[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 25, "likes": 12, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20196" }
Никита Евдокимов
3 424

«Если им сверху не принести разрешение, они ничего делать не будут»

Разработчик российского QR-идентификатора для пожилых людей о работе с системой здравоохранения

Редакция vc.ru поговорила с сооснователем проекта QRepublik Сергеем Вищипановым, который разработал QR-идентификатор для пожилых людей. Система позволяет получить доступ к информации о человеке, если он оказался в критической ситуации и без сознания. Студент четвертого курса рассказал, как внедрял разработку в государственную систему здравоохранения и как заработал почти четыре миллиона рублей за девять месяцев.

Сергей Вищипанов

Сооснователь компании QRepublik Сергей Вищипанов мог бы стать врачом в третьем поколении — его отец и дедушка работают сердечно-сосудистыми хирургами. Но молодой человек решил связать свою жизнь с предпринимательством.

«Я никогда не мог понять людей, которые открывают очередной интернет-магазин: это не интересно, это ничего нового в мир не приносит. Я в 16 лет делал и продавал кеды со встроенными колонками для танцоров, мне всегда хотелось создавать что-то новое, необычное», — рассказывает он.

Осенью 2014 года студент-предприниматель увидел французский проект, который предлагал визитные карточки с QR-кодом. «Мы решили попробовать сделать похожий сервис в России: заказали сайт, сделали MVP, но быстро поняли, что здесь это не актуально», — вспоминает Вищипанов.

Тогда он вдвоем с партнером стал развивать идею и думать, где еще можно применить QR-код: «Я вспомнил рассказы отца о том, как сложно было врачам находить родственников потерявших память пожилых людей, доставленных в больницу. Или назначать препараты пациентам скорой, которых привозят без сознания — вдруг они могут погибнуть от аллергической реакции?».

Вищипанов предположил, что при помощи QR-кода можно зашифровать ссылку на облачное хранилище, где была бы собрана информация о человеке: имя, фамилия, адрес проживания, номер страховки, аллергия на препараты и так далее. «Все, что требовалось бы от врача — это распознать код при помощи смартфона. Сэкономив время, он смог бы спасти чью-то жизнь».

Затем предприниматель пообщался со знакомыми сотрудниками скорой помощи. Они подтвердили его гипотезу и предложили сделать продукт в виде браслета: «Первоначально мы хотели сделать жетоны, но медики отговорили. Сказали, что браслет — удобнее всего. С первой версией мы немного ошиблись: QR-код был размещен на тыльной стороне браслета. С одной стороны, врач мог быстрее его сканировать, а с другой — это ставило под угрозу безопасность данных. Поэтому в следующей версии мы решили спрятать код», — рассказывает Вищипанов.

Инвестиции составили 70 тысяч рублей — на эти деньги еще для проекта с визитками был заказан сайт. Он был адаптирован для нового сервиса Вищипанова: «Мы поняли, что невозможно все держать на аутсорсе, и нам нужны свои ресурсы. Поскольку у нас не было людей, знакомых с программированием, и мы не умели заниматься такими вещами, то в итоге я сам научился веб-разработке и сделал первый прототип программной части QRepublik. От нулевого уровня до базового понимания основ разработки ушло три месяца. Потом еще столько же, чтобы углубить знания», — рассказывает Вищипанов.

Затем проект заметил основатель французского стартап-акселератора Numa Яник Траншье. «Нам протянули руку и мы за нее взялись. Нам понравился их подход. У них атмосфера внутри акселератора была достаточно интересной, кроме того, они помогли нам довести до ума программную часть продукта. Плюс, у них есть такая штука, как Numa Family: не важно, как давно ты прошел программу акселерации, ты всегда можешь пользоваться их помощью и поддержкой, работать в коворкинге и так далее. Это создает семейную, душевную атмосферу», — уверен Вищипанов.

В браслете нет электроники и, как утверждают разработчики, он изготовлен из легкого гипоаллергенного материала: «Нам нужен был простой, как пробка, продукт: чтобы его можно было кидать, бросать, мочить и с ним ничего не случилось. От пластика отказались в самом начале».

На изготовление первой партии Вищипанов потратил две тысячи рублей, но из-за бликующего покрытия сканер не смог считать код: «Мы уже готовы были подписать контракт на 10 тысяч браслетов с фондом "Наше будущее", но в самый ответственный момент браслет не сработал. Сделка сорвалась, и мы решили изменить покрытие».

В августе 2015 года предприниматель договорился с министерством соцразвития Московской области о бесплатной раздаче браслетов пожилым людям 1920-1930-х годов рождения в Домодедово. Также он пообщался с врачами скорой помощи и рассказал им о своей системе. Чиновникам предприниматель передал 60 аксессуаров. Однако сами пенсионеры браслеты носить отказывались.

«Они пугались, говорили, что ни в коем случае не станут носить какое-то непонятное устройство. Так продолжалось до тех пор, пока одна бабушка зимой не поскользнулась и не упала — ее с потерей сознания забрали в больницу. Браслета на ней не было, и врачи намучились: родственников найти не могут, данных никаких нет, что делать — не знают. Но все закончилось хорошо. Она пришла в себя и сама рассказала врачам, как связаться с ее близкими».

Бабушка оказалась боевая и заботливая: когда она выписалась из стационара, то собрала всех знакомых стариков и отвела их за нашими браслетами, а те привели еще своих знакомых. И мы изначально планировали 60 браслетов отправить в Домодедово, а в итоге отправили гораздо больше.

— Сергей Вищипанов

У компании нет прямых продаж пожилым людям, потому что в силу технической неграмотности они не смогут заполнить данные. Сейчас количество носителей устройств превышает 6,5 тысяч человек. «Мы работали с мелкими каналами продаж — это благотворительные фонды, частные дома престарелых, а сейчас мы больше выходим на работу с государством», — рассказывает Вищипанов.

По словам предпринимателя, раньше работать с представителями власти было тяжело: «Когда мы начинали, мне было 19 лет. Меня вообще не воспринимали всерьез. Хорошо, что мой генеральной директор старше, и к нему повнимательнее относились».

Когда в региональный департамент здравоохранения приходит студент и говорит: «Здравствуйте, я буду хранить ваши медицинские данные», на него смотрят с удивлением: «Мальчик, ты как здесь оказался? Детский сад в другой стороне».

Первоначально предприниматель обращался к региональным чиновникам только за информационной поддержкой: «Мы даже не предлагали им у нас что-то покупать. Говорили представителям системы здравоохранения: "Давайте мы с помощью вашей поддержки проинформируем врачей скорой помощи о том, что есть такое средство, которое может помочь им и пациентам"».

Однако региональные представители министерства здравоохранения не хотели проявлять инициативу: «Если им сверху не принести разрешение, они ничего делать не будут. В этом очень большая сложность: одно дело, когда ты продвигаешь продукт, который заложен в государственных программах, а другое — когда ты приносишь что-то абсолютно новое. Понятно, что они рискуют и создают административные барьеры», — рассказывает Вищипанов.

Сейчас из-за того, что проект показывает хорошую социальную и экономическую эффективность, утверждает Вищипанов, многие регионы становятся более лояльны к внедрению таких браслетов: «Прямую экономическую эффективность выделить нельзя — она косвенная. Это снижение времени на получение информации, помощь в принятии решения медицинским работникам, социальная адаптация граждан и возможность спасти жизнь человеку. Когда мы пилотный проект запустили, нас очень вдохновляли звонки врачей, которые говорили нам, что, например, сегодня мы помогли спасти жизнь. Это очень мотивировало».

Сейчас продукт представлен в Курганской, Калужской, Тюменской области, Ставропольском крае и в некоторых городах Московской области. «В Москве мы вообще не работаем, потому что не можем выйти на соответствующие лица, принимающие решения. На наши письма отвечают стандартным отказом и отправляют нас на сайт госзакупок. Сейчас мы внедряемся в Хабаровском крае, собираемся выходить на Свердловскую область и Краснодарский край», — рассказывает предприниматель.

За девять месяцев продаж выручка компании составила 3,6 миллионов рублей, утверждает Вищипанов: «У продукта хороший потенциал, но прибыль пока небольшая, потому что мы долгое время тестировали техническую составляющую, продажи и обработку информации».

В дальнейшем предприниматели планируют зарабатывать не за счет продаж браслетов, а благодаря анализу больших данных для фармкомпаний: «Мы хотим минимально опустить стоимость продукта. В идеале, чтобы он доставался людям бесплатно, за счет фармкомпаний, благотворительных фондов и домов престарелых. Информация полезна как фармацевтической отрасли, так и медицинской среде. Например, с использованием данных можно разработать программу снижения хронических не инфекционных заболеваний». Какие именно данные будет анализировать QRepublik, Вищипанов не уточнил, однако заверил, что «информация деперсонализируется, поэтому вся статистика полностью обезличена».

В 2017 году основатели планируют увеличить количество пользователей до трех миллионов человек, выйти на туристический рынок, а также полностью доработать платформу для анализа данных. «Мы сами считаем цель амбициозной. Но тут ситуация вот какая: если бы мы изначально работали с теми же возможностями, которые у нас есть сейчас, мы бы за эти девять месяцев подключили бы не шесть тысяч человек, а шестьсот тысяч».

Просто вопрос был в том, что нам нужно было опробовать проект и мы больше бились не за продажи, а за улучшение продукта и платформы для масштабного выхода.

— Сергей Вищипанов

По словам основателя, он рассчитывает на хороший старт туристического проекта: «Когда ты едешь в другую страну, ты не знаешь местного языка. В ту же Грецию, например. Ты не знаешь греческий, греки не знают русский. И тем более никто не знает, как будут медицинские термины по-английски».

Вищипанов планирует сотрудничать с туроператорами, чтобы они приобретали браслеты и вносили информацию, которая при сканировании QR-кода будет отображаться на языке страны пребывания: «Доктор сосканирует код и получит перевод медицинской информации на свой язык. Он узнает, как тебя зовут, в каком отеле ты живешь, с какой турфирмой прилетел, какой у тебя номер страховки, что очень нужно врачам в другой стране. А туристам это нужно для уверенности в себе: этот идентификатор решит большую часть их проблем с визитами к врачу в другой стране».

По предварительным договоренностям такие браслеты будут вкладываться в туристические конверты, а информацию будут вводить представители туроператора. Основатель QRepublik рассчитывает реализовать не менее 2,6 миллионов туристических QR-браслетов за лето 2017 года в России. «Если к нам подключатся европейские туристы, будет еще лучше. Мы планируем выйти на этот рынок с помощью Numa», — заключает он.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления