[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 5, "likes": 11, "favorites": 14, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20635", "is_wide": "1" }
Никита Евдокимов
3 014

Итоги года: что изменилось в российском законодательстве в 2016 году

В 2016 году Государственная дума приняла ряд громких законопроектов, в том числе «закон Яровой». Какие-то инициативы упростили жизнь ИТ-предпринимателей, а какие-то, наоборот, усложнили. Редакция vc.ru поинтересовалась у представителей юридических фирм, какие изменения в российском законодательстве они считают наиболее важными.

Роман Янковскийпартнер в юридической компании «Зарцын, Янковский и партнеры»

В 2016 году не было серьезных поправок в Гражданский кодекс, поэтому с точки зрения юристов год был легким. Впрочем, было несколько интересных изменений в ИТ-сфере:

1. Несмотря на многочисленную критику, был принят «закон Яровой», требующий у провайдеров и сайтов хранить сообщения пользователей по несколько месяцев и даже лет, а также передавать сведения для расшифровки таких сообщений в правоохранительные органы.

Разумеется, закон в нынешнем виде не работает: претензии высказывали все исполнители, от сотовых операторов до ФСБ. В сентябре президент предложил доработать закон, сейчас этим занимается правительство.

2. Продолжается борьба с офшорами. С этого лета компании должны хранить информацию о своих владельцах и раскрывать ее проверяющим под угрозой серьезного штрафа. С другой стороны, есть и послабления в корпоративном законодательстве: теперь новую компанию можно открыть прямо из банка. Основные государственные банки уже начали предлагать такую услугу.

3. Кстати, о корпоративных отношениях: с 2016 года были закрыты последние способы оформления сделок с долями ООО без нотариуса. Теперь любая такая операция требует специальной проверки: не удастся, скажем, заложить долю без уведомления остальных участников или продать ее, не предложив партнерам по фирме. Как показывает практика, нотариальное заверение сделок с долями стало основной преградой для рейдерских захватов ООО.

4. Из-за высокой нагрузки на арбитражные суды с 2016 года обязательным стал претензионный порядок урегулирования предпринимательских споров. Это значит, что перед подачей иска обязательно нужно направить контрагенту письменную претензию и прождать месяц, чтобы он мог принять меры и урегулировать спор. Если претензию не направили, или составили не по форме, арбитражный суд отказывает в принятии иска.

5. С 2016 года начал действовать особый порядок налогообложения сделок с акциями «инновационных компаний» (закон №396-ФЗ), предусмотревший ряд льгот для венчурных инвесторов. Впрочем, конкретный порядок отнесения компаний к инновационным пока не принят, а значит, закон в этой части еще не работает.

Многие важные законодательные изменения вступят в силу только с 1 января 2017 года. Скажем, будет отменена бюрократическая процедура оформления работников в микропредприятиях: с нового года в компаниях до 15 человек достаточно будет трудового договора, без всяких личных карточек и штатного расписания.

Отменяются свидетельства о регистрации в ЕГРЮЛ и ЕГРИП, что логично, ведь реестры теперь работают онлайн. Повышен лимит оборота по упрощенке (до 120 миллионов рублей, и уже поднимают дальше). Иностранные продавцы электронных услуг (в том числе поставщики софта), работающие с россиянами, с 1 января начнут платить НДС.

Владимир Беляевкоординатор «Центра управления законом»

Если говорить о том, как, на мой взгляд, изменилось российское законодательство для стартапов в 2016 году, то можно процитировать известный Twitter-аккаунт «Камень в лесу»: «ничего не изменилось». И добавить: «в лучшую сторону».

С 1 января 2016 года расширился перечень действий с долями в обществах с ограниченной ответственностью, которые требуют визита к нотариусу. От этих изменений стало хорошо только нотариусам, потому что их прибыль значительно возросла.

А вот ИТ-предпринимателям пришлось откровенно не сладко: всё больше денег уходит на бессмысленные бюрократические действия. А если добавить сюда затраты на визиты к нотариусу для заверения опционных договоров (а какой же стартап без опциона), то становится совсем грустно: чтобы оставаться в правовом поле, нужно тратить всё больше времени и денег.

Я надеялся, что в 2016 году будут решены три фундаментальных вопроса: хоть как-то легализуют дистанционную розничную продажу алкоголя, появится нормальный и очевидный любому дураку правовой статус биткоинов и разрешится драма с дронами.

К сожалению, более или менее решилась только проблема с дронами, но по остальным вопросам чёткого и понятного результата я не наблюдаю. Из хороших вещей: 2016 год принёс стартаперам понимание того, что структурирование сделок в России, несмотря на издержки бюрократических процедур и маловменяемость нотариусов — это не так уж и страшно.

Здесь сработал эффект кнута и пряника: в роли первого выступили проблемы с контролируемыми иностранными компаниями и деофшоризацией, в роли второго — внятная и чёткая политика ФРИИ, продвигающего близкую мне идею «где работаешь, там и структурируешь».

Людмила Харитоновауправляющий партнёр юридической компании «Зарцын, Янковский и партнеры»

Каждый год мы отмечаем одно и то же: государство больше внимания обратило на интернет и ИТ-отрасль. И каждый год это правда. 2016 год не стал исключением. Перечислим основные изменения:

1. «Закон Яровой» взорвал умы общественности и юристов. Если откинуть политическую составляющую, то для бизнеса закон вводит обязанности хранить информацию о сообщениях и сами сообщения. Дополнительные обязанности налагаются и на операторов телефонной связи, почтовой связи и экспедиторов. Правила для экспедиторов довольно трудно реализуемы: теперь при приемке груза нужно удостовериться в его содержимом.

Как было раньше: клиент сказал, что ничего хрупкого или опасного в коробке нет, экспедитор согласился перевозить. Теперь же перевозчик должен все проверить сам. В законе есть масса белых пятен и вопросов, которые должны быть решены с принятием дополнительных актов в новом году.

2. «Налог на Google». Наверное, это самый любимый закон. Он вступает в силу с 1 января 2017 года, но уже сейчас началась активная подготовка к этому. Для начала Google разослал разработчикам письма, чем слегка напугал их. Вероятно, сложности возникнут, скорее, у самого Google и других крупных иностранных ИТ-компаний, ведь именно они станут налоговыми агентами. Для разработчиков же ничего страшного закон не несет.

3. Персональные данные. Закон о локализации был принят еще в 2015 году, но во всей своей красе развернулся именно в 2016 году. Поэтому умолчать о нем при подведении итогов невозможно. Первой ласточкой стала блокировка LinkedIn. Стало понятно, что соблюдать требования закона о персональных данных придется также и зарубежным компаниям, работающим с персональными данными российских граждан.

Стоит отметить, что законодательство европейских стран в части персональных данных не менее жесткое, так что здесь мы не одиноки. В 2016 году Роскомнадзор проявил большую активность при проведении проверок. Проверили не только традиционные банки и прочие офлайн-компании, но и интернет-проекты.

Ожидается, что в 2017 году нас ждет продолжение. Поэтому имеет смысл привести деятельность своей компании в соответствие с 152-ФЗ. Проверьте наличие согласия на сбор персональных данных, разместите политику обработки персональных данных на сайте, уточните, не нужно ли подать уведомление о начале обработки персональных данных в Роскомнадзор.

4. Законодательство о микрофинансовых организациях. Изменения коснулись и МФО: теперь их разделили на микрокредитные (МКК) и микрофинансовые (МФК) компании. МФК должны иметь собственный капитал в 70 млн рублей, но зато они смогут проводить удаленную идентификацию клиентов. А вот МКК не смогут принимать вложения от физических лиц.

Именно в 2016 году активно стала формироваться судебная практика по выдаваемым МФО онлайн-займам. Она и раньше была, но в этом году особенностью стал акцепт договоров онлайн и «уход» всего процесса по идентификации и выдаче займов в интернет. При этом суды общей юрисдикции в большинстве случаев признают такие займы действительными и взыскивают задолженность с граждан.

Однако до сих пор остается нерешенным вопрос относительно формы согласия на получение кредитной истории в Бюро кредитных историй (БКИ). С одной стороны, анализ закона позволяет говорить о возможности получения такого согласия онлайн, но с другой — представители БКИ пока такую возможность активно отрицают.

5. Корпоративное право. Опционы и корпоративные договоры в 2016 году уже не новость. А вот судебная практика по ним начала активно формироваться именно в этом году. Сейчас уже можно смело говорить о том, что суды научились работать с новыми инструментами.

6. Онлайн-кассы. Ecommerce тоже не обошли вниманием. Как и во всей торговле, с 2017 года интернет-магазины должны будут применять кассы нового образца. По большому счету, это стало еще одним шагом к усилению контроля со стороны налоговых органов: теперь все обороты станут еще более прозрачными, а штрафы за неприменение ККТ – выше.

7. Инициативы. Стоит отдельно отметить и законопроекты, которые еще не успели принять, но уже стали обсуждать. Например, такой долгожданный закон о телемедицине. Будем надеяться, что мы получим его в следующем году.

Вот таким выдался 2016 год. Хорош он или плох – судить пока трудно. Однозначно можно сказать, что год выдался урожайным на скандальные законодательные инициативы.

Искендер Нурбековзаместитель директора по правовым вопросам Фонда развития интернет-инициатив

В 2016 году в российском праве произошел целый ряд изменений, благоприятных для ведения бизнеса в ИТ-сфере.

1. Хотелось бы отметить новые правила налогообложения в сфере электронной коммерции, которые вступят в силу начиная с 2017 года. Теперь иностранные компании, оказывающие так называемые электронные услуги пользователям из России, будут обязаны включать в стоимость своих продуктов российский НДС.

Такие изменения в законодательстве, не самые позитивные с точки зрения конечного потребителя, тем не менее уравнивают конкурентные преимущества иностранных и российских компаний на рынке – ведь последние всегда платили НДС.

2. Поручение президента о продлении льгот по страховым взносам для ИТ-компаний на 6 лет, до 2023 года. В соответствии с действующим законодательством, льготы действовали до 31 декабря 2017 года, с последующим постепенным повышением ставки в 2018–2020 годах. Благодаря поручению президента, действие пониженных тарифов продлевается до 2023 года.

На страховые льготы по-прежнему смогут претендовать ИТ-компании, у которых доход от деятельности в ИТ-секторе составляет не менее 90% от общего дохода, в штате числится не меньше семи человек, и они имеют государственную аккредитацию в области информационных технологий.

3. С 1 января 2016 вступили в силу поправки к закону «Об обществах с ограниченной ответственностью», согласно которым привлечение денег в уставный капитал организаций осуществляется только с участием нотариуса. Это, поначалу, сильно осложнило сделки, однако в целом эта мера серьезно повысила уровень защиты от рейдерства.

Теперь для размытия доли участников необходимо в обязательном порядке проводить очное общее собрание участников ООО и привлекать нотариуса, для которого нарушение законодательства чревато потерей лицензии и личного имущества.

4. Одновременно с принятием поправок к закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» с 15 января 2016 года была повышена автоматизация опциона на долю в ООО: раньше для его исполнения необходимо было присутствие у нотариуса обоих участников, а сейчас — только держателя опциона, то есть инвестора или основателя.

5. Вступил в силу новый закон об арбитраже (третейском разбирательстве), который позволит рассматривать корпоративные споры в частном порядке (без вовлечения государства) и формировать практику применения новых юридических инструментов. В третейском разбирательстве наряду с юристами смогут участвовать авторитетные бизнес-ангелы, сторонние основатели успешных стартапов и другие эксперты венчурной отрасли, что позволит сторонам спора получат максимально объективные результаты при подаче исков.

6. Необходимо отметить, что уже весной 2017 года может быть принят закон о телемедицине: услуги пациентам можно будет оказывать дистанционно, а некоторые виды безрецептурных лекарств — купить через интернет. Следующим этапом может стать разработка тарифов ОМС для медицинских услуг с применением телемедицинских технологий.

#Мнения

Статьи по теме
Путин подписал закон Яровой о хранении и расшифровке данных пользователей
«Выполнить требования законопроекта невозможно»
Вступил в силу закон о хранении персональных данных на территории России
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления