[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u044b\u043d\u043e\u043a_\u0438\u0433\u0440","gamedev","\u0438\u0433\u0440\u044b","\u0440\u044b\u043d\u043e\u043a_\u0438\u0433\u0440_\u0432_\u0440\u043e\u0441\u0441\u0438\u0438","\u0440\u043e\u0441\u0441\u0438\u0439\u0441\u043a\u0438\u0439_\u0440\u044b\u043d\u043e\u043a_\u0438\u0433\u0440","\u043d\u0430\u043b\u043e\u0433_\u043d\u0430_google"], "comments": 5, "likes": 22, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20472" }
Daria Khokhlova
13 085

Что такое «налог на Google» и как он изменит индустрию: мнения юристов и игровых разработчиков

В начале декабря Google разослала пользователям «Google Диска» и разработчикам из Google Play предупреждения: с 2017 года в стоимость сервисов будет включен налог на добавленную стоимость в размере 18%. Закон о «налоге на Google» обязывает иностранные ИТ-компании с 2017 года платить НДС с продажи в России цифрового контента, ПО, услуг хранения и обработки информации, а также регистрации доменов и хостинга.

Редакция DTF пообщалась с юридическими консультантами, а также попросила членов Экспертного совета игровой индустрии (ЭСИИ) прокомментировать ситуацию, в которую попали компания Google и пользователи её магазина.

Что такое «налог на Google»

Людмила Харитоновауправляющий партнёр юридической компании «Зарцын и партнёры»

Нашумевший закон о «налоге на Google» ввёл обязанность для таких компаний, как Google и Apple, быть налоговыми агентами. Это значит, что они обязаны исчислять и удерживать НДС. Смена статуса должна произойти с 1 января 2017 года, и этим обусловлено направление писем разработчикам.

Теперь все функции по уплате НДС Google возьмёт на себя. Для этого ФНС создало специальный личный кабинет, посредством которого будет происходить взаимодействие иностранной компании и налогового органа.

Налоговая база для исчисления НДС определяется как стоимость услуг с учетом суммы налога, исходя из фактических цен их реализации. Как указано в письме, налог будет прибавлен ко всем ценам на реализуемые продукты. Это повлечет увеличение цены для конечных пользователей.

Нужно отметить, что разъяснений для российских организаций Минфин до сих пор не выпустил, хотя закон содержит ряд «белых пятен», о которых говорили в момент его принятия.

Например, таких:

  • определение фактического местонахождения покупателя и места оказания услуг;
  • сложность определения того, что относить к налогооблагаемым операциям (если это не простая продажа программного продукта, конечно);
  • как будет работать налог при отсутствии у компании счёта в РФ.

На что стоит обратить внимание

Разработчики начали получать уведомления Google Play с напоминанием о том, что с 1 января 2017 года вступают в силу изменения в российском налоговом законодательстве, касающиеся применения налога на добавленную стоимость при реализации платных приложений и внутриигровых покупок.

Сервис предупреждает о повышении цен для покупателей из России и предлагает заранее скорректировать стоимость приложений и контента, если, конечно, у разработчиков есть такое желание.

Советник ЭСИИ по юридическим и GR-вопросам Олег Павлов рекомендует дополнительно обратить внимание на следующие моменты.

Олег Павловконсультант Экспертного совета игровой индустрии по юридическим и GR-вопросам

Во-первых, поскольку непосредственные расчёты происходят между потребителем и сервисом Google, последний выступает в качестве налогового агента и самостоятельно производит исчисление и уплату налога. То есть разработчику не требуется предпринимать никаких действий.

Во-вторых, налог будет применяться не только если покупатель живет в России, но и в следующих случаях:

  • Российская Федерация является местом нахождения банка, в котором открыт счёт, используемый покупателем для оплаты, или местом нахождения оператора электронных денежных средств, через которого осуществляется оплата;
  • сетевой адрес покупателя, использованный при покупке, зарегистрирован в Российской Федерации;
  • международный код страны телефонного номера, используемого для покупки, присвоен Российской Федерации.

И хотя поправки ещё не вступили в силу, уже начали появляться первые официальные разъяснения. В частности, Федеральная налоговая служба в своем письме от 9 августа 2016 года отмечает, что на иностранное физическое лицо — предпринимателя, — вышеуказанные нововведения не распространяются (Письмо ФНС России от 09.08.2016 N СД-3-3/3618@).

На самом деле, вопросов к этому налогу гораздо больше, в том числе в контексте игровой индустрии. ЭСИИ следит за развитием ситуации и по мере формирования практики готов взаимодействовать с регуляторами для получения разъяснений по всем неоднозначным моментам, затрагивающим интересы разработчиков.

Комментарии экспертов

Антон Юдинцевсооснователь Gaijin Entertainment, участник ЭСИИ

Письмо от Google просто извещает разработчиков о том, что в ближайшее время цены в Google Play вырастут для российских пользователей на 18%, и делать для этого специально ничего не нужно. То есть, как и ожидалось, российским игрокам придётся платить больше. Цены в магазинах и так порядком выросли в связи с падением курса рубля, что уже заметно сократило количество покупок. Дальнейшее увеличение стоимости ещё сильнее его уменьшит. В итоге, вместо того, чтобы дать толчок к развитию российского ИТ-сектора, закон, наоборот, только замедлит его развитие. Вопрос с двойным налогообложением пока также остается открытым.

Сергей Орловскийоснователь Nival, участник ЭСИИ

Google выполняет закон. Последствия будут ровно те, о которых я писал ранее.

Большинство российских разработчиков продают свои игры в России через западные площадки, типа App Store, Google Play или Steam. Потому что там аудитория, и это очень удобно. Если их обложат налогом, то это автоматически скажется и на российских компаниях. При этом, в третьем чтении, несмотря на все разговоры, так и не решили проблему с двойным НДС, когда первый раз его платит платформа, а второй раз — сам разработчик, когда получает деньги с платформы. То есть проблема деофшоризации тоже не решена.

Ещё надо отметить абсолютную несвоевременность данных изменений. После двукратного сокращения рынка из-за падения рубля введение НДС приведет к ещё большему его сокращению. Не говоря уже о том, что сейчас на рынке технологический излом, ПК и консоли стагнируют, мобильный рынок зажат тисками высоких цен на трафик, Flash под угрозой бана в браузерах, VR ещё не взлетел.

Всё это вместе с предлагаемой отменой льготы по соцналогу увеличивает совокупные затраты компаний более чем на 30%. Не у всех проектов такая маржинальность, а значит, их придется закрыть. И пересчитать все бизнес-модели по новым проектам с соответствующими выводами.

При том, что многие разработчики на сегодня уже научились весьма успешно работать на мировом рынке, их желание присутствовать на российском сильно уменьшится. Западные же компании банально поднимут цены, переложив налог на потребителей. Дальнейшее падение рынка приведёт к сокращению общих поступлений в бюджет. В итоге пострадают все. Добро пожаловать в новую экономику.

Илья Карпинскийзаместитель руководителя игрового направления Mail.Ru Group, участник ЭСИИ

Безусловно, существует вероятность, что цена приложений в Google Play вырастет, и это вызовет временное падение общих продаж на площадке. Однако сомневаюсь, что изменения кардинальным образом отразятся на разработчиках, которым российские продажи дают только часть выручки, получаемой на глобальном рынке.

Вячеслав Макаровглава подразделения R&D-разработки Wargaming, участник ЭСИИ

Мне кажется, что для Google этот вопрос не был острым — подписчики этого сервиса не совершают случайного выбора, они подписываются на определенную экосистему, и ценовые соображения играют для них далеко не главную роль. Поэтому спрос на продукт не эластичен и значительной потери аудитории для них не произойдет, в то же время весь негатив от повышения цены будет перенаправлен на законодательство.

Компенсация НДС компанией будет означать значительные потери прибыли, при этом едва ли это вызовет общественный резонанс и будет скомпенсировано ростом аудитории — у Google просто нет продуктов, для которых такая схема сработала бы. Для других же компаний и продуктов ситуация может быть иной: компенсация НДС может оказаться оправданным решением. Это, конечно, не будет безопасной финансовой стратегией – но очень благородной по отношению к пользователям.

Николай Небышинецгенеральный менеджер издательского подразделения Wargaming в СНГ

Ввод налога на внутриигровые покупки — практика не новая и широко распространена за рубежом. Аналогичное налогообложение существует в Европейском союзе с 2015 года, компании уплачивают налог исходя из страны, в которой компания продает свои услуги. Так что введение аналогичного налога в России было лишь делом времени. Основной вопрос, на который мы ищем ответ: на кого лягут эти 18%? На наши плечи или на плечи игрока? Пока сказать сложно.

#Рынок_игр #Игры #рынок_игр #рынок_игр_в_России #российский_рынок_игр #налог_на_google

Статьи по теме
«Пострадают все»: Как введение «налога на Google» повлияет на российский ИТ-рынок
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления