[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Konstantin Panphilov", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0438\u0441\u044c\u043c\u043e_\u0432_\u0440\u0435\u0434\u0430\u043a\u0446\u0438\u044e","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438_\u043e_\u043f\u0435\u0440\u0435\u0435\u0437\u0434\u0435"], "comments": 68, "likes": 24, "favorites": 12, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20051" }
Konstantin Panphilov
16 015

Письмо в редакцию: Почему я переехал в Израиль, несмотря на все недостатки

Читатель vc.ru Илья Каныгин прислал в редакцию письмо о том, как он переехал в Израиль с семьёй — описал особенности жизни в новой стране, включая сложности с трудоустройством, медицину и плохой сервис, а также достоинства — климат, безопасность и отношение к бюрократии.

Вдохновившись статьями о жизни в Нью-Йорке, а главное — о жизни в Котласе, я решил написать о том, как живется иммигранту в Тель-Авиве. Скажу больше, последний материал обязателен к прочтению, так как он, в том числе, поможет лучше понять и часть этой статьи.

Тель-Авив, фото автора

В Израиле существует закон «О возвращении», принятый в 1950 году, согласно которому любой человек с еврейскими корнями имеет право на получение израильского гражданства. Никакие другие факторы — образование, финансовое состояние, профессия и так далее — не играют роли. Если человек живет в деревне, закончил три класса сельской школы и при этом его дедушка был еврей, то такой человек имеет право на получение израильского гражданства.

Причем в отличие от какой-либо другой страны мира, полноправным гражданином он становится сразу по прибытии в страну, разумеется, при наличии соответствующей визы, которая предварительно выдается в израильском посольстве.

Лично я никогда не планировал уезжать из России ни в Израиль, ни куда-либо еще, но в какой-то момент уровень одичания людей на родине достиг критической точки, мы с женой собрали чемоданы и уехали.

Никогда до этого в Израиле мы не были, но это бы и не помогло, потому что иммиграция и туризм — две разные вещи. Кроме того, израильская госпропаганда трубит о том, что Израиль — это страна возможностей, где каждому найдется место. На самом деле это не совсем так, сейчас объясню, почему.

Жилье и цены

Каждому репатрианту — так в Израиле называют свежеиспеченных граждан — полагается пакет абсорбции. Это ежемесячное пособие, выплачиваемое в течение полугода с момента приезда. На семью из трех человек оно составляет 6000 шекелей (примерно 102 тысячи рублей).

Много это или мало? Во-первых, нужно очень постараться, чтобы найти в Тель-Авиве двухкомнатную квартиру дешевле 4000 шекелей (68 тысяч рублей). И за эти деньги вы получите квартиру где-нибудь на окраине, в старом панельном доме, напоминающем наши хрущевки.

Во-вторых, надо еще убедить хозяина эту квартиру вам сдать — ведь вы безработный, и неизвестно, что с вами будет через полгода, когда закончится ваше пособие.

В-третьих, помимо аренды вам также надо оплачивать коммунальные услуги, где самой затратной статьей является электричество. Так, только за июль — самый жаркий месяц, когда температура даже ночью не опускается ниже 30 градусов, и кондиционер в доме работает практически круглосуточно — счет за электричество составил порядка 600 шекелей (10 тысяч рублей).

Помимо затрат на квартиру, которые могут съедать почти все пособие, вам еще нужно оплачивать мобильную связь, интернет, проезд (одна поездка в автобусе — 100 рублей).

Ах да, еще же надо что-то есть. Цены на продукты питания тоже выше, чем в Москве: килограмм куриных грудок — 500 рублей, килограмм риса — 200 рублей, 1 обычный йогурт — 80 рублей. Завтрак на двоих в кафе — яичница и салат — 1700 рублей.

Работа и социальный статус

Ваш социальный статус в Израиле равен нолю. Чтобы было понятней, представьте себе, что таджик, не знающий русского языка, приезжает в Москву и хочет устроиться на работу. При этом в Таджикистане он может быть суперкрутым аккаунт-менеджером, но на что он может претендовать в Москве? Скорее всего, на метлу или шпатель.

Так вот, в Израиле таджик — это вы

Даже если в России вы были суперуспешным менеджером по продажам или отличным юристом, или талантливым копирайтером, здесь вы никому не нужны. Дизайнер? Тоже мимо, тут они и так есть. Фотографы, журналисты, бухгалтеры — нет, нет и нет. Более того, население Израиля всего 8 млн человек, а в Тель-Авиве и вовсе 500 тысяч, что сопоставимо с Тулой или Липецком, следовательно рынок очень узок. А без иврита вам прямая дорога либо на стройку, либо на мойку с соответствующей зарплатой.

Стоит отметить, что правительство это более чем устраивает, потому что на такие низкоквалифицированные работы сами израильтяне не идут. Так же как не идут москвичи в дворники, ведь есть таджики.

Хорошие перспективы есть у врачей и программистов. Правда, врачу, чтобы получить возможность работать, сначала надо сдать экзамен по языку, потом подтвердить врачебную квалификацию, и только потом вы сможете работать по профессии. Обычно этот процесс занимает не менее двух-трех лет, и все это время вчерашний заведующий отделением в московской больнице работает санитаром и выносит утки в госпитале Тель-Авива.

Что же касается программистов, то им полегче, они действительно могут себе найти работу в одной из ИТ-компаний, но если ваш уровень достаточен для работы в Израиле, то вы смело можете послать резюме в какую-нибудь компанию на территории США или Германии — говорят, там платят в разы больше.

Да, в Израиле есть международные компании, куда можно попасть, зная английский и не зная иврит, но тут вам придется соперничать с выходцами из США и Великобритании, которые говорят и пишут лучше вас, даже если вы настолько круты, что смотрите сериалы на английском.

Люди

Про людей в Израиле можно писать целую диссертацию, и точно все невозможно уместить в пару абзацев. Помните, в самом начале я упомянул материал про Котлас? Представляете себе среднестатистического жителя такого города? Таких здесь очень много среди русскоговорящего населения. Ведь, повторюсь, чтобы иммигрировать в Израиль, не надо быть семи пядей во лбу.

Еще тут есть люди, приехавшие после развала СССР, в 90-х, которым тогда пришлось сожрать пуд соли. Теперь они кое-как пробились, кто-то даже смог купить квартиру в ипотеку, которую до сих пор выплачивает, и эти люди искренне считают, что и вы должны сожрать тот же пуд (можно соль заменить на менее приятную субстанцию). Израиль они считают лучшей страной в мире, и стоит вам заикнуться о том, что-то не так, как вы признаетесь врагом народа, и вам в след тут же летят крики «Не нравится? Вали!».

Впрочем, есть вполне адекватные и образованные люди, как из старожилов, так и из новичков.

Сервис

Уровень сервиса в Израиле можно охарактеризовать одной фразой «От рассвета до заката брат ******** [обманывает] брата». Вас запросто могут обмануть, обсчитать, впарить любой товар втридорога. В небольших магазинах, где владелец и продавец — одно лицо, нет ценников. Цена есть у хозяина в голове, и она оглашается после того, как он визуально оценивает вашу платежеспособность, а конечная цена зависит от вашего умения торговаться.

Однажды мы покупали матрас, первоначальная стоимость которого была 2200 шекелей (37 тысяч рублей), а в итоге мы взяли его за 1300 шекелей (22 тысячи рублей). И это не на рынке, а в обычном магазине.

Если вы рискнули покупать что-то с рук, то есть огромная вероятность того, что это либо подделка, либо сломается на следующий день.

В Москве мы привыкли, что если вам нахамят в кафе и вы напишите отзыв в Facebook, то есть шанс, что руководство кафе извинится и пригласит вас на бесплатный ужин. Если вы сделаете это в Израиле, есть шанс, что в Facebook вам нахамят еще раз (наиболее яркий пример, ещё один).

Медицина

Израильская медицина — это самое большое разочарование. Согласитесь, когда мы слышим словосочетание «израильская медицина», мы представляем себе, как больного на четвертой стадии рака возвращают с того света и он бежит благотворительный марафон. На деле все не так.

В Израиле существует несколько страховых компаний, к которым привязан каждый гражданин, и эти компании, видимо, ставят перед врачами задачу снизить стоимость лечения. Вероятно, за это врачам что-то полагается. В итоге постановка диагноза «на глаз» — это обычная практика.

Приведу пример: одна знакомая обратилась в больницу с жалобами на боль в животе и высокую температуру. Врач осмотрел (в буквальном смысле) больную, и не сделав УЗИ, не сделав элементарный анализ крови, отправил ее домой, сказав, что это обычное отравление и вот вам активированный уголь.

Спустя три дня девушка была госпитализирована с разрывом аппендикса и гнойным перитонитом. Другими словами, создается впечатление, что врач всеми силами сопротивляется тому, чтобы направить вас на какие-то процедуры, исследования и так далее. Меньше процедур — ниже стоимость лечения.

Еще ко всем врачам и на большинство процедур надо обязательно записываться. С одной стороны, звучит неплохо, с другой стороны, запись может вестись на несколько месяцев вперед. Скажем, записаться к окулисту в мае на прием в июле — обычное дело.

Да, если человек находится при смерти, то израильская медицина порой творит чудеса, проблема в том, что до такого состояния она может доводить человека сама.

Безопасность и бюрократия

А вот тут как раз наоборот, я был приятно удивлен. Несмотря на регулярные сводки о терактах, в Израиле чувствуешь себя в большей безопасности, нежели в Москве. Здесь можно не бояться группы подростков, идущих навстречу по темной улице, здесь можно позвонить в полицию, сообщить о какой-либо угрозе и полиция приедет, а не скажет что-то в духе «вот убьют, тогда звоните» — есть верховенство закона.

А еще в Израиле есть такая вещь, которую я очень люблю и которой нет в России: я называю ее «предсказуемая бюрократия». Чтобы получить необходимую справку, документ и так далее, вам нужно совершить заранее известный порядок действий, и в установленный срок все будет готово без фразы «ну вы же понимаете, сейчас много работы, но вы можете поспособствовать быстрому разрешению вопроса».

К примеру, получение загранпаспорта в Израиле выглядит так: вы приходите в МВД, ставите одну подпись под заявлением, которое вам распечатывают, там же на месте фотографируетесь, платите госпошлину (к оплате принимают карты) и все. Через две недели — а по факту даже быстрее — ваш паспорт доставит почтальон на дом. Никаких формуляров на трех листах, никаких справок из военкомата и копий трудовой книжки.

Выводы

Да, в Израиле есть много минусов и не стоит ожидать, что по прилету вас встретят на лимузине, поселят в президентском номере отеля «Хилтон» с видом на Средиземное море и будут содержать в парниковых условиях лет пять.

Но если у вас есть мозги, вы справитесь со всеми трудностями достаточно быстро, либо вернетесь назад — ничего страшного. Зато здесь есть море, а в ноябре можно ходить в шортах. Так что на вопрос «Стоит ли переезжать в Израиль, если у вас есть такая возможность», ответ — однозначно да.

#Письмо_в_редакцию #истории_о_переезде

Статьи по теме
Письмо в редакцию: Почему я не остаюсь в Котласе
«Не надо никого слушать про Нью-Йорк»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления