[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Кошельник", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0430\u043a\u044d\u0442\u043e\u0431\u044b\u043b\u043e"], "comments": 3, "likes": 11, "favorites": 15, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20553", "is_wide": "1" }
Дмитрий Кошельник
2 723

Как скандальный магнат Конрад Блэк построил и потерял свою медиаимперию

Обозреватель vc.ru изучил биографию бывшего медиамагната Конрада Блэка, который в свое время считался одним из крупнейших предпринимателей в этой отрасли, владел почти двумя сотнями изданий, среди которых числилась The Daily Telegraph, но в итоге был пойман на махинациях, потерял свою медиаимперию и едва не оказался осужден на 101 год тюрьмы.

В 2012 году медиамагнат Конрад Блэк вышел на свободу после почти 3,5 лет тюрьмы. При этом он выплатил крупный штраф, а также получил запрет возглавлять публичные компании в США.

Все это стало последствием деятельности Блэка, которого в 2000-х годах акционеры обвинили в уклонении от налогов, рэкете, мошенничестве и сокрытии улик. Изначально ему грозил срок в 101 год, но предпринимателя спасли адвокаты. При всей неоднозначности репутации Блэк в свое время считался отличным бизнесменом, который умел выводить компании на высокий уровень, но при этом не выбирал методы.

Конрад Блэк

Ранние годы Конрада Блэка

В детстве Конрад Блэк практически ни в чем не нуждался. Его отец Джордж Блэк был выходцем из Англии и возглавлял международный холдинг Canadian Breweries, занимающий сильные позиции в пивном бизнесе. Кроме того, он входил в советы директоров нескольких крупнейших канадских компаний.

Конрад Блэк родился в 1944 году в Канаде. С детства будущий предприниматель славился блестящими интеллектуальными способностями и постоянно читал. Больше всего его увлекала история, и в будущем он неплохо проявит себя как писатель.

Вместе с блестящими задатками в Конраде с детства можно было заметить желание заработать состояние. На этот счет существуют два противоположных мнения. Исходя из одного — отцовский бизнес мало его интересовал. Согласно другим источникам, Конрад мечтал получить пост председателя.

Первую свою сделку Блэк провернул в восемь лет. Он купил одну акцию General Motors и вполне удачно ее продал. В 14 лет Конрад занялся более неоднозначным бизнесом — продажей экзаменационных билетов, за что Блэка исключили из Upper Canada College.

Без образования он не остался и отправился учиться в Trinity College, но и оттуда его отчислили за плохое поведение. Завершить школьное образование ему удалось в Thornton Hall. Затем Блэк сменил несколько университетов, из которых отчислялся сразу же после первой сессии. В итоге он окончил исторический факультет Carleton University, получил юридическое образование в Laval University, а после — степень магистра истории в McGill.

Люди, которые знали его в школе, отмечали, что Конрад не любил спорт. Зато будущий медиамагнат не был обделен писательским талантом и много читал. Еще одной чертой Блэка был бунтарский дух, умение высмеять любого собеседника и очень точно подобрать прозвища для учителей, директора и одноклассников.

В 22 года он стал владельцем своей первой газеты Eastern Township Advertiser. Это было мелкое издание, выпускающееся тиражом в 300 экземпляров. Блэк стал совладельцем газеты скорее для развлечения.

Первоначально один его близкий друг смог получить это издание всего лишь за один канадский доллар. Тот предложил Конраду войти в бизнес, и они стали управлять газетой вместе. Блэк в то время еще учился и с помощью издания убивал свободное время. Существует распространенное мнение, что на этом этапе бизнес его интересовал слабо.

Он был отличным руководителем. Благодаря его управленческому таланту Eastern Township Advertiser начала развиваться, а уже через три года Блэк имел около $20 тысяч на покупку еще одной региональной газеты — The Sherbrook Records. Некоторые источники утверждают, что весомую часть этой суммы Блэк получил в кредит.

Его партнерами стали Дэвид Радлер и Питер Уайт. Совместно они начали скупать региональные канадские газеты и создали холдинг Sterling Newspaper. Первое время они медленно расширялись из-за ограниченных ресурсов. Кстати, некоторые источники склонны считать, что уже в то время Блэк во главу угла ставил прибыль и просто выжимал издания, попадавшие к нему в руки. Как бы то ни было, под его руководством они активно развивались и прогрессировали.

В 1976 году после смерти отца Блэк занялся серьезным бизнесом. Ему и его брату Монтегю достались 22,4% акций инвестиционного холдинга Argus, в который входила Canadian Breweries. Блэк не пожелал быть просто акционером или сидеть в совете директоров, а потому начал борьбу за власть, используя собственные методы. Его целью стало смещение текущего совета директоров и захват контроля над холдингом.

Монтегю и Конрад Блэки

Для этого Блэк договаривался с мелкими акционерами, что в итоге позволило ему собрать контрольный пакет акций, сменить совет директоров и за $18 миллионов получить контроль над конгломератом стоимостью по меньшей мере $4 миллиарда.

После захвата он получил деньги для дальнейшего развития медиабизнеса. Холдинг, доставшийся Конраду, контролировал угледобывающие компании, сети магазинов, производителей пива и тракторов и даже радиокомпанию.

Человеку вроде Форда, стремящемуся стать крупнейшим промышленником, было бы чем заняться, но Блэка эти направления не интересовали. Предприниматель не спешил сразу же отказываться от этой собственности — она была прибыльной и могла пригодиться. Более того, он даже продолжал инвестировать в такие отрасли, как нефтяная промышленность, но при этом держал в уме конечную цель — создание медиаимперии.

Вскоре Блэк попытался приобрести одну из крупнейших газет страны Toronto Globe and Mail. Несмотря на наличие необходимой суммы, поглотить газету все же не удалось. Поэтому предприниматель решил повременить с захватом крупных изданий и переключить свое внимание на более мелкие. До середины 80-х он вовсю приобретал региональные издания и получил в итоге 41% канадских газет. Таким образом он мог реально влиять на мнение населения и участвовать в газетных войнах.

Несмотря на полученную власть, пользовался ею Блэк весьма неохотно. Предприниматель практически не влиял на редакционную политику своих изданий. Случаев, когда он заставлял писать что-то, исходя из собственных интересов, было немного, и обычно это происходило, когда другие рычаги давления не работали. В целом, для медиамагната это достаточно неоднозначный подход, который встречался крайне редко.

Приобретение крупных изданий

В 80-х годах Блэк начал вовсю выжимать соки из Argus Group. Холдинг на тот момент процветал, а предприниматель нуждался в деньгах. В 1985 году, выкупив долю брата, он стал единственным владельцем холдинга и продолжил наводить свои порядки. Часть активов продали, другие перепрофилировали.

В том же году он принялся за свое самое амбициозное поглощение — британское издательство The Daily Telegraph Group. До того момента он занимался только региональными изданиями. Но это был уже совершенно иной уровень — выход на международный рынок. Да и само издание, основанное еще в 1885 году, считалось легендарным. Дело выглядело стоящим не только с точки зрения прибыли, но и могло улучшить репутацию холдинга.

Захват проходил по стандартной схеме. Сначала Блэк приобрел 14% акций, а после, как и в случае с Argus, начал вести свою игру и заключать союзы с акционерами. Делал он это настолько тихо и аккуратно, что текущий владелец сначала даже не понял сути происходящего, а когда все стало очевидным, было уже слишком поздно.

Причиной поражения бывшего владельца стало плохое состояние The Daily Telegraph, которая явно терялась в быстро меняющемся мире медиа. Сотрудники издания стали паниковать, и Блэк показался им спасением. Вскоре владельцев The Daily Telegraph стали подталкивать к продаже профсоюзы, и те вынуждено сдались.

В 1986 году контрольный пакет был в руках у Блэка. После этого он начал наводить свои порядки. Редакционную политику Конрад поменял слабо, указав только на то, что упор нужно делать на более молодую аудиторию. Следующим шагом стала работа по сокращению издержек. В первую очередь это относилось к печати и распространению. Кроме того, он сделал газету самой дорогой на рынке, а взамен увеличил финансирование редакции.

Состав последней фактически не претерпел никаких изменений. Блэк отлично понимал зависимость издания от хороших журналистов. Поэтому Конрад сохранил качественные кадры, даже если они расходились с предпринимателем во мнениях. Этот подход позволил The Daily Telegraph процветать вопреки мнению, что новый владелец поиграет и продаст газету.

Кстати, считается, что Блэк ничего не менял, потому что политика издания уже соответствовала консервативным политическим взглядам, которых придерживался предприниматель. Впрочем, Блэк крайне редко позволял своему мировоззрению влиять на то, что пишут в его газетах.

Он вообще предпочитал делегировать большую часть своих полномочий выбранным им руководителям и не лезть в управление самостоятельно. В исключительных случаях Блэк мог попросить главного редактора выразить отношение к определенной проблеме, но и тогда это не казалось диктатом.

Руководил он достаточно мягко и, даже замечая опечатки, не доходил до откровенных нападок, а предпочитал аккуратно указывать на недоработки. Блэк крайне редко посещал собственные издания и не вел себя как всемогущий владелец. Подобный подход заставлял некоторых людей думать, что Блэку малоинтересен медиабизнес, хотя люди, знающие его, утверждали прямо противоположное.

В 1985 году Блэк приступил к поглощению еще одного медиагиганта — на этот раз речь шла об австралийской Fairfax Group. До нападения Блэка холдинг 149 лет принадлежал семье Файрфакс, которая считалась одной из старейших династий газетчиков. Несмотря на наличие конкурентов, захват не составил сложности. Большей проблемой стало австралийское законодательство, так как запрещало иностранцам владеть более чем 25% компаний этой страны.

Само собой, подобная диспозиция для захвата власти выглядела невыгодно, и Блэк не собирался с этим мириться. Ему пришлось лоббировать свои интересы ради увеличения разрешенной доли до 50%, чтобы защититься от захватчиков со стороны. Сначала казалось, что Блэку это удалось — премьер-министр Австралии Пол Китинг в частном разговоре будто бы пообещал сделать исключение и увеличить долю Конрада в Fairfax.

В итоге просчитался сам Блэк, который зачем-то в своей автобиографии, вышедшей в 1993 году, рассказал об этом до получения разрешения. Несложно догадаться, какой эффект произвела на австралийское общество подобная информация. Австралийский сенат затеял расследование, а пресса начала публиковать статьи по этой теме.

В итоге Блэк тоже начал отвечать через прессу, используя целую серию публикаций, в которых успел обвинить Китинга во внезапном приступе амнезии относительно его обещания. Кроме того, он назвал лидера демократов Шэрил Кернот одной из самых банальных австралийских политиков.

После взаимных нападок, отзывов Китинга и других австралийских политиков о том, насколько Блэк нехороший человек, ситуация подошла к логическому завершению. Предприниматель, не достигнув своей цели, в 1996 году продал пакет акций. Китинга в том же году не переизбрали премьер-министром Австралии. Если бы Блэк все же смог добиться своего, то, по общему мнению, опередил бы Руперта Мердока и стал главой крупнейшего медиаконгломерата в мире.

В 1985 году Блэк начал поглощение еще одного иностранного издания. В этот раз речь шла об израильской Jerusalem Post. Получив газету в 1989 году, предприниматель повел себя в несвойственной манере и начал встревать в редакционную политику. Фактически, у него было всего лишь одно замечание — левую политическую направленность нужно было сменить на правую.

Последствия были не из приятных: тираж существенно снизился, часть редакции ушла создавать свое издание, а конкуренты воспользовались ситуацией и заполучили долю рынка газеты. Jerusalem Post так и не стала ценным активом конгломерата и даже после продажи в 2004 году не смогла вернуть прежнее положение.

Еще одним крупным приобретением Блэка стал таблоид Chicago Sun-Times, купленный в 1994 году за $180 миллионов. Конрад сделал это ради контроля над газетой в крупном городе США и дальнейшего расширения активов Hollinger в этой стране.

По мнению New-York Times, на тот момент Блэк владел в США 97 ежедневными газетами и 71 еженедельными. При этом речь шла о мелких изданиях в небольших городках по большей части на среднем западе США. Chicago Sun-Times не была первым изданием, на которое обратил внимание Блэк. В 1992 он совершил безуспешную попытку купить нью-йоркскую The Daily News.

В 1994 году в Англии начались проблемы. The Daily Telegraph стала проигрывать изданию Times Руперта Мердока. Так как газетные магнаты стоили друг друга, ценовая война шла достаточно жестко, но победить в ней Блэку похоже не удалось, несмотря на лидерство The Daily Telegraph в плане качества.

В 1996 году была приобретена Southam Inc, в которую входили ежедневные газеты в Ванкувере, Калгари, Оттаве, Монреале и других городах. Совместно с другими активами Блэку принадлежало 59 из 105 канадских ежедневных газет.

Реструктуризация бизнеса Конрада Блэка. Financial Post и противостояние канадским властям

В то же время Блэк занимался реструктуризацией своего бизнеса. На тот момент ему принадлежал канадский холдинг Ravelston Corporation, контролировавший оставшиеся активы Argus, медиахолдинг Hollinger International, The Daily Telegraph Group, Southam.

Затем он продолжил консолидацию изданий США, большая часть которых входила в американскую American Publishing Co, ставшую Hollinger International. В тот период в нее вошли издания из других частей мира, в том числе и The Daily Telegraph.

В 1996 году Hollinger International по-прежнему контролировалась канадской Hollinger Inc, которая подчинялась непосредственно Ravelston. Блэк занял пост председателя и операционного директора Hollinger International, а его друг и советник Дэвид Радлер стал президентом и операционным директором.

В то же время Блэк допустил возможно крупнейшую ошибку в своей карьере — провел в 1996 году первое публичное размещение Hollinger International на американской бирже и привлек $380 миллионов. Все бы ничего, но с этого момента его компания перестала быть частной и вместе с акционерами привлекла к себе внимание регулирующих органов США.

Блэк слабо отреагировал на это обстоятельство, продолжая руководить как единственный владелец и предпринимая спорные шаги. Впрочем, до поры это обстоятельство ему совершенно не мешало, а потому не вызвало резонных опасений.

Впрочем, IPO и переход большей части газетных активов в США было на тот момент частью глобальной стратегии Блэка. Там его издания стоили гораздо дороже, что и было одной из целей предпринимателя. В 1997 году Блэк решил продать за $342 миллиона практически все свои канадские издательства американской Hollinger International. В том же году, воспользовавшись ситуацией на рынке, предприниматель выкупил около трех миллионов обычных акций, а также часть привилегированных.

В США также была создана дочерняя компания Hollinger Digital. На нее помимо инвестиционных функций возложили еще и функции координации работы 90 сайтов, которые принадлежали изданиям, входящим эту в группу. Главой этой дочерней компании Блэку удалось сделать Ричарда Перла, который кроме того, что являлся видным республиканским политиком, так еще и ранее возглавлял программу Рейгана «Звездные войны». Позже Перл станет одним из идеологов войны в Ираке.

Впрочем, Блэк не только расширял и реструктурировал собственную империю, но и избавлялся от некоторых ее частей. В том же 1997 стало известно, что предприниматель собирается продать 40% своих газетных активов в США, а именно — 80 мелких изданий в 11 штатах. Стоимость сделки составила $310 миллионов.

Полученные деньги планировалось отправить на погашение части долгов конгломерата, общая сумма которых в 1996 году составляла $445 миллионов, а также на покупку издания Post-Tribune. Продажа мелких печатных изданий одно время казалась гениальным шагом Блэка, ведь он практически предчувствовал упадок прессы, но в будущем окажется, что схема была более изощренной.

Поместье Конрада Блэка в Торонто

В 1998 году Блэк действовал уже на рынке Канады. Здесь он немного раньше приобрел у Sun Media газету Financial Post (существует мнение, что она была частью Southam), которая под его руководством превратилась в National Post. Та расширила свою направленность и стала писать в том числе про политику. Создание National Post положило начало глобальной войне между изданиями Торонто.

Кроме того, сам Блэк решил бороться с другим канадским медиамагнатом Кеннетом Томсоном и его изданием The Globe and Mail, поддерживающим либеральные взгляды. National Post в свою очередь стала главным прибежищем консерваторов. Обычно Блэк, чрезвычайно осторожный в отношении выбора политической позиции, действовал на этот раз в стиле Руперта Мердока.

В то время на политической арене Канады доминировали либералы, и предприниматель не давал текущему правительству продохнуть своими нападками. Существует мнение, что таким способом он помог консерваторам отойти от поражения в выборах и избрать нового лидера. Вряд ли это было главной целью Блэка — во главу угла он ставил увеличение тиража.

В процессе Блэк допустил ошибку. National Post чересчур критиковала премьер-министра Жана Кретьена — тот не страдал проблемами с памятью и отомстил. Случай представился быстро. В 2000 году Блэк устал от газетной войны в Канаде, которая не принесла ему особых бонусов, и избавился от этой части своих активов. Интерес предпринимателя к родине понемногу угасал.

В то же время стало известно о признании его заслуг в Великобритании. Блэк не только успешно действовал в этой стране, но еще и оказывал поддержку правительству. Например, в годы, когда повсеместно критиковалась Тэтчер, издания Блэка поддерживали «железную леди».

Блэку посулили титул лорда, и он очень хотел его принять, но была проблема. На тот момент предприниматель имел двойное гражданство: английское и канадское. Именно поэтому было необходимо получить разрешение правительства Канады. Само собой, Кретьен, помня обиду, нашел способ отказать Блэку.

Конрад попытался получить разрешение, подав в суд, но результата не добился. В итоге ему пришлось выбирать между гражданством и титулом. Блэк выбрал титул и вошел в палату лордов, став бароном Кроссхарборским.

Судебное разбирательство

Полученный титул стал едва ли не самым светлым пятном в жизни Конрада Блэка в начале 2000-х. Часть его акционеров еще в конце 90-х была недовольна сложной структурой управления Hollinger International и действиями предпринимателя. Блэк и правда управлял так, словно американских акционеров не существует.

Он самостоятельно перераспределял финансы, субсидировал интересные ему направления и проводил еще множество спорных операций. Само собой, закончиться добром подобные действия в США не могли.

В 2003 году ситуация максимально усложнилась. В то время несколько акционеров Hollinger International во главе с инвестиционной компанией Tweedy Brown, контролирующей 18% холдинга, заинтересовались суммой в $250 миллионов, которую Блэк будто бы благодаря серии сделок перевел на счет фондов, контролируемых Ravelston.

Блэк отреагировал в жесткой манере и раскритиковал напавших на него акционеров. Следующий шаг выглядел доказательством абсолютной невиновности предпринимателя. Он инициировал проверку документации, пригласив для этой почетной роли Ричарда Бридена. Правда, более реалистично выглядит версия, что внутреннее расследование пришлось начать по требованию акционеров, которые в случае отказа обещали обратиться в суд.

Бриден кроме того, что недавно покинул пост председателя Комитета по ценным бумагам и биржам (КЦББ — прим. ред.), так был еще и ставленником Джорджа Буша. Более того, именно Бриден разобрался с Enron и считался большим специалистом в разного рода махинациях и злоупотреблениях.

Незаконно переведенных $250 миллионов Бриден cразу же не нашел, а вот несанционированные платежи на общую сумму в $32 миллиона отыскались. Медиамагнату пришлось признать свою вину. Для Блэка это стало началом больших проблем. Акционеры и КЦББ сразу же использовали полученную возможность для атаки на предпринимателя. в итоге расследование закончилось подачей иска против медиамагната на сумму $200 миллионов.

Сразу же после первого признания вины Блэк оценил размеры предпринятой против него кампании, покинул пост главы Hollinger International (по другой версии его сместили) и решил быстрее сбросить акции холдинга.

Покупателей в лице братьев Баркли он нашел легко, вот только у акционеров было иное мнение, и они подали иск. Судья заблокировал сделку. Ситуация вышла парадоксальная — мелкие акционеры не позволяют владельцу 73% продать свою долю. На это обстоятельство пытался указать и сам Блэк, но американскому суду такое положение дел странным не показалось.

Более того, The Daily Telegraph, жемчужина империи Блэка, оказывается в руках мелких акционеров, отодвинувших его от власти. Блэк пытался судами отстоять свои руководящие компании, но не добился своего. Более того, Hollinger Inc, зарегистрированная в Канаде, стремилась получить помощь у местного правительства. Но Блэк уже не был гражданином Канады, а премьер-министром там по-прежнему оставался Кретьен.

Расследование деятельности Блэка во главе Hollinger International открыло большое количество различных махинаций. Среди них, например, заключение договоров о неконкуренции при продаже собственных изданий взамен на крупные выплаты. Последние шли в карман Блэку несмотря на то, что в начале 2000-х конгломерат терпел убытки.

В 2005 году иск против Блэка начал рассматриваться в суде Чикаго. В нем значилось 18 пунктов, среди которых кроме различных махинаций, мошенничества, неуплаты налогов, значилось еще и вымогательство — предприниматель будто бы угрозами требовал у акционеров отказаться от продажи The Daily Telegraph.

Медиаимперия предпринимателя в то время и правда стараниями недоброжелателей делилась на кусочки и продавалась, но имела ли место попытка рэкета не ясно до сих пор. В любом случае, сумма иска по вымогательству составила $1,25 миллиарда.

Кроме того, он умудрился получить еще и обвинения в препятствии правосудию. По версии предпринимателя, он, не зная о судебном запрете и получив от нового топ-менеджмента Hollinger требования забрать свои вещи из офиса, сделал, как его просили.

У общественности и журналистов, к которым попала информация с камер слежения, мнение было противоположным — предприниматель просто решил вывезти 13 ящиков компрометирующих его документов. После предъявления обвинений Блэка отправили в тюрьму, но вышел под залог в $20 миллионов.

Судебные слушания открывали еще больше неприятной информации о махинациях Блэка. Уже вначале процесса прокурор отметил, что Конрад Блэк и несколько его доверенных лиц в топ-менеджменте использовали Hollinger International для обогащения.

Он же открывал факты злоупотреблений и использования денег холдинга в своих интересах. В частности, Блэк тратил деньги компании на недвижимость, организацию праздников, а также использовал в своих целях самолет компании, например, для полета на отдых на Бора-Бора.

О принадлежавшем холдингу самолете рассказывают достаточно много разных историй. В частности, его отделкой занималась жена Блэка Барбара, которой предоставили для удовлетворения дизайнерских амбиций счета Hollinger. Только обустройство туалета в самолете стоило $250 тысяч. Кроме того, холдинг оплачивал и другие пожелание жены Блэка, например, услуги 17 дворецких.

Конрад Блэк с женой Барбарой

Кстати, Барбара параллельно считалась самым высокооплачиваемым колумнистом в изданиях предпринимателя, зарабатывая $275 тысяч в неделю. Своим близким партнерам предприниматель денег тоже не жалел. Тот же Радлер получал бонусы в десятки миллионов и, по слухам, охотно делился заработанным с Блэком. Так или иначе, в процессе слушаний вырисовывалась чрезвычайно неприятная картина.

Предательство его же сообщников значительно ухудшило положение предпринимателя. В первую очередь, это был Радлер, который, оказавшись в числе обвиняемых, пошел на сделку со следствием и начал свидетельствовать против Блэка.

От срока в 101 год, угрожающего Блэку, предпринимателя спасли адвокаты. Они постоянно опровергали подкидываемые версии и называли Радлера лжецом. В итоге адвокаты даже попытались склонить суд к тому, что все произошедшее в холдинге стало последствием заговора акционеров, которые отобрали таким способом у Блэка бизнес. Не все действия правозащитников оказали позитивное влияние, но определенных успехов они все же добились.

Срок постепенно уменьшился до 35 лет и одного миллиона долларов штрафа и составил в итоге составил 6,5 лет и $125 тысяч штрафа. На этом активно освещаемое судебное дело не прекратили. Но адвокаты продолжали борьбу, и в 2010 году Блэк даже вышел под залог, уплатив два миллиона. Это стало возможным из-за того, что всплыли новые факты, и начался пересмотр дела предпринимателя.

Правда, уже в 2011 году суд постановил вернуть бывшего медиамагната в тюрьму, но уменьшил срок до 3,5 лет, два из которых тот уже отсидел. Парадоксально, но Блэк стал одним из немногих английских лордов, оказавшихся в тюрьме США.

Сам он до сегодняшнего дня продолжает настаивать на собственной невиновности и даже называет судебную систему США похожей на северокорейскую. В 2012 году бывший медиамагнат был выпущен на свободу. За время судебных разбирательств Блэк потерял собственную медиаимперию и большую часть состояния, которое в 2011 году составляло всего лишь $80 миллионов.

На этом проблемы не закончились. В 2013 году в процессе заключения сделки с КЦББ предпринимателю пришлось выплатить крупный штраф в размере $4,1 миллиона и согласиться на запрет возглавлять публичные компании в США.

В то же время КЦББ канадской провинции Онтарио возобновило дело против Блэка и двух бывших топ-менеджеров Hollinger. Обвиняемым припомнили нарушение закона о ценных бумагах, мошенничество и отмывание денег. В 2015 году Конраду Блэку пожизненно запретили возглавлять или быть в числе руководителей публичных и частных компаний, выпускающих ценные бумаги в провинции Онтарио. Бывший медиамагнат, кстати, с подобным решением не согласился и до сегодняшнего пытается его опротестовать.

После освобождения из заключения Блэк нашел, чем заняться. Ему достаточно быстро удалось найти работу на канадском кабельном канале Vision TV, где он стал ведущим шоу The Zoomer — Television for Boomers With Zip. Его часто можно услышать на радио и в качестве участника информационных программ крупных каналов вроде CBC, CNN, BBC и многих других.

Кроме того, Блэк активно пишет для нескольких изданий, в том числе и в ранее принадлежавшую ему National Post. Говоря о его писательских способностях нужно заметить, что за свою жизнь Блэк успел написать несколько книг, в том числе биографий известных исторических личностей. Среди них были Франклин Рузвельт и Ричард Никсон.

В 2011 году вышла его книга «Matter of Principle». В ней предприниматель рассказал о собственном судебном деле, отрицательно отозвался о прокурорах и медиабизнесе. Дополнил он все это собственными взглядами на политическую систему США, судебную систему, а также на необходимые ей реформы.

Конрад Блэк

В последнее время 72-летний Конрад Блэк известен поддержкой Дональда Трампа в его успешной президентской кампании. С новоизбранным президентом США Блэк давно в дружеских отношениях. Это не изменил даже тот факт, что Трамп проходил в качестве одного из свидетелей в деле Блэка.

Правда, в отличие от других, Трамп ничего важного суду не сообщил и друга не подставил. В своих колонках и выступлениях на телевидении Блэк заблаговременно отмечал, что Трамп близок к одной из самых удивительных политических побед в истории США, верил в его способности реформатора и, в общем-то, выражал всестороннюю поддержку.

Победа Трампа вполне вероятно создаст новую волну слухов о том, что Блэк угадал со ставкой и вскоре восстановит свое положение в США. Впрочем, изменится ли отношение властей к бывшему медиамагнату, пока никому неизвестно.

#КакЭтоБыло

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления