[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 8, "likes": 13, "favorites": 20, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20688" }
Никита Евдокимов
4 901

Как разработчики российского бота для иммигрантов Visabot стали номинантами премии Product Hunt

5 декабря авторы бота для иммигрантов Visabot Артем Голдман и Андрей Зиновьев объявили о том, что их продукт попал в шорт-лист премии Product Hunt в номинации «Бот года». Сервис, который помогает собирать документы для посольства и отслеживать их статус, был запущен в ноябре 2016 года и успел привлечь 15 тысяч пользователей и получить одобрение бот-евангелиста и изобретателя хэштега Криса Мессины. Редакция vc.ru связалась с сооснователями Visabot.

Артем Голдман

В 2016 году партнеры Артем Голдман и Андрей Зиновьев переехали в США и приняли участие в программе роста акселератора Founder Institute. Они хотели узнать, как вывести на международный рынок свой проект — площадку для поиска юристов Legal Space.

«Мы поняли, что наш продукт — это долгосрочная и сложная история, и решили пойти по пути автоматизации услуг. Потом сделали автоматизированную систему, чтобы можно было зайти, ввести все свои данные и сразу же отправить их юристу, а потом, в какой-то момент поняли, что людям в основном требуются моментальные ответы на свои вопросы», — рассказывает Голдман.

Предприниматель закончил экономический факультет Государственного университета управления, потом учился в Милане, Оксфорде и Сколково. Он занимался российскими проектами британского разработчика мобильных приложений Granger Press, работал руководителем медиадепартамента рекламного холдинга Grata-Adv, а затем стал партнером digital-агентства Great Gonzo. С Андреем Зиновьевым он познакомился в бизнес-академии «Сколково».

На тот момент Зиновьев уже более 10 лет работал юристом. В его резюме — компании PWC, «Газпромбанк» и O2 Consulting. Поэтому, когда у Голдмана возникли разногласия с английскими партнерами по бизнесу, и он не смог найти юриста в Лондоне, то он обратился за помощью к Андрею Зиновьеву.

Чуть позже им пришла в голову идея платформы, объединяющей юристов и людей, которым требуется консультация. Сервис Legal Space открылся в 2015 году. Постепенно сооснователи стали замечать, что многие пользователи ищут юристов для получения визы в США. Они сами прошли через этот процесс, и он показался им очень трудным и «недружелюбным» для людей.

«Обычно, если тебе нужна куда-то виза, ты идешь в интернет и ищешь информацию. Ты перечитываешь информацию на сайте консульства, собираешь список документов, которые нужно собрать и в результате становишься экспертом», — рассказывает Голдман.

Туристическую визу человек может получить самостоятельно, а для рабочей H-1B или визы для людей с выдающимися способностями O-1 ему потребуется консультация с юристом. По словам Голдмана, это обходится в сумму от пяти до пятнадцати тысяч долларов.

Андрей Зиновьев

«Люди хотят сделать все просто и быстро. Они не хотят быть экспертами, они хотят, чтобы нашелся друг, который рассказал им, какие документы нужны, и как их заполнить», — рассказывает Андрей Зиновьев.

Тогда сооснователи подумали, что лучше всего с этой задачей справится бот, который может задать простые вопросы, автоматически заполнить формы и помочь человеку подготовить комплект документов. К ноябрю 2016 года проект для Facebook Messenger был готов.

«Суть Америки сейчас в том, что всем стало очевидно: бизнес переходит в ботов. Об этом и Марк Цукерберг говорил. Для пользователей боты гораздо удобнее, быстрее и понятнее. Ты вбиваешь все, что угодно, и он дает тебе ответ. Это новые сайты, но людям удобнее ими пользоваться, потому что навигация гораздо лучше», — поясняет Зиновьев.

Однако первую версию продукта для помощи иммигрантам компания представила в виде веб-приложения. Затем сооснователи решили создать именно бота. «В определенный момент мы поняли, что людям не удобно оформлять документы на визу через сайт: ты все равно должен разбираться, что и где заполнять. А люди не хотят разбираться, они хотят положиться на решение, чтобы оно за них все сделало», — рассказывает Андрей Зиновьев.

Над продуктом помимо Зиновьева и Голдмана работало еще два человека — дизайнер Андрей Шубный и разработчик Александр Стрельцов. Когда сервис был почти готов, сооснователи решили представить его целевой аудитории — творческим людям, программистам и дизайнерам из других стран, которые хотят переехать в Америку. С одной стороны, они хотели получить обратную связь, с другой — оценить интерес пользователей. Для этого они отправили заявку в сообщество Awwwards.com, где эксперты оценивают дизайн сайтов, и анонсировали свой продукт в закрытой группе на Facebook, посвященной чатботам.

«Мы думали получить 10-15 человек, которые могли бы высказать свое мнение о продукте. В итоге получили 1500 человек. Багов было столько, что стало стыдно. Люди начали делать репосты. Много репостов. А багов было много. Очень много», — писал Артем Голдман в блоге Visabot на «Спарке». Еще тысяча человек пришла с сайта Awwwards.com.

Благодаря одному из таких репостов о продукте узнал бывший сотрудник Google, изобретатель хэштега и евангелист чатботов Крис Мессина. Ничего не сказав разработчикам, он выложил Visabot на Product Hunt. Это могло бы доставить разработчикам немало проблем и они попросили Мессину удалить релиз и подождать неделю, пока они исправят все обнаруженные баги.

«Наше решение выстрелило потому, что другие решения не дают моментального ответа. В их случае нужно либо ждать ответа юриста, либо записываться на консультацию, а тут — ты начал общаться с ботом, позадавал ему вопросы, он позадавал вопросы тебе, и ты уже примерно знаешь, что делать дальше», — рассказывает Артем Голдман.

По туристической визе люди могут оставаться в США год, а пользуются этим не все. А мы вывели на рынок продукт, который заменяет юриста и позволяет человеку год жить в США по туристической визе. Юристы за оформление бумаг берут $500, а наш продукт делает все бесплатно.

— Андрей Зиновьев

Несмотря на позднее появление, Visabot вошел в шорт-лист голосования пользователей Product Hunt за звание лучшего чатбота года. На момент публикации статьи он занимал третье место. Спустя месяц после релиза, сервисом пользуется 15 тысяч человек, а 10 с его помощью получили визы.

Пока что у Visabot всего две основные функции, доступные жителям других стран — оценка шансов получения визы O-1 и помощь в продлении туристической визы B-1 и B-2 еще на полгода без выезда с территории США. У жителей России преимущество — они дополнительно могут использовать бота для получения туристической визы.

«При получении O-1 есть определенные критерии. Если ты им соответствуешь, то можно готовить остальные документы на визу. Так мы помогаем пользователям сэкономить $300 долларов — именно столько стоит первая консультация с юристом, где он по чек-листу задает вопросы и определяет, соответствуешь ты критериям, или нет».

Этой функцией воспользовалось больше трех тысяч человек. После оценки шансов бот предлагает заплатить $150 и пройти дальнейшую консультацию у юриста. Чтобы получить туристическую визу, человек может выполнить все советы бота и собрать комплект документов самостоятельно, или заплатить 2,5 тысячи рублей, чтобы документы подготовили за него. Кроме того, бот может прислать уведомление об изменении статуса визы или напомнить о собеседовании в посольстве.

«В этом смысле у нас очень простая модель — pay for service. Средний чек на помощь при оформлении туристической визы сейчас по миру составляет около 50 долларов. Соответственно, мы даем клиентам больше удобств и берем с них чуть меньше», — поясняет Зиновьев.

«Пока мы оказываем мало услуг и в основном работаем как генератор лидов — у нас есть три парнерские юридические компании, и мы им всем до конца января забили собеседования по O-1. Это принесло нам $5 тысяч. Это доказывает то, что люди готовы платить через бота», — рассказывает Голдман.

Сейчас компания находится на стадии валидации рынка — они проверили желание и готовность пользователей использовать свой продукт, и в дальнейшем будут заниматься его развитием и углублением возможностей для монетизации: «Самое главное — это пользователи и доказанная гипотеза, что им интересно и удобно взаимодействовать с ботом, — поясняет Голдман. — Когда у тебя есть пользователи, то путь монетизации можно найти позднее. А в нашем случае он очевиден, потому что у нас бот, который решает конкретные проблемы и оказывает услуги».

Мы не фиксировались на метрике дохода: для нас важнее количество полученных виз. Люди задавали вопросы, на которые бот еще не умел отвечать, и мы решили дать им замену — возможность получить консультацию юриста. Такая модель для нас не очень интересна, потому что возвращает нас к юридической платформе. Это временное решение, которое позволяет нам не терять лиды, а что-то с ними делать.

— Артем Голдман

На текущем этапе проект развивается за счет инвестиций от российских бизнес-ангелов. «Кроме того, мы ищем более крупные инвестиции в Америке. Мы хотим поднять посевной раунд на $1 миллион: в США это средний чек инвестиций в ботов, которые обладают теми же показателями, что и мы», — рассказывает Зиновьев.

По мнению предпринимателей, производителям ботов в США легко привлечь деньги венчурных компаний. «Эта сфера достаточно новая, и инвесторы готовы активно вкладывать, потому что все понимают, что сначала были просто веб-сайты, потом были приложения, которые очень легко поднимали много денег, вот сейчас точно такая же история с ботами. Ботов немного, а инвесторов, которые готовы дать под них деньги — достаточно», — поясняет Зиновьев.

Рынок только начал зарождаться, он еще не перегретый: все стороны готовы на сделки. Инвесторы понимают, что они не переплачивают. Команды вроде нас понимают, что те деньги, которые предлагают, надо брать, потому что сейчас на рынке ботов нет явного лидера, а все команды примерно равны, и тут куча возможностей.

— Андрей Зиновьев

По мнению основателей, сейчас перед продуктом стоят две задачи: накопить критическую массу полученных виз, чтобы повысить доверие к сервису, и увеличить количество повторных обращений.

«Мы переключились на самые простые туристические визы из соображений повторных продаж. Потому что, как правило, люди в дальнейшем продлевают туристическую визу, многие остаются учиться и получают студенческую визу. После студенческой получают OPT — это такая виза, которая позволяет год находиться здесь, искать работу или стажировку. Затем меняют визу на рабочую. В этом плане клиент может достаточно долго быть с нами», — рассказывает Артем Голдман.

Чтобы увеличивать количество пользователей, сооснователи планируют портировать бота на другие мессенджеры, в первую очередь на WeChat, поясняет Голдман. «По размерам это второй после Facebook мессенджер, там очень много функций и есть поддержка внутренних платежей. Потом мы собираемся перейти на Viber и WhatsApp. Мы для себя определили три составляющие роста: новые площадки, новые языки и новые типы услуг».

Ежегодно в американскую иммиграционную службу подаётся более 100 миллионов заявок на визы разных типов. Официальная статистика оценивает весь рынок услуг для иммигрантов в США в $21 миллиард.

«Мы не сильно переживаем, даже если люди будут пользоваться сервисом всего один раз: американский иммиграционный рынок огромен. Конечно, это будет худший сценарий для нас, но существуют же в США менее инновационные решения, которые продают услугу десяткам миллионов пользователей в месяц, и для них отсутствие повторных визитов — не критично. Мы проверили всех квази-конкурентов: они не особенно занимаются привлечением платных клиентов, потому что рынок очень велик», — рассказывает Андрей Зиновьев.

Разработчики хотят в дальнейшем превратить бота в личного помощника для иммигрантов и путешественников, чтобы они пользовались им на протяжении длительного срока. Кроме того, они задумываются о выходе на корпоративный рынок.

«Мы также хотим запуститься в Slack. Для этого нам, опять же — нужно набрать критическую массу готовых виз и показать корпорациям, которые в год делают по несколько тысяч виз для своих сотрудников, что мы можем стать для них неплохим решением, и начать уже продавать им. В таком виде, естественно, продажи будут более прогнозируемыми и понятными», — заключает Зиновьев.

Статьи по теме
Основатель Free-lance.ru Василий Воропаев инвестировал в сервис для поиска юристов LegalSpace
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления