[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Alexander Marfitsin", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u0432\u044c\u044e","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","adobe","\u043c\u043e\u0443\u0448\u043d_\u0434\u0438\u0437\u0430\u0439\u043d","after_effects"], "comments": 19, "likes": 15, "favorites": 20, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20789" }
Alexander Marfitsin
6 936

«Нашими инструментами пользуются Google, Facebook, Twitter и Amazon»

Интервью с руководителем студии моушн-дизайна Toongoose и основателем компании Extrabite

Поделиться

В избранное

В избранном

Обозреватель vc.ru поговорил с руководителем студии моушн-дизайна Toongoose и основателем компании Extrabite Николаем Скавинским и выяснил, как развивается моушн-дизайн в России, в чём особенность этой сферы бизнеса и как продавать продукты крупнейшим зарубежным ИТ-компаниям.

Как ты пришёл в предпринимательство в целом и сферу моушн-дизайна в частности?

У меня инженерное образование, я закончил Московский технологический университет. Но мне с детства нравилось снимать ролики, мы в 13-14 лет сделали первый мультфильм, достаточно низкого качества, конечно. Подвернулась возможность подрабатывать на съёмках в институте. До этого я подрабатывал переводчиком технической литературы и патентов.

Мне показалось, что снимать это круто. Я начал делать устройства, которые можно использовать на фото- и видеосъёмках. А потом съёмки разонравились, стали появляться заказы на анимацию, я стал фрилансером.

Я никогда не стремился стать предпринимателем. Просто так получилось, что не могу делать всё сам, пришлось организовываться, а затем и выключить все попытки делать всё своими руками и работать с профессионалами.

У меня есть хороший пример — мой отец. Он почти всю жизнь работал предпринимателем. Я смотрел на него и понял, что это нормально и возможно.

Когда появился Toongoose — твоя нынешняя компания?

Toongoose появился в 2014 году. Мы до этого назывались Drugdealers. Достаточно забавное название, из-за которого у нас были сложности при работе с иностранными клиентами. Присылаешь им финансовые документы — они смотрят и видят drugdealers.ru. И когда пошло больше заказов и сам формат творческого объединения себя изжил, я решил основать Toongoose и стал строить её как нормальный бизнес, компанию.

Почему гусь (goose) в названии?

Это интересная история. Однажды мой иллюстратор поставил себе в Twitter статус «Я Алексей, рисую гусей». Ну я и предложил нарисовать ему гуся. В итоге мы стали добавлять гусей во все наши ролики и научились хитро их скрывать. В некоторых роликах есть по 8 гусей, сейчас мы их даже не найдем.

Однажды он нарисовал картинку с названием «генерал тунгусь» и когда пришла пора обновлять компанию, я почему-то решил использовать название Toongoose. Вот мы и стали его использовать.

Ты сказал, что изначально у вас было творческое объединение и только потом вы трансформировались в бизнес. Когда ты основал Toongoose, то воспринимал это как стартап или как обычную компанию?

Ни то ни другое. Я ощущаю свою компанию как продолжение себя, как то дело, которым я не могу не заниматься. Мы точно не работаем как стартап, у нас нет инвестиций, но мы работаем со стартапами. Toongoose — просто компания, бизнес. Тут нет ничего инновационного.

Чем отличается моушн-дизайн и видео с точки зрения применения на практике?

В целом области их применения пересекаются. Можно сказать, анимация позволяет показать те вещи, которые при съёмке стоят очень дорого или вещи, которые снять практически невозможно. Анимация хорошо подходит для бизнесовых историй, когда тебе нужно показать какие-то данные, связи между ними. На это есть запрос.

Так выглядит процесс создания ролика

А много ли в этой сфере самоучек? Можно ли в России научиться этому в специализированных вузах или на курсах? Или тут всё решает только практика?

Конечно, научиться можно. Это не только опыт и практика. Можно и нужно учиться, если ты понимаешь, что движешься в этом направлении. Например, в Scream School есть факультет моушн-дизайна. Оттуда выходят люди, которые стали классными дизайнерами и те, у кого ничего не получилось.

В нашей области много самоучек, но на определённом этапе каждый придёт к тому, что нужно учиться в специализированных заведениях. Как по мне, если ты вырастешь из самоучки, как человек, который осознанно стал изучать эту область, то достигнешь больших высот.

В России много хороших специалистов в сфере моушн-дизайн?

Да, хороших профессионалов много. Честно говоря, я перестал воспринимать таких людей как конкурентов. В России и СНГ много сильных специалистов в компьютерной графике. Если ты посмотришь на уровень оформления заставок федеральных каналов, то увидишь, как всё изменилось. Уровень 1997 года и 2016 года — совершенно разный.

Продолжая разговор про российский рынок, интересно узнать, кто в основном ваши клиенты и каким сферам в принципе нужен моушн-дизайн по спросу?

70% заявок на ролики приходят из России. Но из числа реализованных 70% приходится на зарубежных клиентов. Получается такой принцип Парето. Мы больше работаем с иностранными клиентами, но в этом году мы делали много интересных проектов для российских компаний.

У многих есть спрос на моушн-дизайн. Важно то, как ты сможешь придумать, как использовать моушн-дизайн для той или иной задачи. В основном к нам приходят ИТ-компании, для большинства объясняющие ролики стали стандартом де-факто.

Например, в этом году мы работали с Castrol, делали для них ролики, которые рассказывают о работе моторного масла. Конечно, делать для этого полноценную съёмку было бы дорого и сложно. Компьютерная графика позволила нам реализовать задуманное.

Получается, что в основном ваши клиенты — это ИТ-компании?

Да. У нас было несколько клиентов из других сфер, но они тоже связаны с технологиями. Мы заточены под это. Все люди, которые у нас работают, обладают техническим образованием или опытом работы. Нам легко общаться с программистами, менеджерами на одном языке.

Объясняющее видео для Parallels Mac Management

Рассказывая про проект для Castrol ты заметил, что тогда не было смысла делать полноценное видео. Можно как-то определить, когда надо делать живое видео, а когда компьютерную графику?

Хороший вопрос. На самом деле, мы хотим в 2017 году попробовать заняться съёмками, потому что понимаем, что иногда съёмки более информативны, чем моушн-графика.

Иногда возникают креативные концепции, в которых хотелось бы видеть настоящих людей, которые рассказывают живые истории. В целом это вопрос бюджетов. Полноценные видеосъёмки довольно дороги. Всё зависит от задачи. Если мы поймём, что съёмки предпочтительнее, значит будем использовать их.

Насколько российский рынок моушн-дизайна в плане исполнителей вырос в последние годы? Какие у него есть перспективы?

Я думаю, рынок вырос очень сильно. Если брать условный 2011 год и текущий момент, то сильных моушн-дизайнеров стало больше. Мы следим за рынком, у нас есть база ребят, чьи работы мы постоянно просматриваем, мы подписаны на русских ребят в том же Behance.

Перспективы мне не кажутся такими же безоблачными, как 5 лет назад. Тогда моушн-графика была новинкой, в то время появился тренд на инфографику, объясняющие видео. А сейчас моушн-дизайн потерял флёр новизны и хайпа, он стал инструментом, как Power Point. Моушн-графика всё больше движется в утилитарную область.

А может ли моушн-графика измениться или появится совершенно новый формат, который его заменит?

Мне кажется, всё будет иначе. Моушн-графика — хороший инструмент, есть большой запрос на рекламу в социальных сетях и видео в горизонтальном формате. Моушн-графика будет просто адаптироваться к задачам клиентов.

Как работается с зарубежными клиентами?

С точки зрения валютного контроля и проведения сделок никаких проблем нет. Просто отправляешь скан договора, банк подтверждает, деньги поступают. Я вообще не делю клиентов на иностранных и российских. Только вчера я встречался с одним из клиентов из США. Я достаточно свободно говорю по-английски, поэтому в общении с ними у меня проблем нет.

Одно время мы работали с австралийским агентством, с ними было сложнее общаться. Из-за ментальности, культурных особенностей. Мы сейчас перестали с ними работать и я даже не могу сказать почему.

С европейцами и американцами работать проще?

У нас были моменты, когда европейцы говорили «да, было бы здорово с вами поработать, но нам нужна студия поблизости». Такие проблемы иногда возникают, но очень редко. В основном, клиенты из США.

Поговорим о команде, которую ты сформировал. Расскажи, сколько человек работают вместе с тобой?

Сейчас, не считая меня, постоянно работают 5 человек. Остальных ребят мы подключаем от проекта к проекту, берём их из нашей базы фрилансеров. Людей находил органично. Например, с иллюстратором я знаком давно, мы с ним начинали рисовать комикс. В итоге мы его не нарисовали, но стали делать ролики.

Аниматора я нашёл в чате. С продюсером просто познакомился. Она никогда не занималась продюсированием, но я понял, что этот человек который нам нужен. Сценариста и ассистента мы нашли через сообщество After Effects. Мы устраивали набор, предлагали выполнить тестовое задание. И нашли отличных сотрудников. Сейчас присматриваемся ещё к паре людей.

Мы не смотрим на образование, иногда даже не смотрим портфолио. Самое главное — понимать, что у человека в голове.

Вы работаете в офисе или удалённо?

У нас есть место в Москве, где мы можем встречаться несколько раз в неделю. Но по большей части все работают удалённо. Есть ребята из Новосибирска, которые не могут к нам приехать.

С самого начала была идея, что нужно существовать «в облаке». Если нам нужно, мы будем встречаться. Но мы должны уметь работать и без этого.

Я считаю, если ты не можешь организовать работу удалённо, то всё, что тебе остаётся это ставить за каждым человеком супервайзера с палкой — это такая очень российская модель управления. Считаю, что практически любую компанию можно организовать по распределённому принципу. Есть куча книг и хороших примеров, как это сделать.

То есть можно сказать, что удалённая работа — это хорошая проверка на самоорганизацию человека?

Да. Это не совсем проверка. На самом деле, любой человек может, если предоставить ему условия и дать осознание того, что он делает правильное дело, что его компетенция важна и нужна. Чтобы человек был значимым. Не важно, где он сидит — на кухне или в офисе, важно, как он раскрывается.

Каким оборудованием и программным обеспечением вы пользуетесь?

Всё стандартно. С точки зрения WIndows или Mac — не важно, на Linux мы не сидим. Основной рабочий пакет — Adobe Creative Cloud и Cinema 4D. Этого более-менее достаточно.

Получается, что если у человека есть более-менее нормальный компьютер и набор программ, он может заниматься моушн-дизайном?

Всё зависит от задачи. Если мы говорим про 3D-графику, то там нужны мощности для рендера. С 2D графикой справится даже средний компьютер. Не обязательно иметь топовый MacBook Pro.

Если работать с ноутбуков, то бывает, что упираешься в ограничения свободного места. Сейчас мы задумались купить пару производительных и вместительных рабочих станций для задач по 3D.

Когда путешествую, то работаю с ноутбука и телефона.

Поделись самым запоминающимся проектом, который вы делали?

В 2014 году мы делали проект для Adidas, где нужно было взаимодействовать с digital-командой. Мы делали очень сложные шаблоны для роликов, которые собираются на сайте на основе фотографий пользователей Instagram. Этот проект вытянул из нас все жилы, потому что очень сложно было всё придумать, а наш дизайнер вообще был в Оренбурге и не мог приехать в студию. В процессе работы я создал инструмент Origami, который я выпустил в этом году.

Ролик для проекта Adidas ZX FLUX

Это действительно интересный проект и мне нравится, что получилось в итоге. Это было круто, я не зря страдал.

Ещё один интересный проект был, когда нам заказали 10 минут моушн-графики. Для нас это было в новинку, потому что обычно мы делаем ролики по одной минуте и рабочий процесс нам понятен. А тут надо сделать 10 минут, надо всё спланировать. Это заставило меня по-другому взглянуть на все наши процессы, на то, как мы это делаем. Повлиял на подход к управлению компанией.

Теперь я знаю, сколько времени и денег занимает создание конкретного ролика. Я стал относиться к этой работе как к любому другому бизнесу. И это работает.

Расскажи о паре-тройке проектов для известных западных брендов?

Наши самые интересные проекты сделаны с российскими компаниями. Например, наш постоянный клиент — компания Acronis. Мы сделали для них много роликов за 3 года и вместе растём. Мы делали два ролика для Bookmate, они нам очень нравятся. Они не ограничивали нас в творческом плане и позволили сделать круто. У нас много маленьких проектов для зарубежных брендов под NDA.

Видео о программе Acronis True Image

Крутые проекты мы сделали для Extrabite — моей второй компании. Мы делали ролики для Extrabite на протяжении всего 2016 года и получилось очень круто. Работа над ними была самой запоминающейся и приятной, потому что я абсолютно чётко осознавал, зачем мы это делаем. В итоге получились классные продукты.

Как раз хотел задать тебе несколько вопросов о твоей второй компании. Изначально вы это делали как инструменты для себя или же сразу планировали продавать их остальным?

Практически первое, что я сделал в After Effects — написал скрипт. Мы делали короткометражку с моим другом и нужно было сделать очень сложную систему. Я начал программировать под After Effects, а уже потом начал заниматься графикой.

Первый продукт, который я в 2013 году сделал для оптимизации рабочего процесса, это Gridder. Я выложил его на сайт aescripts по модели «назови свою цену». И люди платили. С этой моделью я выпустил 3 таких продукта разной степени успешности. Общий объём скачиваний более 12 тысяч раз.

Честно говоря, я не хотел монетизировать это, долгое время для меня это было отдушиной, областью, где я занимаюсь тем, что нравится просто так. Всё изменилось, когда я начал по-другому смотреть на то, чем занимаюсь. Я понял, что слишком погряз в рутине и стал искать способы сделать из Toongoose компанию, от которой меня прёт.

И совершенно органично родился наш первый продукт GifGun. Он появился в результате инсайта, когда мы сидели в студии. Я тут же позвонил человеку, которого видел два раза в жизни. Почему-то понял, что он мне нужен для этого проекта. Мы с ним сделали GifGun за полтора месяца и поняли, что людям это нужно, они готовы за это платить.

После этого мы сделали ещё два продукта, сейчас работаем над новыми. У меня не было далеко идущего плана, я сделал, что мне нравится и это выросло в нечто большее. Мне помогли классные профессионалы, которые окружают меня, они сделали Extrabite лучше, чем сделал бы я сам.

Ролик об инструменте Origami — продукта второй компании Николая Extrabite

На сайте Extrabite указано, что этими продуктами пользуются Amazon и Google. Получается, что они применяют их при рендеринге, работе над роликами?

Да, их используют креативные отделы, моушн-дизайнеры Google, Facebook, Twitter, креативный отдел Amazon. Наши лицензии купили в Animade, The Mill, Cub Studios – Это очень большие и интересные студии, чьи работы являются для нас примером. Меня очень вдохновляет, что они пользуются нашими продуктами.

То есть, когда мы видим какой-то объясняющий ролик Google, то, вероятно, при его создании они пользовались одним из трёх ваших инструментов?

Например, Gif Gun часто используют для утверждения каких-то шотов. Есть возможность, что наши инструменты были использованы при создании ролика. Но это не обязательно видно в результате.

Тот же Origami это очень ситуационная штука, которая используется достаточно редко.

Gif Gun покупают PR-агентства, фрилансеры, дизайнеры интерфейсов — все, кому нужно быстро сделать гифку.

Не боишься, что будешь вынужден оставить одну компанию в пользу другой?

Я думал об этом. Но не буду переживать, если пойму, что занимаюсь только одной компанией. Между Toongoose и Extrabite много точек соприкосновения и я работаю над тем, чтобы сделать из этого общую историю. Я за свою жизнь сменил много занятий и кругов общения, занимался скалолазанием, альпинизмом, создал большое сообщество слэклайнеров. Из всех из них я ушёл ради чего-то нового.

Если я уйду из компании, которую сделал, то не буду переживать. Вот если она загнётся и пойдёт в разнос, после того как я уйду, то я расстроюсь. Для меня важно, чтобы компании смогли работать без меня. Это идеал, но я не уверен, что он достижим.

И наш последний, традиционный вопрос — на какой машине ездишь?

Ни на какой. Я получил права два дня назад.

#Интервью #стартапы #adobe #моушн_дизайн #after_effects

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления