[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Евгений Трифонов", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u043e\u0446\u0441\u0435\u0442\u0438","\u0432\u043a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435","\u043a\u0430\u043a_\u043f\u0435\u0440\u0435\u0441\u0442\u0430\u0442\u044c_\u0431\u044b\u0442\u044c_\u0438\u043d\u0442\u0440\u043e\u0432\u0435\u0440\u0442\u043e\u043c_\u0438_\u043d\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c_\u0436\u0438\u0442\u044c"], "comments": 0, "likes": 21, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "2019" }
Евгений Трифонов
12 201

Больше чата

Многопользовательские беседы появились ВКонтакте не один год назад — но лишь в последние месяцы околовконтактовская тусовка сделала их важнейшим способом внутренней коммуникации. В чатиках, состоящих из десятков человек, теперь находят работу, друзей и любовь — и все это, в отличие от других ВК-явлений, остается скрыто от глаз большинства людей. Мы провели тщательный рисерч (то есть потратили прорву времени на болтовню) и расскажем вам о том, чего вы лишены. Правда, “Цукерберг позвонит” не выносит ничего из лички без разрешения авторов (хотя публикация некоторых логов увеличила бы нашу посещаемость втрое), так что разговор пойдет о феномене в целом, а не конкретных диалогах.

IMG1list

Чатики ВКонтакте с технической точки зрения (особенно в веб-версии) — монстр в хорошем смысле слова. Поиск по истории беседы склоняет русскоязычные слова. “Звездочка” позволяет сохранить важные сообщения, без нее быстро утонувшие бы в потоке новых. Парсер подсасывает картинки, увидев ссылки на них. Присваиваемые чатикам аватары помогают легко находить в списке нужный. При пересылке чужого сообщения можно добавлять что-то от себя — в большой беседе удобно давать так понять, на что именно отвечаешь. Ограничение “30 пользователей в одной беседе”, хоть и далеко от 100 пользователей в Telegram, довольно щедрое. При этом ВК-чаты доступны на всех популярных платформах (в отличие от лишенного сейчас десктопной версии Telegram) и работают внутри самой популярной российской соцсети. Было бы удивительно, если бы это все не привело к чему-то.

Собственно, давно приводило — но к другому. Где-то сложившаяся компания из нескольких друзей продолжала начатые в оффлайне разговоры, где-то любители поиграть в футбол выбирали дату следующей встречи. Очень типичной стала ситуация, когда команда администраторов какого-либо ВК-паблика использует чатик для координации действий. При этом зачастую, помимо рабочих вопросов, там возникал дружеский флуд, затем самые занятые участники говорили “идите со своим флудом куда-нибудь в другое место, мешает работать”, создавался отдельный чат для флуда — но в итоге либо в рабочем снова начинали трепаться, либо рабочие моменты во многом переезжали во флудильню.

Тем временем ВКонтакте развивалась тусовка из людей, с интересом следящих за развитием соцсети и знакомых с сотрудниками ВК. Внутри нее складывались отдельные тесные круги, участникам которых было недостаточно оставлять комментарии к записям друг друга и требовалось удобное пространство для равноправного общения без четко заданной темы.

[caption id="attachment_33014" align="aligncenter" width="612"]ВК-сообщество, связанное с чатиком ВК-сообщество, связанное с чатиком[/caption]

Первопроходцем в 2012-м стал чат “Котаны”, собравший надцатилетних хакеров и кодеров (средний возраст составляет 18 лет) — однажды они ухитрились оставить запись от своего имени на странице Дурова, недавно нашли небольшую уязвимость в “Цукерберг позвонит” (мы исправили, спасибо), и таких хаков за его историю было немало. У “Котанов” есть несколько важных отличий от того, как чаты использовали до них.

Во-первых, это первый известный ЦП случай, когда к ВК-чатику стали применять определение “илитный” — сколь бы самоироничным оно ни было, оно действительно показывает принадлежность к условной “тусовке” и неслучайность отбора участников.

Во-вторых, если до этого в чатах обычно собирались хорошо известные друг другу компании из нескольких человек, то “Котаны” подобрались к лимиту в 30 участников. А в таком случае многие толком узнают друг друга уже в процессе беседы, и чат становится местом знакомств. Подобное зачастую приводит к новым совместным проектам — и общими усилиями “Котанов” было создано iOS-приложение VK Tune для прослушивания музыки из ВК.

В-третьих, чатик обзавелся собственным пабликом, насчитывающим уже 595 подписчиков — то есть в 20 раз больше, чем состоит в самом чатике. Ситуация, когда происходящее в беседе интересует не участвующих в ней людей, показательна.

Долгое время “Котаны” были уникальными — но в последние месяцы появился целый ряд новых крупных чатов, уже не хакерских, но похожих по перечисленным признакам. Самым нашумевшим из таких стал “3,14”, со временем превратившийся в целую сеть чатиков. Его основная версия быстро уперлась в лимит числа участников, и, хотя немало людей по разным причинам ее покидали (тем самым освобождая место), “попасть в 3,14” стало для многих важным достижением, без которого остается лишь читать отдельные реплики в паблике.

[caption id="attachment_33015" align="aligncenter" width="600"]Состав одного из чатиков, на изображении можно найти логотип ЦП Состав одного из чатиков, на изображении можно найти логотип ЦП[/caption]

Еще одна особенность чатиков — степень откровенности участников: здесь регулярно делятся какими-то вещами (от рабочих инсайдов до личных переживаний), которые не стали бы обсуждать с теми же самыми людьми в открытых всему интернету комментариях. Но понятно, что границы все равно ощущаются: не все так щепетильно подходят к приватности, как мы, и среди 30 участников может найтись такой, который опубликует чужие секреты в открытом доступе. Так что откровенности больше не в самых популярных беседах с высокой ротацией кадров, а в тех, где состав меньше, он долгое время не меняется, все друг друга знают, и за пределами чата его существование активно не афишируется. Как писал кто-то из чат-завсегдатаев, “Самые илитные разговоры происходят в конфах, о которых не пишут на каждом заборе”.

Есть большие беседы вроде “Мкртчата”, не так известные, как “Котаны” и “3,14”, но собравшие более взрослых участников, не первый год зарабатывающих в интернете — стартаперов, сотрудников крупных интернет-компаний, журналистов вроде нас. И эту внутритусовочную тему делает интересной то, что чатики стали для них всех неожиданным местом пересечения: двум принадлежащим к разным кругам интернет-деятелям, которые за всю жизнь могли бы не познакомиться, здесь легко найти common ground и начать с обсуждения ерунды, а затем всерьез поговорить о работе. Будет неудивительно, если завтра с такого обсуждения начнется новый стартап.

Разумеется, не всегда первоначальная притирка участников проходит быстро и безболезненно — по чатикам легко наблюдать и за коммуникационными проблемами. Нагляднее всего это проявляется при попытках geeks и chicks найти общий язык: когда в преимущественно гиковский чатик добавляют эффектных девушек, чаще всего они проводят там столько, сколько им требуется на поиск кнопки “покинуть беседу”.

IMG4notif

Но главная проблема ВК-чатиков — не социокультурная, а техническая. Многие участники “тусовки” активно используют ВКонтакте для рабочей переписки, поэтому им страшно мешает невозможность разделить ее и чаты. Например, работая над текстом, я могу видеть “+4” у сообщений ВК и не понимать, означает это просто флуд в беседах (на который отвлекаться не хочу), или сообщения по работе, на которые желательно срочно ответить. Если состоишь сразу в нескольких активных чатах, способ “взять и проверить” не помогает, потому что очень быстро снова становится непонятно.

Чуть легче на смартфоне, где можно отключить уведомления для конкретных чатов — но все равно хотелось бы, увидев на иконке ВК-приложения цифру непрочитанных сообщений, без всяких уведомлений понимать, нужно ли читать их сейчас.

Понятно, что это все проблемы первого мира, никак не волнующие 99% пользователей ВКонтакте. Но сами сотрудники ВК входят в 1% — хотя в “3,14” они массово не сидят, систему чатиков тоже активно используют, и наверняка им непрерывно скачущие числа непрочитанных тоже мешают. Так что остается надежда на то, что приоритетность бесед в том или ином виде еще появится.

Впрочем, я соврал. Главная проблема ВК-чатиков называется “Как перестать сидеть в чатиках и начать жить”. Но с этой, боюсь, мне не поможет справиться даже Дуров.

IMG5number

#Соцсети #ВКонтакте #как_перестать_быть_интровертом_и_начать_жить

Популярные материалы
Показать еще

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления