[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Ludmila Kudryavtseva", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 48, "likes": 19, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20225" }
Ludmila Kudryavtseva
10 921

Почему анонимность Telegraph от Павла Дурова может стать ключевой функцией сервиса

Мнение Людмилы Кудрявцевой

Поделиться

В избранное

В избранном

Обозреватель vc.ru Людмила Кудрявцева написала для vc.ru колонку о новой блог-платформе Telegraph, запущенной создателями мессенджера Telegram. По мнению автора, ключевой особенностью сервиса может стать анонимность — потенциальные авторы смогут использовать его, в том числе, для публикации фальшивых новостей и дезинформации.

Запущенный Дуровым Telegraph меня озадачил. Кому сейчас не хватает сервиса для того, чтобы писать тексты с форматированием?

Официально (как следует из публикации в блоге) Telegraph нужен тем, кто развивает своё медиа в виде канала в Telegram, и кого не устраивают возможности оформления текстов прямо в мессенджере. Такой сам-себе-СМИ напишет в Telegraph красивый материал с жирными шрифтами, видео и фоточками в нужных местах текста, а потом будет распространять его через Telegram.

Рискну предположить, что наличное и потенциальное количество нуждающихся в этой функции не очень велико. Сейчас через каналы Telegram делятся в основном ссылками на тексты, опубликованные на других платформах — где есть более широкие возможности управления публикациями.

Для СМИ актуальнее предпросмотр статей по таким ссылкам. И для СМИ, и для блогеров актуально «брендирование» текстов именем автора и названием издания. А в Telegraph можно, конечно, заполнить поле «автор», но там кто угодно может написать что угодно. Обучить нейросеть генерировать тексты в стиле Павла Дурова и подписывать их его именем, публикуя в Telegraph, будет совсем несложно.

Клик на имя автора не покажет все его материалы, не переведёт на страницу автора в социальной сети или на сайте издания. Публикации не будут получать дополнительный вес от авторитетного и известного имени под ними; пишущие не смогут строить свой авторитет на качественных публикациях.

СМИ не очень интересно и выгодно публиковать материалы так, что они не ложатся в базу, не образуют упорядоченного архива, который составляет дополнительную ценность и для читателей, и для авторов, и для остальных создателей и бенефициаров этого СМИ. Наконец, СМИ и блогеры не любят отсутствие возможности соблюдения авторских прав. Зато любят возможность анализировать успешность своих материалов — а на сайте Telegraph нет никаких счетчиков и систем аналитики.

Может быть, ключевой функцией Telegraph является именно анонимность?

Написанное в Telegraph отправляется в автономное плавание по интернету — без привязки к персоне, брендам, обстоятельствам, любым мета-сведениям, кроме даты. Кто-то прекраснодушный скажет, что текст, лишённый контекста, имеет возможность точнее и чище донести свой мессадж, который в других случаях контекстом загрязняется. Может, Джигурда напишет что-то проникновенно-философское, которое, будучи опубликовано под его именем, не окажется воспринято всерьёз, а оторванное от личности автора, полетит по ноосфере и изменит судьбы.

Но обычно анонимность нужна для других целей

Текст, опубликованный в Telegraph, невозможно рассмотреть с точки зрения «а что за человек его написал и что за издание опубликовало? Чем славен этот автор, в чём разбирается, где работал? Каков авторитет этого издания, кто за ним стоит, чьи интересы оно преследует?»

Это ценно для фейков и вбросов. Прокламаций и провокаций. Репутационных войн и революционной работы. Безнаказанного троллинга и прочих ужасных коварных разрушительных целей.

В эту логику неплохо ложится и шуточка из блога Telegram про «…although you may find it tricky to become as biased» («вы сможете публиковать истории прямо как большие медиа, правда, скорее всего не сможете стать настолько же необъективными и пристрастными», извините за корявый перевод). Настолько же — не сможете, но приблизиться в меру сил — постараетесь?

Конечно, это не совсем серьёзная конспирология. Просто если бы цели у команды Telegraph были именно такими, было бы гораздо веселей и интереснее, чем в том случае, если Telegraph просто пока сырой, а возможности работы с публикациями будут добавляться постепенно.

Но независимо от целей Дурова можно предположить, что для вышеуказанных целей Telegraph использовать будут. А это может отрицательно сказаться на его репутации. Что-то мне подсказывает, что в России Telegraph не запретят — у нас и Telegram не запрещают несмотря на все предпосылки, может быть потому, что многие важные люди в России им пользуются. Но Россия для Дурова не в приоритете.

А вот в США, например, крупные сервисы пошли войной на фальшивые новости и их источники. Google и Facebook уже поменяли рекламную политику Google Sense и Audience Network соответственно, чтобы сайты, специализирующиеся на фейках, не имели права состоять в их рекламных сетях.

Кроме того, Цукерберг сказал: «мы не хотим никаких шуточных новостей в Facebook. Мы уже запустили процесс, в ходе которого наше сообщество будет помечать фальшивые новости и розыгрыши, мы можем сделать больше и продолжим работу над этой проблемой». Эта публикация Цукерберга стала ответом на обвинения Facebook в том, что соцсеть очень помогает распространению фейковых новостей, а те, в свою очередь, повлияли на результаты выборов. С критикой Facebook и Google за фейки выступил, например, пока-еще-президент Обама.

Исследование BuzzFeed показало, что перед выборами связанные с ними фейковые новости получили больше взаимодействия (engagement) на Facebook, чем реальные публикации 19 ведущих СМИ вместе взятых. А зарабатывающий на фейковых новостях собеседник Business Insider уверен, что он помог Трампу выиграть выборы.

Google еще в 2015 году выступил одним из учредителей First Draft Coalition, которая тоже поставила целью помочь людям отделять настоящие новости от фальшивых. Вся эта активность, по субьективным ощущениям автора статьи и других наблюдателей, не привела к серьезным проблемам у создателей фейков или хотя бы к спаду соответствующей активности. Так что скорее всего и у Telegraph всё будет хорошо.

Просто хотелось бы, чтобы люди использовали инструменты интернета для улучшения мира, творческого самовыражения и облегчения жизни друг другу, а не наоборот.

#Колонка

Статьи по теме
Telegram запустил аналог предпросмотра статей «ВКонтакте» и сервис для вёрстки публикаций Telegraph
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления