[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Оля Королёва", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u0430\u0440\u043a\u0435\u0442\u0438\u043d\u0433","\u043e\u043f\u0435\u043d\u0441\u043f\u0435\u0439\u0441","\u043e\u0444\u0438\u0441\u044b","\u043e\u0444\u0438\u0441\u043d\u043e\u0435_\u043f\u0440\u043e\u0441\u0442\u0440\u0430\u043d\u0441\u0442\u0432\u043e","\u0445\u043e\u0442\u0434\u0435\u0441\u043a\u0438\u043d\u0433"], "comments": 4, "likes": 11, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20512" }
Оля Королёва
2 925

«Нужно давать людям работать так, как им хочется»: зачем зарубежные агентства заставляют сотрудников менять места в офисе

Издание Digiday отметило тенденцию среди рекламных агентств создавать офисные пространства, которые предполагают, что у сотрудников нет постоянного рабочего места. Редакция vc.ru перевела материал и узнала у российских креативных директоров, насколько удобен такой подход.

Тенденция не привязывать сотрудников к определённому месту в офисе получила развитие в 2015 году. Тогда, по данным Международной ассоциации менеджмента (International Facility Management Association), 58% компаний заявили, что увеличили количество сотрудников, которые «не прикреплены» к определённому месту или работают за большими общими столами.

Брайан Макпартлэнд (Brian McPartland) пришёл в брендинговое агентство IPG Mediabrands как стажёр. Вместо того, чтобы сидеть в углу с другими новичками, он каждый день занимал новое место. Как следствие, он регулярно пересекался с управляющим директором агентства Марком Пауэром (Mark Power). После стажировки Макпартлэнда взяли на работу на полную занятость.

«Я видел, что он работал очень усердно. Также я отметил, какое влияние он оказывал на команду, — рассказал Пауэр, — Увидел бы я такой эффект, если бы он не пересаживался? Возможно. Но я бы не убедился в этом сам, если бы не взаимодействовал с Макпартлэндом. Меня это подкупило».

Офис IPG Mediabrands в Лондоне

Digiday пишет, что «хотдескинг» — явление, когда сотрудники пересаживаются с места на место, — можно считать расширением возможностей опенспейса. Эту практику используют в агентствах IPG Mediabrands, JWT и Mother. В Mother сотрудников пересаживают на новые места каждые три месяца, а в IPG Mediabrands и JWT работники должны искать стол каждый день и хранить личные вещи в ящиках в отдельном месте.

«Мы начали работать за одним столом. Это создало условия для максимального сотрудничества внутри команды», — рассказал сооснователь Mother Пол Мальмсторм.

Офис Mother а Лондоне

Директор по планированию JWT Джессика Строд (Jessica Strode) объяснила, что в агентстве перешли к опенспейсу с непостоянной рассадкой в надежде улучшить взаимодействие между сотрудниками. По её мнению, команда добилась своей цели через полгода после введения правила. Она отметила, что в такой атмосфере комфортно работать, потому что почти в любой момент можно начать говорить с теми, кто рядом. Строд рассказала, что в такой обстановке повышается гибкость, а также способность к импровизации и генерации новых идей.

Для агентства eReach «хотдескинг» — это прежде всего экономичное решение. Согласно исследованию BBC, в офисе всегда есть сотрудники, которым не нужен отдельный стол для работы. В итоге агентство перевело на удалённую работу примерно половину сотрудников и сократило расходы на аренду. Исполнительный директор eReach Майлз Вайвс (Myles Vives) объяснил: «"Хотдескинг" подходит нашему бизнесу. Но для офисов с большим количеством людей он может не подойти».

По мнению обозревателя Digiday, существует «золотая середина» — «хотелинг», когда у сотрудника нет определённого места, но он может заранее заказать приглянувшееся место на день. Такая система работает в агентстве Jellyfish, которое имеет офисы в Великобритании и США. Его сотрудники, которые находятся в командировке, могут бронировать место для работы в офисах Лондона и Брайтона.

Операционный директор Jellyfish Дженнифер Торп (Jennifer Thorpe) рассказала: «Наша компания ориентирована на командную работу. Но это имеет смысл только для команд, которые занимаются развитием бизнеса. Поэтому у нас немного рабочих мест, отведённых под "хотдескинг"».

Офис Jellyfish в Лондоне

Обозреватель Digiday рассмотрел и возможный негатив в отношении «хотдескинга». Постоянно отвлекаясь, сотрудник агентства раздражается, при этом снижается его продуктивность. Исследование организации The Academy of Management показало, что постоянное пересаживание делает некоторых людей социопатичными.

Один из сотрудников JWT анонимно сообщил, что ему сложно придерживаться «политики чистого стола», которую ведёт компания. «То, что ничего нельзя хранить на столе, и приходится убирать в шкафчик, вселяет неприятное чувство», — рассказал он.

Редакция vc.ru узнала у представителей российских рекламных агентств, какой вариант рассадки лучше влияет на продуктивность.

Сергей Кожевниковкреативный директор BBDO Moscow

У меня есть личное пространство, и это одновременно удобно и очень неудобно. Естественно, когда необходимо сосредоточится или пообщаться конфиденциально, все стараются изолировать себя от окружения и ищут, в какой бы угол забиться, чтобы не отвлекали. Мне перемещаться не надо, вот и страдаю от «динамической недостаточности».

У нас в офисе предусмотрено несколько формальных и неформальных мест уединения, за счет которых создается легкая «динамика». Да и креатив обычно не ограничивается только офисным пространством.

Если бы смена рабочего пространства влияла на креативность, я бы каждую неделю (или чаще) всё менял. А на атмосферу в офисе да, конечно, влияет. Это же психология, любые перемены выводят из состояния стабильности, поэтому устраивать «стресс смены любимого уголка», заваленного кучей артефактов из прошлого, просто необходимо.

Артём Синявскийсооснователь и креативный директор Marvelous

Когда люди слышат слова: «Креативное агентство», — то сразу думают, что там хипстеры в татухах, которые в гамаках работают с Macbook. Хотя, естественно, нормы внешнего вида и дисциплины у нас чуть ниже, чем в банке, это такой же бизнес, и он подчиняется общим нормам. Нельзя начинать работать с часу, когда клиенты уже с девяти утра пишут письма.

Что касается рабочих мест, да и вообще всех модных нововведений — я противник негибких решений. Неправильно прийти в офис с утра и сказать: «Теперь все работаем на бин-бегах (пуфиках — прим.ред.), как Цукерберг». Каждому сотруднику подходит свой формат. У нас в Marvelous люди делятся примерно 50/50. Пол-отдела курсирует по офису, работая на полу, диванах, кухне или вообще на веранде или крыше. Вторая часть может сосредоточиться только непосредственно на рабочем месте.

Нужно давать людям работать так, как им хочется, а не загонять в рамки. Они будут благодарны, и это повысит их эффективность. В офисе должно быть много читальных зон, но и рабочие места отменять не стоит.

Кстати, свои лучшие идеи я придумываю во время сна или прогулок, поэтому пойти поштормить, погулять и прикорнуть минут на 15 в разгар рабочего дня — это для нас вообще нормально. Вот опоздания только не люблю.

#Маркетинг #опенспейс #офисы #офисное_пространство #хотдескинг

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления