[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": ["\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434","\u043f\u0438\u0441\u044c\u043c\u043e_\u0432_\u0440\u0435\u0434\u0430\u043a\u0446\u0438\u044e"], "comments": 203, "likes": 167, "favorites": 252, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20621" }
Никита Евдокимов
137 328

«В какой-то момент я получал около 20-30 тысяч рублей в сутки»

Как школьник развернул одну из самых крупных сетей по продаже взломанных аккаунтов

Поделиться

В избранное

В избранном

Редакция vc.ru получила письмо от бывшего владельца сети онлайн-магазинов по продаже взломанных аккаунтов и игрового инвентаря. На правах анонимности он рассказал о том, как устроен «серый» интернет-рынок и почему правоохранительные органы закрывают глаза на обман в интернете.

Моя история началась в 2012 году. Тогда как раз начался бум с игрой Minecraft и на волне всей этой шумихи я решил на своем полумертвом компьютере открыть сервер для таких же друзей-школьников. Со временем через знакомых я познакомился с группой других ребят: они делали коммерческие сервера с донатом и получали с этого неплохие деньги. В тот момент в моей юной голове что-то щелкнуло и возникла мысль: «Если у них получается, то почему я не могу?».

Первый блин вышел комом, и с серверами у меня не получилось. Зато я нащупал спрос немного в другой области. В то время все скачивали пиратскую версию Minecraft и играли на пиратских серверах, которые постоянно глючили. Чтобы играть на хороших западных серверах, нужно было купить лицензионную версию, заплатив разработчикам почти 1000 рублей. Разумеется, многие школьники не хотели расставаться с деньгами.

Прочесывая западные форумы, я обнаружил, что за $2-4 доллара можно найти взломанные аккаунты. Я купил пару штук и продал их на форумах с накруткой в 40%. Целую неделю я занимался тем, что искал и продавал аккаунты, и в итоге решил автоматизировать процесс: нашел простенькую площадку, сделал магазин.

Навыков в рекламе у меня тогда не было, поэтому я просто разослал ссылку по форумам, и удивительно, как быстро все пошло. Доход выходил в районе 20-40 тысяч рублей в месяц, что мне, 14-летнему школьнику, казалось очень большой суммой.

Однако возникла другая проблема: спрос превысил предложение, и количество желающих купить взломанные аккаунты было заметно больше, чем количество аккаунтов, которые я мог достать. К слову, многие поняли, что это золотая жила, и количество подобных магазинов начало расти по экспоненте.

Под конец 2013 года спрос начал постепенно падать. Я думал, чем еще можно заняться, и для пробы решил добавить взломанные аккаунты из других игр, которые мне удавалось найти. Их покупали не ради доступа к лицензионным серверам, а ради редких вещей или более прокачанных персонажей — это зависело от игры. Однако была проблема: я продавал их с небольшой накруткой, поэтому большая часть доходов уходила на покупку новых аккаунтов.

В тот момент я познакомился с парнями, у которых были свои магазины. Мы разговорились, и они удивились, что я не продаю «пустышки» — то есть аккаунты без обещанных вещей. «А смысл продавать рабочие, покупатели всегда будут недовольны, да и суммы небольшие», — аргументировали они.

И в тот момент я задумался: а ведь правда, зачем продавать рабочие, если покупатели в 50% случаев остаются недовольны, потому что спустя непродолжительное время даже прокачанные аккаунты перестают работать.

Меня, конечно, мучили сомнения, но в конце концов, я решил попробовать. Я оправдывал себя тем, что обманываю людей на небольшие суммы — в среднем аккаунт стоил в районе 99-299 рублей.

Далее я добавил в магазин самые «топовые» аккаунты, сделал видимость хорошей репутации, заказал рекламу в роликах на YouTube (в тот момент в СНГ только начали появляться различные обзорщики игр и стримеры).

Мой доход начал расти. Три тысячи, четыре тысячи, пять тысяч в день — я понимал, что вот так вот обманывать народ и оставаться безнаказанным нельзя. Кроме того, по своей глупости я оставил в магазине свои данные: когда он оставался «серым» — это было безопасно. Когда он стал «черным», я их удалил, но они все равно остались в кэше. И мне стали поступать угрозы от обманутых людей.

Деньги шли в основном через Webmoney и Qiwi. Сейчас я понимаю, что был глуп и бесстрашен: шел в банк и напрямую их обналичивал. Конечно, работники со временем стали удивляться, как в свои 15 школьник может еженедельно снимать по 20-30 тысяч?

Свои доходы я старался скрывать от родителей и знакомых. Мне было стыдно признаться им, что я обманываю людей. Однако в определенный момент мне нужно было пройти идентификацию Webmoney, а из-за того, что я был несовершеннолетним, мне нужна была подпись родителей. Пришлось обмануть и их: я сделал и открыл несуществующий «белый» проект для прикрытия, чтобы в дальнейшем оправдывать высокие заработки.

К середине 2014 года я достиг потолка прибыли на этом магазине. Я понимал, что четыре-пять тысяч рублей в день — это не предел, и нужно двигаться дальше. Как раз в то время у игроков возник спрос на инвентарь для Counter-Strike: Global Offensive — оружие с редкими текстурами, кейсы, наклейки и так далее.

Работать нужно было срочно, пока не появились конкуренты. Я действовал по старинке: сделал магазин на новой платформе, заказал много рекламы и дело пошло. Но когда прибыль от нового магазина превысила пять тысяч рублей в сутки, начались первые серьезные проблемы: блокировка кошельков и постоянные DDoS-атаки. В течение месяца я спал по два-три часа, перестал ходить в школу и сутками решал проблемы.

Спустя время мне удалось справиться со всем, более-менее автоматизировать систему и даже нанять двух знакомых, чтобы один отвечал за работу сервиса, а второй — за поиск площадок, где можно купить рекламу.

В тот момент я получал около 10 тысяч в день. Когда был трезвый (если в 16 лет получаешь такие суммы, сложно не связаться с какой-нибудь дурацкой компанией), то понимал, что это не шутки и нужно хоть как-то конспирироваться, пока меня не повязали. И вообще, по-хорошему, нужно переходить в «белые» проекты.

Конкурентов становилось все больше и постепенно прибыль опять начала проседать. Когда я поехал в небольшой тур по Европе, то познакомился с одним из модераторов сервиса по обналичиванию денег Dark Money, а через него — с другой компанией, которая проворачивала дела намного крупнее моих.

Они занимались аферами, связанными с онлайн-магазинами техники, и их месячный доход был от одного до четырех миллионов рублей. Мне стало жутко от того, в какую компанию я попал, ведь одно дело обманывать на суммы не превышающую 300 рублей (пускай и большое количество людей), а другое — на суммы от 10 тысяч. Они хотели, чтобы я присоединился к их «скромной» компании, но я вежливо отказал, ведь надо было знать меру. И правильно сделал — в августе 2015 года всю эту компанию повязали.

К счастью, общение с ними сыграло только на «пользу»: я понял, что постоянная покупка рекламы — это не очень продуктивно, и нужно для каждой игры делать отдельный тематический магазин и поднимать его в поиске. В тот момент я вообще ничего не знал про SEO и 90% трафика составляла как раз реклама.

В итоге я взял шаблон рабочего магазина, немного изменил его для каждой игры и открыл сперва пять магазинов. Также нашел SEO-специалистов, которые были готовы продвигать его за определенную сумму. Спустя 2 месяца они стали подниматься вверх по ключевым запросам. К слову, половина моих знакомых до сих пор занимается такими вещами и их сайты занимают лидирующие позиции по определенным запросам.

Дополнительно к более-менее стабильным восьми-десяти тысячам рублей в день с основного магазина, мне начали капать по две-четыре тысячи в день с тех магазинов. И для меня это было отдельной радостью: не нужно платить крупные суммы за рекламу, достаточно платить специалистам, чтобы те следили за позицией ресурсов в поиске. Но все равно, некоторым своим знакомым мне приходилось платить за молчание.

Но здесь начались проблемы с блокировкой кошельков, и я платил до 20% прибыли людям, которые следили за их состоянием, обналичивали деньги и меняли их по два-три раза в день. Постепенно у меня появилась целая «империя» из сети подобных магазинов, все их платежи я подключил через систему приема платежей WayToPay.

Думаю, их прикрыли благодаря мне, потому что моя сеть составляла немалую часть их дохода, и к ним постоянно подключалось еще больше таких же кидал. Благодаря системе я мог не платить 20% прибыли за смену кошельков, а лишь 3-10% за комиссию с агрегатора. Тогда я уже поумнел и талантливо отмывал деньги: для окружающих они выглядели относительно белыми.

«Империя» росла и чистый доход в какой-то момент достиг около 20-30 тысяч в сутки. Это была осень 2015 года, мне становилось все сложнее отмывать деньги, органы все сильнее интересовались интернетом. Постепенно на этом фоне у меня начались бессонницы, ведь для всех окружающих я был белым и честным, и никто и не подозревал, что я занимаюсь темными делами.

Мне снились сны, что меня вяжут, у меня была паранойя и казалось, что дома установили жучки, что сейчас вломится СОБР и начнет обыск. Дальше так продолжаться не могло, но к большим деньгам я слишком быстро привык и не хотел отказываться, поэтому попросту тянул время и инвестировал в белые проекты, чтобы рано или поздно заняться ими вплотную. Но это у меня не очень получалось.

В начале 2016 года, я узнал, что на одного знакомого вышел отдел «К» и прикрыл им лавочку. И это было странно, потому что он не светил данные в сети и они не могли на него выйти. А на меня — запросто: достаточно было зайти в веб-архив, найти старый магазин и скопировать номера кошельков, зарегистрированных на меня.

Я должен был срочно принимать решение: либо рискую дальше и живу в страхе, либо закрываю все и постепенно трачу скопленную сумму или делаю что-то свое. Я принял второе решение: свобода важнее. Хотя половина моих знакомых продолжила заниматься такими вещами, и на удивление, органам в данный момент все равно. Видимо это из-за небольших сумм (которые впоследствии складываются в большую).

Пусть у меня нет прежних доходов, но я стал лучше спать и на душе стало спокойнее. С моим уходом появились новые сетки. Вы не представляете, какой этот серый рынок обширный. Люди, которые осели в определенных областях (ключи, инвентарь и аккаунты к играм — только одна из них) занимаются этим по два-четыре года. Некоторые даже не пытаются конспирироваться, и выйти на них не составляет труда.

Но, как я уже говорил — органы закрывают глаза, потому что они обманывают людей на небольшие суммы (до тысячи рублей), а из-за бюрократии им будет тяжело все суммировать и подтверждать каждый платеж, чтобы получить хотя бы часть суммы от доходов таких проектов за месяц.

Покупатели, которых кидают, создают целые сообщества, пишут петиции, а магазины все равно существуют. В области аккаунтов и игр как минимум 50% владельцев магазинов — несовершеннолетние. И не тяжело удивиться, какой образ жизни они начинают вести, если их месячный доход превышает 200 тысяч рублей.

#золотойфонд #Письмо_в_редакцию

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления