[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 10, "likes": 14, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20608" }
Никита Евдокимов
5 410

«В области цифровой медицины закрывается 98% стартапов»

Основатель акселератора HeartIn Labs о том, как молодой ИТ-компании выжить на рынке здравоохранения

Поделиться

В избранное

В избранном

Основатель и руководитель американского акселератора для проектов в области digital-здравоохранения HeartIn Labs Алекс Виноградов написал для vc.ru колонку о том, почему даже в США инновационные медицинские проекты испытывают трудности с привлечением инвестиций и реализацией идей, и дал рекомендации молодым командам, которые хотят построить ИТ-компанию в этой сфере.

Алекс Виноградов

Я американский предприниматель, основатель нескольких технологических стартапов и инвестор родом из Украины. Несколько лет назад вместе с украинским врачом-кардиологом Дмитрием Федьковым мы создали инновационный портативный мини-кардиограф и основали компанию HeartIn, которая занимается разработками пользовательских решений в области превентивной диагностики болезней сердца и в сфере управления стрессом.

В своей работе мы задействовали как достижения медицинской науки, так и информационные технологии в области телемедицины, дополненной реальности, носимых устройств, анализа больших данных и мобильных устройств. По темпу роста рынок медицинских услуг бьет все рекорды.

По данным Центра услуг Medicare & Medicaid, к 2020 году в США расходы на здравоохранение будут составлять около 20% ВВП. В сегодняшнем мире медицина имеет огромный потенциал для применения современных технологий. Однако по словам Льюиса Митчелла из крупнейшей американской медицинской группы Mayo, использование информационных технологий в медицине на 25-30 лет отстает от остальных сфер бизнеса.

Как услуга, здравоохранение и в развивающихся, в развитых странах непродуктивно, малоэффективно и не нацелено на позитивный клиентский опыт. Проблемы есть и в доступности медицинских услуг (нехватка специалистов, очереди, высокая стоимость, недостаточный охват населения страховкой), и в своевременности (поздняя постановка диагноза, ошибки в диагностике и опоздание с лечебными мерами), и в качестве обслуживания.

Медицинская отрасль остается сильно фрагментированной, где есть значительное количество небольших клиник и частных врачебных практик, информационный поток между которыми практически отсутствует. Поэтому возникает огромная возможность для инновационных технологий, услуг и бизнес-моделей. Тем не менее, инновации в медицину проникают долго и тяжело. Почему так происходит?

Сегодня наша система здравоохранения претерпела огромные изменения, тем не менее, семьям в отдаленных регионах Америки трудно найти качественное и доступное медицинское обслуживание. Телемедицина может помочь.

— Хиллари Клинтон, Государственный секретарь США

Противостояние интересов

Во-первых, в медицине, как ни в одной другой отрасли, сильно противостояние интересов заинтересованных игроков — крупных медклиник, отдельных врачей, исследовательских институтов, государства, технологических компаний, создающих ориентированные на здоровье продукты, негосударственных организаций и, наконец, клиентов (которые чаще всего воспринимаются лечебными учреждениями как пациенты).

Например, создание портативных пользовательских диагностических гаджетов упрощает жизнь людям, но отнимает хлеб у клиник с дорогостоящим оборудованием, которые выставляют клиентам и страховым компаниям огромные счета за инструментальную диагностику.

Другой пример: программа по лечению застойной сердечной недостаточности, разработанная Медицинским центром университета Дьюка, на 40% сократила среднюю стоимость лечения пациентов и снизила частоту их стационарного лечения, но была в штыки воспринята страховыми компаниями, которые заявили, что они платят за уход, а не за оздоровление больных.

Отдельно стоит остановиться на государственных регулирующих органах, которые могут как способствовать инновациям в медицине, так и замедлять технологический прогресс. В США, как и во многих странах, существует строгая система тестирования и лицензирования лекарств, медаппаратуры и технологий. С другой стороны, Федеральное правительство стимулирует инновации через свои структуры, например Национальный институт здоровья, чей бюджет превышает $30 миллиардов и направляется на целевое финансирование инноваций.

Благодаря проведенной в 2010 году реформе здравоохранения и защиты пациентов (программа Obamacare — прим.ред.), трех-триллионная отрасль получила приток капитала: $35 миллиардов было направлено на внедрение инноваций в клиниках, объем венчурного финансирования медицинских проектов вырос в шесть раз за пять лет, практически во всех больницах был внедрен электронный документооборот.

Нередко говорят, что реформа открыла золотую эру для цифровой медицины — по данным консалтинговой компании PwC, в США появилось более 90 компаний, связанных с цифровыми биомедицинскими технологиями.

В Канаде государственные органы объединяются с исследовательскими центрами и частными компаниями. Например, летом 2016 года правительство Канады в сотрудничестве с 36 частными партнерами направило $34,5 миллионов на финансирование разработки и коммерциализации инновационных проектов в области лечения хронических заболеваний.

Отсутствие рабочей схемы инвестирования

Вторым барьером для инноваций является финансирование. Медицинским проектам необходимо решать две проблемы:

  • За чей счет будет финансироваться разработка и тестирование их продуктов?
  • Кто (и за сколько) купит готовый продукт или технологию — будут ли платить конечные потребители, страховые компании, работодатели или клиники?

Если ИТ-стартапы финансируются за счет бизнес-ангелов и венчурных фондов, то с медицинскими проектами ситуация сложнее. Представьте себе венчурного инвестора, который выбирает между двумя предпринимателями. Первый — основатель ИТ-стартапа: через полгода он выйдет на рынок с первым релизом, а уже через два-три года его проект окупится.

Второй — разработчик медицинской инновации, которая выйдет на рынок только через пять-десять лет, пройдя необходимые испытания и сертификацию. Выбор очевиден.

Более того, венчурные инвесторы, как правило, не разбираются в биомедицинских технологиях и вложение денег в проект, который они не понимают, кажется им рискованным. Поэтому стандартная схема инвестирования в здравоохранении не работает.

Зачастую авторы инновационных проектов в биологии и медицине — это врачи, ученые или технические специалисты. Разбираясь в своей области, они не владеют навыками создания продуктов и продвижения бизнеса, поэтому между ними и заказчиком, инвестором или спонсором проекта часто возникают разногласия из-за конечного продукта и целей компании: они редко находят общий язык.

Привлечь инвестора становится труднее. Только в 2015 году закрылись три крупных фонда, что привело к сокращению венчурного инвестирования в отрасль на 40%. По информации Silicon Valley Bank, приток инвестиций в медицинские проекты в 2015-2016 годах пришелся не на посевные раунды, а на раунды серии «А», объем которых продолжает расти.

Наиболее активны на рынке фонды, которые специализируются на биофарм-кластере и медицинском секторе (OrbiMed Advisors, ARCH Venture Partners, Frazier Healthcare), а также корпоративные фонды (Pfizer Venture Investments, Johnson & Johnson Innovation или AbbVie Biotech Ventures).

Очень активно растет венчурное инвестирование в медоборудование, где «средний чек» по подсчетам Silicon Valley Bank в 2016 году достиг $46 миллионов. Деньги идут в основном через специализированные фонды: например, через Healthcare Innovation Fund, организованный американской Heritage Group.

Такие компании помогают развивать инновации не только с помощью финансов. Их стратегические инвесторы активно участвуют в развитии и управлении проектов, используя свои знания, экспертизу и связи на рынке.

Ряд медицинских изобретений выкупаются крупными корпорациями, причем преимущественно на ранней стадии (то есть до начала клинических испытаний или в их первой стадии — это семь из девяти сделок). Но это не быстрый заработок для инвесторов.

Время между вкладом и выходом из инвестиций для биомедицинских стартапов ранней стадии составляет в среднем около 5 лет, что сопоставимо с технологическими стартапами, где для выхода из инвестиций через продажу компании требуется в среднем от 4,5 до 6,8 лет.

Так, Apple купила Gliimpse — стартап, который собирает и анализирует персональную информацию о здоровье, а компания Cardinal Health приобрела стартап TelePharm, разработавший облачный документооборот для аптек.

Компания Providence Health & Services проинвестировала в стартап, который занимается производством носимых устройств, проект Patient IO был приобретен крупной медико-технологической компанией Athenahealth, а индионезийский «единорог» Go-Jek приобрел молодую индийскую компанию Pianta, которая создала площадку для заказа на дом медицинских услуг — диагностики, физиотерапии, сестринского ухода.

Но подобные сделки немногочисленны. Иногда крупные игроки, например Philips и EDBI, объединяют свои капиталы и усилия, чтобы помогать развитию уже зрелых компаний в области digital-здравоохранения, которые хотят выйти на Азиатский рынок через Сингапур. Но большинство новых технологий и разработок просто «ложатся на полку», так и не став массовыми.

Отсутствие опыта

Поэтому, возвращаясь к барьерам для инноваций в медицине, стоит отметить, что существует пробел в экспертизе: часто создатели медицинских технологий не способны превратить свои идеи в бизнес: создать рабочую бизнес-модель, разработать умную стратегию выхода на рынок, обеспечить системные продажи, рост и построить работу с инвесторами и партнерами.

Отсутствие знаний и опыта в финансировании и продвижении биомедицинских разработок — это проблема, которая не позволяет многим проектам выйти за пределы лабораторий. Отличные разработки просто не попадают к своим потребителям — клиникам и пациентам. Выпуск работающего прототипа — это лишь первый шаг создания бизнеса, потому что впереди ждет работа по продвижению продукта на рынок, и этот этап является даже более ресурсоемким, чем создание и тестирование технологии или оборудования.

А при огромной конкуренции за деньги, создатели проектов часто неспособны представить свою идею инвесторам с точки зрения бизнеса и коммерческого потенциала. По статистике, неудачу терпят 98% стартапов, ориентированных на цифровую медицину. С одной стороны, это нормальный «естественный отбор», существующий и в других отраслях. Благодаря ему отсеиваются нежизнеспособные проекты.

С другой стороны, цена отставания в темпах технологического прогресса очень высока — это и точность диагностики, это своевременность и эффективность медицинской помощи, это здоровье людей и годы активной жизни. Помимо названных выше отраслевых барьеров, причиной низкой выживаемости медицинских стартапов является и несвоевременный выход на рынок.

«Быть правым слишком рано — значит получить тот же результат, как и будучи неправым», — утверждает партнер венчурного фонда Quad Aim Fund Дэйв Чейз. Попытка внедрения новой технологии при неготовности участников рынка и несоответствии инфраструктуры часто ведет к плачевным результатам.

Неверный выбор целевой аудитории

Кроме того, не все проекты хорошо понимают, кто их потребитель. Выбор в качестве целевой аудитории крупных медицинских организаций может встретить мощное сопротивление изменениям, поэтому во многих случаях лучше ориентироваться на более мелкие высокотехнологичные компании или на розничный рынок.

А ориентация на потребительский рынок создает ряд проблем в тех странах, где люди не привыкли платить за услуги здравоохранения из своего кармана, и где большая часть расходов покрывается за счет страховых компаний.

Далее, стартап может поднять посевные инвестиции и создать продукт и провести первые испытания. По информации руководителя организации Healthcare Education Industry Дэна Лэмберта, в сфере медицины на глобальном рынке средний чек на посевном этапе составляет $250-700 тысяч.

Эти деньги уходят не только на разработку, но и на юридическое сопровождение и уплату взносов регулирующим органам, а также на создание партнерств. При попытке поднять следующий раунд, стартап сталкивается с трудностями: инвесторы хотят видеть динамику доходов, а медицинские стартапы на этой стадии, как правило, высокими доходами похвастаться не могут.

Казалось, медицинская индустрия — это отрасль, где возможен настоящий прорыв. Я занялся работой над бизнес-планом в части, посвященной маркетингу и продажам. Но он не взлетел. Мы не полюбили его.

— Кимбэл Маск, брат Элона Маска, о так и не открытой компании в сфере цифровой медицины

Распространенный риск многих стартапов в сфере медицины — это воспринимать получение финансирования как подтверждение бизнес модели, а не рыночного успеха у потребителей. Получение финансирования — это еще не успех бизнеса. Так, известный проект Theranos, обещавший трансформировать диагностику по анализу крови, потерпел неудачу, не сумев доказать эффективность своей методики диагностики. При этом он привлек $400 миллионов и достиг капитализации в $9 миллиардов.

Стартап Better, предлагавший уникальные для рынка мобильные сервисы, столкнулся с неготовностью клиентов платить полную цену за свои услуги. Проект в сфере телемедицины HealthSpo потерпел неудачу из-за неверных предпосылок о своем рыночном сегменте.

Google, построив неверную гипотезу о том, что потребители будут вводить в его сервис Google Health свои медицинские данные, совершил стратегическую ошибку. GE Healthcare однажды был вынужден отозвать крупную партию аппаратуры для реанимации новорожденных из-за серьезной ошибки в процессе сборки оборудования. Этот факт показывает, что недостаток производственной практики может серьезно повлиять даже на имидж крупной компании, если дело идет о новаторском медицинском оборудовании.

Как построить бизнес стартапу, ориентированному на инновации в медицине

Я бы выделил несколько факторов успеха на этом рынке.

  1. Объединение медицинской, технологической и бизнес-экспертизы.
  2. Ориентация на наиболее перспективные субсегменты рынка. Например, Accenture выделяет несколько приоритетов для инвестирования на ближайшие годы, среди которых — телемедицина, пользовательские цифровые гаджеты и аналитика данных.
  3. Синергия инноваций. Часто различные решения дополняют друг друга или ориентированы на решение одной и той же проблемы целевой аудитории. Создание комплексных решений, совместное продвижение, использование стратегических партнерств — это далеко не полный перечень возможностей.

Эти составляющие возможно объединить в условиях лабораторий инноваций, создаваемых крупными игроками рынка: клиниками, технологическими гигантами, инвестиционными компаниями. Кроме того, существуют специализированные бизнес-акселераторы, которые дают командам все необходимые условия: финансирование, знания, стратегические связи на рынке, базу для испытаний и площадки для применения инноваций.

Стартап-акселераторы для компаний в сфере digital-здравоохранения

По информации организации California HealthCare Foundation, в мире насчитывается 115 специализированных бизнес-акселераторов, которые работают в сфере здравоохранения. Из них более половины находятся в США. В основном это молодые структуры, созданные менее двух лет назад.

Однако среди них есть и более зрелые. Например нью-йоркский акселератор Blueprint Health, созданный в 2011 году. Он предлагает трехмесячную программу-интенсив и инвестиции в размере $20 тысяч в обмен на 6% компании.

Среди выпускников этого акселератора — крепко стоящие на ногах проекты вроде Artemis Health (аналитика состояния здоровья сотрудников для работодателей), Aidin (торговая площадка для медицинских услуг), MediQuire (аналитика данных для медучреждений), Touch Surgery (решения для хирургии, использующие 3D моделирование и дополненную реальность), Keona Health, Board Vitals и многие другие.

Ровесник Blueprint Health — StartUp Health — создал свою академию для обучения стартап-команд. Акселератор ориентируется на более долгосрочный коучинг и поддержку. Компания находится в Нью-Йорке, но позиционирует себя как глобальный флагман медицинских инноваций и сообщество людей, которые стремятся преобразить медицинскую отрасль, построив здравоохранение будущего.

Среди достижений этой организации — глобальная сеть из 30 тысяч новаторов, отраслевых лидеров и предпринимателей, а также множество историй удачных инноваций, среди которых можно вспомнить и Health123 — цифровую платформу для взаимодействия врачей и пациентов, а также Wave Technology Group — мобильное решение для получения и анализа данных энцефалограммы для оценки риска эпилептических приступов. В активе StartUp Health 170 команд из 16 стран мира.

Нельзя обойти вниманием чикагский акселератор Healthbox, который внес свой вклад в развитие 160 молодых компаний и активно сотрудничает с крупными организациями в сфере здравоохранения, такими как HCSC, UCLA Health, Bayer, HealthEquity, а также со специализированными венчурными фондами.

Healthbox, также как и далласский Health Wildcatters, активно помогает стартапам не только отточить свою бизнес-модель и разработать жизнеспособный и востребованный продукт, но и найти инвесторов. Для этого Health Wildcatters, например, устраивает мероприятия в формате Pitch Day, где лучшие проекты могут встретить инвесторов и потенциальных партнеров.

Techstars Healthcare Accelerator в сотрудничестве с медцентром Cedars-Sinai предлагает стартапам финансирование в размере $120 тысяч, клинический опыт и информационную инфраструктуру. Чтобы стартапы могли пообщаться с лидерами отрасли, прессой и потенциальными инвесторами, он проводит свой демо-день.

Кроме этого, все акселераторы организуют и принимают участие во множестве отраслевых конференций и нетворкинг-мероприятий, где представляют свои проекты и акселерационные программы. В Европе также существует развитая сеть акселерационных программ для медицинских проектов. Их можно поделить на 3 группы.

  • Первая — это специализированные программы от «универсальных» акселераторов, таких как Startupbootcamp, Rockstart, ориентированных на здравоохранение.
  • Вторая — это акселераторы с био-медицинской специализацией, которые охватывают достаточно широкий круг направлений. Это, например, Merck Accelerator (Германия), BioUpper (Италия), DigitalHealth.London (Великобритания), Healthy Habits (Швеция).
  • Третья группа — это программы с узкой специализацией, ориентированные на определенную тематику, как, например, EyeFocus Accelerator (развивает проекты, направленные на лечение болезней глаз), итальянский Wellness Accelerator, который при поддержке производителя тренажеров Technogym поддерживает проекты в области физической культуры и велнеса.

Наш международный акселератор HeartIn Labs тоже имеет свою специализацию. Он нацелен на проекты, ориентированные на создание системы доступной и высокоточной диагностики различных показателей здоровья при помощи пользовательских цифровых гаджетов. Вот примеры проектов, над которыми работают команды HeartIn Labs:

  • Создание неинвазивного безкомпрессорного измерителя давления (тонометра).
  • Решение, позволяющее контролировать качество диагностики и мониторинга лечения пациентов с хроническим вирусным гепатитом С.
  • Смарт-одежда, позволяющая в режиме реального времени снимать показания частоты пульса.
  • Проект, позволяющий увеличивать точность диагноза на основании снимков (рентгена, КТ, МРТ и других).

Цель HeartIn Labs — создать систему умных гаджетов, объединенную вокруг телемедицины и аналитического ядра. Это позволит обрабатывать медицинскую информацию и выстраивать удаленные коммуникации между клиентами и профессионалами медицины.

В 80% случаев клиента можно продиагностировать на дому: это снимет проблему очередей, высокой загрузки медперсонала и снизит риск слишком поздней постановки правильного диагноза. Продукты, создаваемые стартапами в рамках HeartIn lab, подготовят своеобразную площадку для взаимодействия врачей и пациентов во всем мире, которая даст возможности врачам продвигать свои услуги, а пациентам — получать качественную диагностику по объективным показателям.

Если говорить о емком и активно растущем азиатском рынке, то для многих компаний своеобразным шлюзом для выхода на этот рынок является Сингапур, где работает множество инкубаторов и акселераторов.

Например Singapore Medtech Accelerator, Modern Aging Singapore и AIA-Konica Minolta. Среди интересных в портфеле последнего — сингапурский Biorithm, который работает с носимыми устройствами и портативными сенсорами для мониторинга, а также австралийский iWithin, который разрабатывает приложение для анализа личности, эмоций и стили жизни пользователя. Оно дает ему рекомендации для достижения целей, таких как сброс веса, контроль над уровнем стресса, общее оздоровление.

Почему инновационное сообщество в медицине так активно растет, а инвесторы и корпорации уделяют все больше внимания технологиям цифрового здравоохранения? Рынок здравоохранения меняется, и эти изменения невозможно игнорировать. Население растет, продолжительность жизни увеличивается, требования к качеству жизни растут, и действующая сегодня система здравоохранения не справляется с этими вызовами.

С другой стороны, мобильные технологии, анализ больших данных и умные гаджеты проникают во все сферы человеческой жизни. Это открывает удаленное общение между врачом и клиентом, а также передачу и интерпретацию медицинской информации.

Эти тренды ведут к тому, что совсем скоро домашний уход составит 70% от всего ухода за больным (сегодня он составляет только 20 %). Это создаст спрос на современные средства контроля здоровья людей. Я уверен, что мы стоим на пороге трансформации медицины, и построить это доступное всем и качественное здравоохранение будущего — в наших силах.

#Колонка

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления