона, живший в Нью-Йорке, предлагал ему работу, но становиться мясником Астор не собирался. Привезенные флейты он продал, а вырученные деньги потратил на импорт новой партии музыкальных инструментов из Англии, больше прежней.

Затем Джон пошел работать разносчиком в пекарню Джорджа Дитриха. Через несколько месяцев ему повезло стать помощником торговца мехами Роберта Боуна. Здесь он получил возможность осмотреться и оценить рынок, на котором собирался работать. Боун преподал Астору важные уроки — в том числе обучил, как правильно покупать и продавать пушнину.

Возможности новой страны впечатлили Астора. Если в Европе все было разделено между странами, дворянством и купцами, Америка еще даже не была полностью исследована, и при желании здесь можно было многого добиться. На работе Астору приходилось много путешествовать: шкуры закупали у трапперов или индейцев. Заработок Астор тратил на покупку шкур, чтобы обеспечить стартовый капитал для своего будущего бизнеса.

Создание торгового бизнеса. Договор с Британской Ост-Индской компанией

В 1785 году Астор женился на Саре Тодд, происходившей из семьи голландско-шотландского происхождения. Можно встретить информацию, что несколько поколений семьи Сары торговали мехами, поэтому девушка разбиралась в них едва ли не лучше мужа. Один из ее братьев, Адам, был капитаном корабля и знал многих людей в портах — он охотно помогал зятю с импортом товаров.

Приданое жены в $300 Астор пустил на организацию собственного магазина инструментов, которые он импортировал из Лондона. Здесь же он продавал меха и люксовые товары, привезенные из-за границы.

Джон Джейкоб Астор

Заключив выгодный брак и создав бизнес, Астор продолжил покупку мехов и деловые поездки, а его жена тем временем руководила магазином, который стал довольно прибыльным. Астор наладил связи со всеми крупными заготовителями меха и торговцами в США и вышел на рынок Канады. Торговцы мехом изначально не видели конкурента в Асторе, а потому опрометчиво предоставляли ему слишком много информации.

Временами предприниматель и сам брался за заготовку шкур. Холодной зимой 1788 года спрос на пушнину сильно вырос. Широкой сети агентов у Астора еще не было, и он сам отправился за мехом. Его целью были шкурки енотов и бобров, которые отлично расходились на шапки, пальто и перчатки.

Астор отправился на северо-запад штата Нью-Йорк, почти к канадской границе. Часть путешествия он прошел пешком, а часть на лодке. Учитывая неосвоенную местность и мороз, предприниматель сильно рисковал — но вернулся с солидным запасом шкур и хорошо на них заработал.

В следующую поездку Астор добыл меха уже у индейцев, обменяв их на другие товары. Постепенно он развернул крупную сеть агентов и перешел от самостоятельной добычи меха к координации действий служащих. К концу 1780-х годов он стал одним из крупнейших в стране торговцев мехом, потеснив с нью-йоркского рынка более опытных конкурентов.

Огромную роль в этом успехе сыграл договор с канадской Северо-Западной компанией, которая торговала мехом. У нее был сильный конкурент в лице Компании Гудзонова залива, и союз с Астором мог помочь расширить деятельность. Астор получил возможность дешевого импорта из этой страны и поспешил им воспользоваться. Он купил корабль и начал торговать с Европой. Часть источников утверждает, что в 1795 году он приобрел 12 судов, но неизвестно, сразу это было сделано или постепенно.

Астор стал зарабатывать гораздо больше, но понимал, что несколько корабельных катастроф могут нанести его бизнесу непоправимый урон. Он начал вкладывать прибыль в банки и страховые компании.

Состояние предпринимателя достигло внушительной для того времени суммы в $250 тысяч, а сам он стал крупнейшим в США торговцем мехом. Астор начал создавать себе репутацию в высшем свете. Считается, что именно в этот период он вышел на Британскую Ост-Индскую компанию, которая могла дать возможность торговли в Азии.

Астор отправился в Лондон и приобрел лицензию, которая открыла для его кораблей все порты Ост-Индской компании. Главным направлением его торговли стал Китай. В партнеры Астор взял одного из друзей, хотя тот и не горел желанием работать в этой сфере из-за огромного риска. Впрочем, прибыль в $50 тысяч от первого же плавания доказала правильность принятого решения. В Китае корабли предпринимателя приобретали шелк, чай и сандаловое дерево.

Деньги Астор сразу вкладывал в недвижимость и землю в еще сравнительно небольшом Нью-Йорке — впоследствии семья будет иметь сильные позиции в этом бизнесе. Первые подобные покупки он сделал еще в 1789 году по рекомендации брата. Торговля с Китаем оставалась важной статьей доходов Астора до 1807 года, когда из-за эмбарго Джефферсона она была на время приостановлена.

Создание Американской меховой компании

В начале 19 века Америка была еще полностью не открыта, а Соединенные Штаты только формировались в одно государство. В 1803 году президенту Томасу Джефферсону удалось провести Луизианскую покупку, которая увеличила территорию США на 530 млн акров. Увеличение территории страны вызывало опасения не только у политиков, боявшихся конфронтации с Англией, но и у предпринимателей.

Астор же оценил открывшиеся перспективы и решил создать меховой картель с длинной цепью факторий и офисом в устье Миссисипи. На Гавайских островах планировалось разместить порт и торговать полученными мехами со всем миром.

В 1803 году Джефферсон решил найти самый коммерчески выгодный водный путь через Северную Америку. Экспедицию Льюиса и Кларка, которая должна была исследовать территорию страны, финансово помогал снаряжать именно Астор. Он не стеснялся пользоваться всеми возможными средствами, чтобы заполучить поддержку Джефферсона и вице-президента Клинтона.

Томас Джефферсон, президент США с 1801 по 1809 годы

После успешной экспедиции Астор начал продвигать в политических и деловых кругах идею создания торговой компании. Он публично заявил, что собирается добиться доминирования США в меховой торговле на континенте.

В 1808 году Астор в письме Джефферсону попросил разрешения торговать с индейцами к западу от реки Миссисипи. Ему требовалась военная поддержка правительства, чтобы защищаться от британцев и индейцев, а также охранять склады и новые поселения. Джефферсону идея понравилась, и между президентом и предпринимателем завязалась переписка.

В 1808 году была создана Американская меховая компания (АМК), большая часть акций которой принадлежала Астору. В свое предприятие он привлек нескольких партнеров — с ними заключался договор на распределение акций, обычно на пять лет.

Предприниматель не только финансировал экспедиции на новых территориях и налаживал меховую торговлю, но и получил значительные земельные участки, которые продавались переселенцам.

В 1810-е годы АМК получила две дочерние меховые компании: Тихоокеанскую, появившуюся в 1810 году, и Юго-Западную, основанную год спустя. Структура работы Тихоокеанской меховой компании была стандартной для подобных торговых организаций: на факториях, которые в честь Астора назывались «асториями», были продукты и припасы для работников компании, а также разнообразные товары для обмена шкурок у индейцев.

Припасы собирались привозить из Нью-Йорка кораблями. Две трети Тихоокеанской компании принадлежало Астору, а остальные его партнеру — канадской Северо-Западной компании. Для успешной деятельности Астору пришлось в 1811 году снарядить две экспедиции в Орегон. Экспедиция через материк шла по пути Льюиса и Кларка, а морская, в которую отправился корабль «Тонкин», должна была обогнуть мыс Горн и прийти к устью реки Колумбия.

«Тонкин» разграбили и сожгли индейцы. Перед этим команда корабля успела создать небольшой торговый пост, известный как Форт Астория. Он станет одним из центральных владений Тихоокеанской компании и даст начало одноименному городу в штате Орегон.

Форт Астория

Некоторые источники утверждают, что с помощью «Тонкина» и еще одного корабля Астор собирался создать целую торговую сеть. Оба судна должны были вести товары и забирать меха из Орегона и отправляться с ними в Китай. На вырученные деньги планировалось приобретать сандаловое дерево и другие ценные товары, сбывать их в Европе и с выручкой возвращаться в Нью-Йорк.

Эта схема вызывает много вопросов: неясно, почему владелец большого флота собирался использовать только два корабля и как бы он добился попадания в жесткий график, учитывая опасности плавания и несговорчивость китайских властей.

Деятельность в период Американо-Английской войны

Планы Астора на торговлю со всем миром остановила Американо-Английская война, начавшаяся в 1812 году. Считается, что из-за блокады и вторжения британских войск предприниматель был вынужден приостановить снаряжение кораблей.

В 1813 году Астору пришлось за $58 тысяч продать форт Астория Северо-Западной компании. Возможно, это было сделано из-за сложного положения США в войне с англичанами и страха, что форт будет захвачен. Астория стала частью канадской компании, а прибывший вскоре английский капитан потребовал переименовать ее в Форт-Джордж. После войны это поселение станет частью США лишь в 1818 году, но в собственность Астора не вернется.

Бизнес Астора неплохо себя чувствовал и в войну: предприниматель получил право на торговлю мехом в Канаде и смог приобретать местные товары гораздо дешевле, чем англичане. Затем он успешно сбывал их в Нью-Йорке и получал крупную прибыль. Считается, что в самый тяжелый для его бизнеса 1812 год он получил прибыль в $50 тысяч.

В это же время Астор стал приобретать подешевевшие государственные облигации — их цена тогда не превышала 70 центов. Он отмечал, что считает своим долгом помочь стране в тяжелый час. Сколько заработал предприниматель, когда дела США пошли в гору, источники умалчивают. Кроме того, во время войны Астор скупил значительную часть торговых кораблей.

В 1816 году, спустя год после окончания войны, Астор продвинул в конгрессе акт, запрещающий гражданам других стран торговать мехом в США. Благодаря этому закону предпринимателю удалось приобрести активы Северо-Западной компании на территории страны.

Торгуя с индейцами, предприниматель не церемонился и, несмотря на данные им обещания, менял на шкурки даже иголки. Какое-то время он пытался помешать тому, чтобы аборигенам продавали алкоголь, но сделки были выгодными, и он прекратил регламентировать эту сферу.

Астор был одним из инициаторов создания Второго банка Соединенных Штатов. Во время войны банки начали массовую эмиссию своих ценных бумаг и буквально завалили ими рынок. Выпускаемые банками бумажные деньги не разменивались на металлические. Так страна платила за упразднение в 1811 году Первого банка Соединенных Штатов —считается, что другие банки не желали, чтобы их деятельность регламентировали.

В 1816 году группа финансистов и конгрессменов при поддержке и республиканцев, и федералистов представила проект нового центрального банка. Считается, что он напоминал первый банк — у него была монополия на выпуск денег, и только 20% принадлежало государству.

Астор активно продвигал идею создания Второго банка и давал в долг двум из пяти конгрессменов, вошедших в число его управляющих. Те взамен соглашались лоббировать его интересы, что отразилось на многих принятых законах.

Считалось, что Второй банк решит целый ряд экономических проблем, но на практике организацию обвиняли в коррупции и в том, что она преследует интересы крупных финансистов и предпринимателей в ущерб остальным гражданам страны. Второй банк прекратил работу в качестве национального в 1833 году. После этого он получил лицензию в штате Пенсильвания.

В том же 1816 году стартовало еще одно начинание Астора — контрабанда опиума в Китай. Тогда первое судно предпринимателя доставило купленный в Турции опиум в Кантон, а через год подобный маршрут проделали уже два корабля. Астор не задержался в рискованном бизнесе надолго, но многие современники считали, что именно на нем предприниматель получил весомую часть своего богатства.

Продажа АМК. Приобретение земли в Нью-Йорке

Следующим важным шагом предпринимателя стало продвижение акта, отменившего государственные торговые посты и заменившего их на частные. Это случилось в 1821 году, а уже через год у Астора появился сильный конкурент в лице Rocky Mountain Fur Company. Компания добилась внушительных результатов в разведке на западе США и особенно в долине Грин-Ривер.

В 1827 году Астор приобрел Columbia Fur Company, которая долгие годы была одним из главных его конкурентов. У него остался единственный противник в лице Rocky Mountain Fur Company. Борьба между двумя компаниями продлилась до 1834 года, когда Rocky Mountain Fur Company будет продана Астору.

Впрочем, уже в 1820-е годы торговля мехами не была главным интересом предпринимателя. Он уже понимал, что отрасль обречена на упадок. Свой меховой бизнес Астор продал в 1834 году — по общему мнению, чрезвычайно своевременно. Тихоокеанская компания в итоге сделки была отделена в независимое предприятие, а Американская сохранила свой юго-западный филиал, но просуществовала недолго.

В регионах, подконтрольных монополии, добыча меха вскоре сильно снизилась. Компания Гудзонова залива использовала проблемы конкурентов и начала ценовую войну, из которой Американская меховая компания не могла выйти победительницей. Предприятие было закрыто в 1847 году.

Астор тем временем приобретал землю в Нью-Йорке, которая постоянно росла в цене. Обладание недвижимостью тогда приносило авторитет и выгоду — в частности, государственные должности. Астор решил стать крупнейшим землевладельцем США.

Стратегия предпринимателя была в том, что он за бесценок приобретал земли за чертой Нью-Йорка и зарабатывал, когда быстрорастущий город к ней подбирался. Покупал он акры, а продавал участки, что делало землю еще более дорогой. При этом Астор предпочитал сдавать землю в аренду и настоятельно советовал делать то же самое наследникам.

Есть сведения, что перед смертью предприниматель сокрушался, что купил так мало, со словами: «Если бы я мог вернуть время вспять, то выкупил бы весь Манхеттен».

Широко известен факт, что часть земли, на которой находится Гринвич-Виллидж, Астор получил благодаря сделке с Аароном Берром. Последний пошел на продажу из-за того, что убил на дуэли своего противника Александра Гамильтона, с которым длительное время враждовал. Гамильтон нападал на Берра при помощи памфлетов в прессе, но утверждал, что не переносит оппонента только как политика.

Считается, что главной причиной поединка стали нападки Гамильтона на Берра в процессе предвыборной кампании на пост губернатора Нью-Йорка. Дуэль, произошедшая в 1804 году, приравнивалась к убийству: Гамильтон был противником такого решения конфликтов и специально стрелял в сторону.

Благодаря сделке с Астором Берр — обвиняемый в убийстве и участник антигосударственного заговора — получил деньги, чтобы сбежать в Южные штаты, а предприниматель дешево заполучил землю в Нью-Йорке.

Однажды Астор порадовал конкурентов, за $8 тысяч продав землю на Уолл-Стрит, стоимость которой через несколько лет выросла бы до $12 тысяч. Это выглядело так, будто предприниматель допустил ошибку, но на вырученные деньги он приобрел около 80 участков, цена на которые быстро выросла в 10 раз. С 1834 по 1848 год предприниматель вложил в недвижимость $832 тысячи, и его инвестиции окупились.

Личность Джона Астора. Потомки предпринимателя и судьба его империи

При жизни Астор был скуп и превыше всего ставил прибыль. Биографы обычно упоминают о грубости и эгоизме предпринимателя. Например, на одном из званых обедов бизнесмену сделали замечание, что у него грязные руки, а тот в ответ вытер их о рубашку соседа.

Долги Астор выбивал до последнего цента, несмотря на сложности партнеров, а выданные им кредиты нужно было возвращать в срок. Астору приписывают поддержку начинающих предпринимателей: он будто бы давал им ссуды, но тем вряд ли было легко иметь с ним дело. При этом сам предприниматель долги отдавать не любил.

В других делах он действовал похожим образом. Есть сведения, что Астор поддерживал орнитолога и художника Джона Джеймса Одюбона — в частности, выделил деньги на его книгу «Птицы Америки» (в 2010 году один из ее экземпляров был продан за $11,5 млн). Предприниматель обещал предоставить на публикацию $1000, но, являясь за деньгами, Одюбон каждый раз слышал отговорки. Обещанную сумму натуралист все же получил, но нескоро.

Иллюстрация из книги Джона Джеймса Одюбона «Птицы Америки»

Зато на другую книгу Астор не поскупился. Речь идет об вышедшей в 1836 году «Астории» Ирвинга Вашингтона, которую, по слухам, американскому классику заказал Астор. Предприниматель в ней изображается как двигатель прогресса, а деятельность торговцев мехом идеализирована и выглядит романтически.

Даже современники Вашингтона отзывались об этом произведении критически, а в наше время «Асторию» называют прямо-таки черным пятном в библиографии писателя. Похожие отзывы получила и следующая книга этого цикла — изданная в 1837 году «Приключения капитана Бонвиля».

Джон Джейкоб Астор умер в 1848 году, оставив после себя состояние в $20 млн. Его деньги и большая часть семейной империи перешли к среднему сыну Уильяму: старший, Джон, был человеком болезненным.

В завещании Астор также сделал несколько крупных пожертвований, в том числе около $400 тысяч на создание библиотеки своего имени. Сейчас это Нью-Йоркская публичная библиотека. Еще $50 тысяч было завещано на создание приюта в Вальдорфе и $30 тысяч — на Немецкое общество Нью-Йорка.

Есть сведения, что Астор подстраховал свое состояние на случай необдуманных действий сыновей и значительную часть денег направил в трастовый фонд — так, что получить их могли только внуки.

Впрочем, опасения предпринимателя не подтвердились. Его сын Уильям продолжил скупать недвижимость и упрочил положение на этом рынке. На принадлежащих ему землях разместилось более 700 зданий. Из-за Уильяма за Асторами закрепилась слава владельцев нью-йоркских трущоб. Наследники продолжали отлично зарабатывать и стали едва ли не главными действующими лицами в высшем свете США.

Особого упоминания заслуживает история создания гостиницы Waldorf-Astoria. В 1890 году клан Асторов возглавила влиятельная в свете Кэролайн Астор — жена Уильяма Бакхауза-младшего. Один из ее племянников, Уильям Вальдорф, считал что он как старший наследник заслуживает больших привилегий, чем он имел. Между ним и сыном Кэролайн Джоном Джейкобом IV были споры по поводу семейного наследства.

В конце концов Уильям Вальдорф из желания поквитаться снес свой дом по соседству с особняком тетки и выстроил на этом месте отель Waldorf с 13 этажами. Кэролайн, недовольная тем, что тихая прежде улица стала слишком многолюдной, покинула свою резиденцию. Уильям Астор не особенно интересовался отельным бизнесом и уехал в Англию.

История могла бы так и закончиться, если бы не Джон Джейкоб IV. Это был необычный человек — полковник, участник испано-американской войны, изобретатель и талантливый писатель-фантаст.

Джон Джейкоб оценил идею кузена, снес особняк матери и на его месте возвел 17-этажную гостиницу Astoria. Кузены урегулировали конфликт, сделав из двух отелей один — Waldorf=Astoria. Знак равенства между двумя названиями будто бы был идеей Джона Джейкоба. В 1929 году гостиница была снесена, а на ее месте построили Empire State Building.

Джон Джейкоб IV Астор

Жизнь Джона Джейкоба IV закончилась печально: он был самым богатым пассажиром «Титаника». Жену Астор посадил на спасательную шлюпку, а сам спастись не смог. Сын Джона Винсент стал последним Астором, вошедшим в список богатейших людей мира.

Винсент большую часть состояния передал жене Брук Маршалл. Его брат Джон Джейкоб VI пытался оспорить завещание, но вернул только $250 тысяч. На этих двух братьях и закончилась американская ветвь Асторов — осталась одна лишь британская. Среди потомков Джона Джейкоба I есть лорды, известные актеры, предприниматели и политики.

#КакЭтоБыло

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления