[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Philipp Kontsarenko", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 19, "likes": 11, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20356" }
Philipp Kontsarenko
2 647

Почему в России развивать финтех-проекты проще, чем в Европе и США — мнение юриста

Партнер адвокатского бюро Buzko&Partners Роман Бузько поделился с читателями vc.ru своим опытом в области регулирования рынка финансовых технологий в России и рассказал, в каких сегментах отрасли отсутствует регулирование и как это можно использовать на практике.

Регулирование является одним из главных камней преткновения для финтеха. По мнению аналитиков, именно регулирование является как сдерживающим фактором, так и драйвером индустрии.

Завершив несколько проектов в области финансовых технологий, мы обнаружили, что российские компании сталкиваются с проблемами отличными от их западных конкурентов: в большинстве случаев в России вообще нет регулирования тех или иных отраслей финтех-рынка. Это может быть как преимуществом, так и недостатком. Мы опишем ниже те сегменты финтеха, где в России, в отличие от Запада, регулирования нет.

Российское законодательство не регулирует деятельность инвестиционных консультантов в широком смысле

Один из сегментов финтеха — это так называемые «автоматизированные инвестиционные услуги» или сервисы, которые предоставляют инвестиционные услуги широкому кругу клиентов за счет автоматизированных решений. В США семимильными шагами развиваются сервисы, которые пассивно инвестируют средства клиентов по моделям, построенным роботами.

Большинство таких сервисов зарегистрированы в качестве «инвестиционных консультантов» (investment advisers) и обязаны соблюдать лицензионные требования национального регулятора. Как минимум, это забота об интересах клиентов, квалификация и раскрытие информации.

Аналогичных требований к инвестиционным консультантам в России пока нет. Советы, как правильно вложить деньги, могут раздаваться кем угодно. Если консультант не совершает от имени своих клиентов операций с ценными бумагами, он даже не подпадете под определение брокера или дилера.

Гражданам остается только надеяться на общие положения законодательства о защите прав потребителей. В этом смысле запуск сервисов автоматизированных инвестиционных решений в России может оказаться проще.

Peer-to-peer (P2P) кредитование в России не регулируется

P2P-кредитование в России также пока не регулируется. Это отличает нас, например, от Великобритании, США и Германии, где существует специальное регулирование пирингового кредитования.

Тут мы ближе к Китаю и Индии, где местные регуляторы объявили о своем намерении ввести регулирование и инициировали публичные слушания. Наш Центральный банк тоже ранее заявлял о своих планах урегулировать этот сегмент рынка.

Стоит отметить, что наличие регулирования в данной отрасли может иметь и положительные эффекты. Известно, что одна из проблем этой отрасли – это идентификация пользователей (должников). Получив официальный статус, P2P-площадки могут получить доступ к данным Пенсионного фонда и ФНС для перепроверки предоставленных заемщиками сведений.

Определение «ценных бумаг» в России закрытое

Одна из головных болей американских финтех-компаний связана с тем, что определение «ценных бумаг» в США открытое. Оно может включать в себя любые инвестиционные и долговые инструменты. В свою очередь компания, которая случайно осуществит выпуск таких ценных бумаг, сразу попадет под серьезное регулирование в области ценных бумаг.

Российские компании с такой проблемой не сталкиваются, потому что у нас определение «ценных бумаг» закрытое и включает типичные инструменты. При определенном креативном мышлении компании могут воспользоваться этим в своих интересах.

Так, в 2015 года одна российская краудфандинговая платформа объявила о продаже опционов на свои акции. Сами же акции должны быть выпущены только через несколько лет, когда компания собирается стать публичной и выйти на биржу.

В США такое привлечение финансирования от населения, скорее всего, квалифицировалось бы как публичный выпуск ценных бумаг со всеми вытекающими правилами, направленными на защиту потребителей.

В России нет регулирования коллективного инвестирования (crowdinvesting)

В отличие от P2P-кредитования, которое регулируется сегодня только в наиболее развитых юрисдикциях, коллективное инвестирование подпадает под обязательные требования куда чаще. Операторы платформ для коллективных инвестиций в Австралии должны иметь лицензию на предоставление финансовых услуг.

Американские платформы должны регистрироваться, как минимум, в качестве инвестиционных консультантов, а максимум — в качестве брокеров. Это влечет за собой традиционные требования о квалификации, раскрытии информации и добросовестности по отношению к клиентам. Один из способов избежать регулирования – это работа только с квалифицированными инвесторами. Так, например, делает Angel List в США.

В России есть две примечательные схемы коллективных инвестиций:

  • инвестиции в капитал компаний (платформа StartTrack);
  • инвестиции в недвижимость посредством приобретения паев в моно-фондах (платформа Aktivo).

Ни в коем случае не умаляя достоинств указанных площадок (оба проекта заслуживают уважения), стоит отметить, что их деятельности специально не регулируется. Законодательство не обязывает сотрудников таких платформ иметь квалификацию, избегать конфликтов интересов и раскрывать информацию — вне зависимости от степени их вовлеченности в установление цен предлагаемых активов и заинтересованности в продаже (для получения агентского вознаграждения).

С одной стороны, такой пробел может привести к перекосам. С другой стороны, это может дать стимул развитию рынка.

Прямого запрета на криптовалюты нет и, скорее всего, не будет

Вопреки расхожему мнению, прямого запрета на операции с криптовалютами в России нет. Законопроект, вводящий запрет и предусматривающий лишение свободы вплоть до шести лет в качестве санкции, так и остался под сукном.

Более того, на последней конференции Blockchain & Bitcoin в Москве представитель рабочей группы по оценкам рисков оборота криптовалют сообщила, что в стенах Государственной Думы РФ ведется выработку новых подходов к регулированию криптовалют. В разработке, по словам, – четыре подхода. Криптовалюта будет квалифицирована как:

  1. денежный инструмент;
  2. финансовый инструмент;
  3. товар;
  4. денежный суррогат.

Какой бы подход ни был избран, дьявол будет крыться в деталях — на стыке с сопредельными финансовыми отраслями права (налоги, ценные бумаги, валютный контроль, банки). Поскольку в конечном счете задача государства – это наладить сбор налогов, ограничить отмывание денежных средств, полученных незаконным путем, и защитить суверенитет монетарной политики.

***

Здесь описаны отдельные аспекты регулирования многоликого рынка финтеха. Ловушки могут быть и в других отраслях права. Однако принципиальных препятствий для реализации известных бизнес-моделей в области финтеха в России пока нет.

Вместе с тем не так много и стимулов. Существует только несколько налоговых преференций для ИТ-компаний и резидентов Сколково (среди которых, кстати, есть и финтех-стартапы), но не более того.

Среди примеров прогрессивного регулирования за рубежом можно назвать создание так называемых «песочниц» (sandboxes), когда компаниям фактически разрешают нарушать законы под надзором властей. Другой пример — это обязанность для европейских банков предоставлять доступ к своим API.

#Колонка

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления