[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u0443\u0434\u0443\u0449\u0435\u0435","\u0430\u0432\u0442\u043e\u043c\u043e\u0431\u0438\u043b\u0438","\u0442\u0435\u0445\u043d\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438","\u0442\u0435\u0445\u043d\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438_\u0431\u0443\u0434\u0443\u0449\u0435\u0433\u043e","\u0441\u0430\u043c\u043e\u0443\u043f\u0440\u0430\u0432\u043b\u044f\u0435\u043c\u044b\u0435_\u0430\u0432\u0442\u043e\u043c\u043e\u0431\u0438\u043b\u0438","wayray"], "comments": 85, "likes": 18, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20111" }
Daria Khokhlova
9 328

Технологическая сингулярность и личный транспорт: что ждёт автомобильную индустрию в ближайшие 20 лет

Генеральный директор и основатель стартапа с российскими корнями WayRay Виталий Пономарёв написал для рубрики «Будущее» колонку об изменениях, которые произойдут в сфере личного транспорта с распространением самоуправляемых автомобилей. Автор считает, что за ближайшие 20 лет почти 300 млн человек потеряют работу в связи с развитием беспилотного транспорта, но заметных для пользователя глобальных изменений ждать не стоит.

Сегодня я бы хотел порассуждать не только о беспилотных автомобилях, но и о том, как автомобильная индустрия будет меняться в ближайшие 20 лет. Я вижу огромное количество изменений и действительно насыщенную череду событий. Гарантирую — вопрос личного транспорта у жителей планеты не будет вызывать абсолютно никакого интереса или ажиотажа. Вы же не удивляетесь, например, электронной почте или смартфонам — и в автомобильной области произойдёт то же самое.

Я руковожу компанией, в которой работает около 100 человек. У нас четыре офиса по всему миру и основной центр разработки в Москве. Мы единственные в мире, кто делает настоящую дополненную реальность для автомобилей.

Основное применение для такой технологии — навигация, которая при помощи виртуальных объектов дополняет реальный мир. Люди меньше отвлекаются от вождения, и оно становится более безопасным. Сама по себе технология намного сложнее, чем может показаться на первый взгляд, — тут много материаловедения, оптики, лазеров, электроники и чертовски много софта и алгоритмов.

Такой багаж опыта позволил нам успешно завершить разработку системы дополненной реальности для беспилотных автомобилей. Её мы покажем в январе на CES в Лас-Вегасе.

Что мы обнаружили за четыре года плотной работы с автомобильными брендами

Во-первых, все автомобильные бренды — всего лишь маркетинговая оболочка. Они всё ещё продолжают заниматься разработкой двигателей, трансмиссий, несущих конструкций, они также продают нам уникальный дизайн (снаружи и внутри), а добавленную стоимость они формируют, продавая нам эмоции, образ жизни.

К примеру, Porsche с каждого проданного автомобиля зарабатывает примерно €15 тысяч, тогда как в среднем по индустрии чистая прибыль с каждого проданного автомобиля начинается с €1000. То есть когда вы покупаете Porsche, то за то, что это автомобиль, вы доплачиваете €1000, а за то, что это Porsche со своей историей, ощущением от вождения — ещё €14 тысяч сверху.

А как же всё остальное, без чего автомобиль был бы просто бесколёсной повозкой с двигателем на раме и легким флёром элитарности? Всё остальное — то есть основные технологии и инновации в отрасли — делают компании, о которых вы не слышали, либо думали, что они этим не занимаются. Например, считали, что Bosch производит кофемолки, а Continental — шины. Эти компании называются TIER1 — гигантские интеграторы автомобильных компонентов. Под ними есть ещё слой TIER2. Отдельно я выделяю стартапы — теперь и за их технологиями идёт охота.

Именно погоня за конкурентным преимуществом и поиск очередного повода накрутить €15 тысяч сверху стоимости машины вынуждает автоконцерны стоять в очереди за крутыми технологиями.

К чему это приведёт

Раз инновации делаются не брендами, а индустрия стремительно несётся в сторону беспилотных машин, то автомобильные бренды уйдут на второй план — верх над ними возьмут технологические компании, которые будут предоставлять сервисы.

Вас не будет интересовать мощность двигателя или многовековая история автопроизводителя, когда вы будете мирно спать в своём самоуправляемом автомобиле. Уже сейчас мы наблюдаем предсмертные конвульсии автомобильных брендов. Volkswagen увольняет целые дивизионы, отказывается от разработки дизельных двигателей, зато в ближайшие полтора года компания намерена нанять 150 тысяч инженеров, которые будут заниматься беспилотными технологиями.

Suzuki объединяется с Toyota — на сегодняшний день самой продвинутой компанией в области беспилотных технологий. Renault-Nissan впускает к себе Mitsubishi. Предсмертные конвульсии: это либо попытки оттянуть момент своей смерти, либо набить себе цену при поглощении со стороны Google. Окей, Google, купи два бренда — получи третий в подарок.

Как изменят нашу жизнь беспилотные автомобили? Нашу с вами — вообще никак, если среди читателей нет профессиональных водителей. Те, кто пользовался такси, будет пользоваться беспилотным такси. Те, у кого были личные авто, так же будут покупать личные авто, только не будут сами рулить. В целом, очевидно, что передвигаться станет безопаснее, удобнее и дешевле.

Общество довольно поверхностно понимает смысл беспилотной революции

70 млн профессиональных водителей останутся без работы. Еще около 200 млн человек будут вынуждены частично или полностью сменить квалификацию. Почти 300 млн судеб изменятся в течение 20 лет. А какой экономический эффект это произведет — похлеще, чем изобретение пылесоса и автоматизации фермерства в США в 50-е, когда в первом случае уборщицы остались без работы, а во втором 40% населения США — ковбои — вынуждены были искать новые пути самореализации. И знаете, сработало. Эти ковбои основали новые компании, обустроились как-то.

Одно из моих любимых открытий — это то, что экстерьеры автомобилей больше не будут влиять на принятие решения о покупке. Куда важнее станет комфорт внутри. Фокус будет смещен в сторону вашего сна, работы, развлечений, даже секса в авто. Уже сейчас заметно, насколько непохожими становятся интерьеры разных марок. Каждый производитель ищет свой уникальный стиль, какую-то фишку. Сравните интерьер нового Cadillac и нового Lexus. Инопланетяне с разных планет.

Совсем не очевидный, но очень важный тренд — дополненная реальность в беспилотных автомобилях. Только представьте, что вы сможете выбирать альтернативный виртуальный мир, наложенный на реальный. Вы будете путешествовать, узнавать больше, находить интересные места, ловить покемонов, общаться — и всё это не выходя из машины. Появится огромный рынок контекстной рекламы, привязанной к конкретным местам. Это Google AdWords на колёсах.

Большая надежда человечества — чтобы все электрокары стали наконец экологически безопасными.

Многие не знают, что современные электрокары наносят больший вред экологии, чем двигатели внутреннего сгорания

Нам удастся полностью «озеленить» наш транспорт. И лично я больше верю в водородные автомобили. Они решают вопрос хранения энергии, выработанной из возобновляемых источников.

Новый «зелёный» цикл передачи энергии в ваш автомобиль будет выглядеть так: ветряк или солнечная панель вырабатывают электричество, которое мгновенно тратится на получение, к примеру, водорода. Водород — экологически чистое топливо, которое можно хранить как традиционное топливо, и использовать в fuel cells — топливных ячейках, которые преобразуют энергию водорода в электричество и чистую воду.

Заключение

Какие выводы можно сделать:

  • Если вы не связаны с автомобильной индустрией, то, вероятно, не заметите никаких изменений в своей жизни. Будете платить по подписке за сервисы такси. Если же вы будете владеть автомобилем, то, скорее всего, налогов вы будете платить меньше, чем сейчас — содержать инфраструктуру для беспилотного транспорта станет однозначно дешевле.
  • Дизайнеры интерьеров останутся высокооплачиваемыми специалистами.
  • Откроются новые возможности для рекламы и разработчиков приложений — появится новый рынок приложений дополненной реальности для пассажиров беспилотных авто.
  • Электрокары — это не венец эволюции автомобилестроения.

Технологии не развиваются в изоляции от прогресса в других областях. И развитие технологий дополненной и смешанной реальностей у вас дома приведёт к постепенному избавлению от необходимости ездить на работу либо даже путешествовать. Ещё более мощный тренд — автоматизация и автоматизация автоматизации всего вокруг нас, — лишит работы миллионы людей. Человечество постепенно перестанет размножаться, довольствуясь порнографией с эффектом полного погружения. Нас вообще будет становиться меньше.

Последствия того, что мы называем технологической сингулярностью, сложно предугадать. Но ясно одно — мы всё меньше будем проводить времени в путешествиях и открытиях, и это скажется на спросе на личный транспорт.

#Будущее #автомобили #технологии #будущее #технологии_будущего #самоуправляемые_автомобили #WayRay

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления