{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u0443\u043c\u043d\u044b\u0435_\u0447\u0430\u0441\u044b","pebble","\u0441\u043c\u0435\u0440\u0442\u044c_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0430","\u044d\u0440\u0438\u043a_\u043c\u0438\u0433\u0438\u043a\u043e\u0432\u0441\u043a\u0438"], "comments": 3, "likes": 14, "favorites": 13, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20698", "is_wide": "1" }
Daria Khokhlova
5 816

«Единственная востребованная ниша на этом рынке — фитнес»

История провала Pebble глазами генерального директора компании

Поделиться

В избранное

В избранном

Издание Backchannel опубликовало материал о провале производителя «умных» часов Pebble. Редактору издания Стивену Леви удалось пообщаться с основателем компании Эриком Мигиковски в день заключения сделки с Fitbit, и предприниматель поделился своим видением истории Pebble. Редакция vc.ru выбрала наиболее интересные моменты материала.

«Эрик Мигиковски, должно быть, очень разочарован. Последние девять лет он только и занимался своим проектом — 24 часа в сутки, 7 дней в неделю». Мигиковски занялся созданием Pebble, когда ему был 21 год, пишет редакция Backchannel. В то время предприниматель проходил обучение в городе Делфт в Нидерландах.

Его история стала чуть ли не легендарной: инвестиции от Y Combinator, рекорд сборов на Kickstarter, более двух миллионов проданных «умных» часов. Кажется, что этого более чем достаточно для успеха, но выяснилось, что это не так.

6 декабря 2016 года Мигиковски продал все ключевые активы Pebble, в том числе интеллектуальную собственность компании, производителю фитнес-браслетов Fitbit. «В свои 30 лет Эрик Мигиковски впервые за всю свою взрослую жизнь не является генеральным директором компании. Он уничтожил собственный проект — и должен весь кипеть изнутри. Но он не кипит», — замечает автор материала.

Стивен Леви встретился с Мигиковски в день закрытия сделки. «Он не впадает в депрессию. Он всё тот же весёлый и разумный парень, которого я всегда знал. Наш разговор получился, пожалуй, гораздо более трезвым, чем обычно — но, в конце концов, он произошёл в тот самый день, когда Эрик продал свою компанию».

2016 год компания, пишет Леви, начала в условиях кризиса. Всего за год до этого бизнес Pebble приносил прибыль, но уже во второй половине 2015 года стартап не смог выполнить поставленные цели по продажам. В марте 2016 года руководство уволило около 40 человек, а оставшаяся команда переехала в новый двухэтажный офис. «Теперь команда помещается на одном этаже», — говорит автор материала.

«Выяснилось, что создатель Pebble так же, как и руководство Apple, неверно оценил рынок носимых устройств. Идея смартфона на запястье не прижилась. Кажется, успеха смогли достичь только фитнес-браслеты. Люди, которые ведут активный образ жизни, предпочитают носить что-то, что помогает следить за их успехами».

Apple сделала ставку на моду, Pebble — на производительность и возможности подключать сторонние приложения. Всё это лишь довольно дорогие способы выяснить, что «умные» часы нужны людям для отслеживания своей активности и здоровья.

«Мы слишком поздно это поняли, — говорит Микиговски. — Стоило осознать это ещё в 2014 году. Если бы мы тогда выпустили часы, ориентированные на фитнес-аудиторию, возможно, всё было бы по-другому».

Как замечает Леви, как только руководство Pebble поняло свою ошибку, оно попыталось спасти компанию. Все представленные в 2016 году продукты были ориентированы на людей, ведущих активный образ жизни, — это и обновления старых устройств, и новый фитнес-трекер Pebble Core («обратите внимание на то, что и вторая версия Apple Watch также ориентирована на фитнес-аудиторию», — замечает Леви). Третья краудфандинговая кампания Pebble на Kickstarter собрала около $12 млн.

«Но было слишком поздно. Pebble Core было суждено так и остаться устройством-призраком, которое не дойдёт до получателей», — объясняет журналист.

В беседе с Леви Мигиковски также отметил, что к краудфандингу компания обратилась, так как не видела других способов привлечь новые средства. «Сложно найти инвесторов, когда вы только что уволили четверть штата, — говорит он. — Поэтому мы пошли на Kickstarter. Уже после кампании мы снова пытались найти финансирование, но не смогли».

Весной и летом 2016 года Эрик Мигиковски, по его словам, делал всё, чтобы удержать компанию на плаву. Однако у команды не получалось организовать доставку новых продуктов раньше начала 2017 года. «Сентябрь вышел очень неспокойным. Я летал по всему миру, съездил в Китай, общался с инвесторами — причём это были не те инвесторы, к которым обычно обращаются стартапы, а частные инвестиционные компании, семейные фонды и так далее».

Руководство искало альтернативы. Например, уволить весь штат кроме 10 человек, и «посмотреть, что из этого выйдет». В октябре 2016 года, говорит Мигиковски, стало ясно, что компанию уже не спасти. «Осталось только распродать всё, что можно было распродать, и спасать своих клиентов и работников. После того, как решение было принято, у нас появилась новая цель — продать компанию во что бы то ни стало. Она придала энергии».

По словам бывшего генерального директора Pebble, в предложении Fitbit его и руководство привлекло обещание покупателя оставить разработчиков и покупателей устройств от Pebble «в игре». В своей прощальной записи в блоге Мигиковски говорит, что теперь разработчики (те, что остались в компании) получат возможность создавать продукты не для двухмиллионной аудитории Pebble, а для пятидесятимиллионной аудитории Fitbit. Сотрудники, которые не присоединились к Fitbit, говорит Мигиковски, получат выходное пособие.

Сам основатель Pebble приводит Fitbit в качестве примера компании, которая рано поняла, что рынок фитнес-трекеров более перспективный, чем рынок смарт-часов, и продолжает стоять на своём. «У компании есть план, как перейти от производства фитнес-трекеров к "умным" часам. Ситуация прямо противоположная той, что сложилась у нас: мы начали со смарт-часов и поздно выяснили, что нужно перейти к фитнес-трекерам. Кто знал, что Fitbit будет осуществлять свой план с нашей помощью».

По словам Мигиковски, если бы он мог что-то изменить, то не стал бы делать ничего кардинального. «Да, всё пошло не совсем по плану. Но мы создали отличный продукт, смогли наладить производство, создали новый рынок, но не смогли сделать следующий шаг».

#умные_часы #pebble #смерть_стартапа #эрик_мигиковски

Статьи по теме
От $740 млн до $40 млн за один год
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]