[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0440\u0435\u0433\u0438\u043e\u043d\u044b","\u0441\u0430\u0445\u0430\u043b\u0438\u043d","\u0431\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441_\u043d\u0430_\u0441\u0430\u0445\u0430\u043b\u0438\u043d\u0435"], "comments": 44, "likes": 14, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20820" }
Daria Khokhlova
5 014

Каково быть единственным стартапом на Сахалине: рассказ основателей «РокетГо» о ведении бизнеса в регионе

Основатели сахалинского туристического сервиса «РокетГо» Хиун Ким и Вадим Митьковец написали для vc.ru колонку о том, как компания развивает бизнес на Сахалине, каковы плюсы и минусы работы в регионе и как устроено ИТ-сообщество на острове.

О сахалинских перспективах

Сахалинская область — не «айтишный» регион. Три самых крупных бизнес-направления на острове — это нефтегазовые проекты («Сахалин Энерджи» и Exxon), торговля морепродуктами и строительство. Основные денежные потоки генерируют они, а остальные предприниматели их обслуживают. Большое количество бизнесов еще с 1990-х годов было ориентировано на иностранцев, потому что и «Сахалин Энерджи», и Exxon создавались зарубежными подрядчиками, однако с точки зрения технологий они так и остались в 1990-х годах.

Компания «Сахалин Энерджи» была создана в 1994 годы. По соглашению о разделе продукции иностранные акционеры «Сахалин Энерджи» вкладывали средства в разработку месторождений и развитие компании, чтобы потом вернуть их газом и нефтью.

Поскольку инвесторы знали, что средства они вернут, они не скупились, и до 2007 года, когда в состав акционеров «Сахалин Энерджи» вошел «Газпром», выкупив 50% плюс одну акцию компании, деньги лились рекой. Потом началась экономия, а дорогих иностранных специалистов стали понемногу заменять на российских сотрудников с материка — из Москвы, Санкт-Петербурга, Владивостока и других крупных городов.

Нефтяной бум закончился давно, но теперь начинается другой — туристический. Сахалин стал «Территорией опережающего развития», и местная туристическая инфраструктура получит 16 млрд рублей, из которых 10 млрд даст правительство Сахалинской области, а остальное — частные инвесторы.

Мы тоже надеемся заработать на туризме, и весной 2016 года начали работу над сервисом, который помогает приехавшим на Сахалин туристам получить любую услугу — пополнение скипасса, покупка авиабилета, тур, экскурсию, вызов такси, доставку морепродуктов и другой еды — всё, что может понадобится на отдыхе. Стоимость услуг для пользователей такая же, как при заказе напрямую. Мы заработаем за счёт комиссии, которую дают партнеры.

Об интернет-компаниях

Технологических стартапов вроде нашего на Сахалине больше нет. На острове пользуется популярностью якутский стартап Indriver. Это сервис заказа такси в формате аукциона: пользователи сами назначают цену поездки, а потом выбирают водителя из тех, кто откликнулся.

Ещё есть сервис доставки еды, наподобие московского Delivery Club, но это не стартап, а проект медийной компании Sakh.com. Мы сами хотели сделать такой сервис, но Sakh.com оказался быстрее, а бороться с главным сахалинским медиа нет смысла.

Ещё один местный бизнес, который частично ушел в онлайн — сеть цветочных магазинов Candy Rose, которая принадлежит одному из нас (Вадиму Митьковцу). Собственно, мы так и познакомились: один был подрядчиком (Хиун Ким), который делал для другого онлайн-сервис доставки цветов givemeflower.ru.

Ещё один заметный представитель интернет-торговли на Сахалине — магазин Palladi.ru. Он занимается продуктами питания и товарами для дома. Остальные онлайн-предприниматели занимаются мелкой торговлей и делают это через Instargam. На острове есть много так называемых «инстамаркетов», и через них предприимчивые люди продают, например, одежду или чехлы для телефонов.

Специфика региона такова, что интернет-торговля часто не имеет смысла. Дешевле сделать заказ в крупных интернет-магазинах с материка, вроде Lamoda, а проще самому съездить в магазин. Столица области — Южно-Сахалинск — совсем небольшой город, здесь живет 200 тысяч человек, а во всей области — всего 580 тысяч человек.

О кадровом голоде

Наш третий партнер Илья Пак, который занимался написанием приложения, работал в компании «Сахалин Энерджи». Почти все лучшие ИТ-специалисты на Сахалине работают либо в «Сахалин Энерджи», либо в другой нефтегазовой компании — Exxon.

В компании «Сахалин Энерджи» ИТ-отдел насчитывает около 100 человек. В Exxon большая часть ИТ-систем поддерживается на глобальном уровне, и ИТ-специалистов там не больше 20 человек. Все эти люди — чуть больше сотни человек — в общем-то, и есть всё ИТ-сообщество острова. Так что если вы запускаете на Сахалине стартап, то одним из ваших партнёров, скорее всего, будет «нефтяник».

Сначала мы этого не осознавали и искали разработчиков iOS- и Android-приложения по всему острову. Откликнулись 20 человек, и мы всем направили тестовое задание и готовы были за него заплатить, но с заданием никто не справился. Люди говорили «Делаем!», мы ждали, но результата не было.

Потом мы разместили объявления на биржах фрилансеров fl.ru и freelancer.ru, но как ни странно, разработчики из России откликались редко, а в основном писали из Узбекистана, Киргизии, Казахстана, и все требовали предоплату 50%.

В итоге мы разговорились с коллегой по работе, который занимался проектированием скважин, а в качестве хобби программировал. Это и был Илья Пак, с которым мы сработались. Пока один из нас (Хиун Ким) тоже работал в «Сахалин Энерджи» мы днём в перерывах обсуждали приложение, а вечером после работы писали код и искал баги. Наше приложение для iOS написано на языке Swift, приложение для Android — на Java. Серверная часть приложения написана на PHP и Python. На написание первой версии мы потратили месяц, и ещё несколько месяцев ушло на доработки.

Не знаем, связано ли это с региональной спецификой, но эквайринговую компанию найти было ещё сложнее, чем программиста. Подключиться к системе эквайринга гораздо сложнее, чем написано на сайтах этих систем. В начале августа мы начали переговоры с 10 компаниями, и только в конце октября мы подписали договор с одной из них — PayOnline.

Компании отказывали без объяснения причин. Процесс осложнялся тем, что нужен был приём платежей не только от россиян, но и от иностранцев (мы рассчитываем на туристов из Китая и других стран Азии), но оказалось, что очень мало компаний могут это организовать. В какой-то момент казалось, что мы вообще не сможем найти эквайера, и вся идея разрушится.

О пользе изоляции

Во время разработки приложения мы вдохновлялись примером американского стартапа Magic, который выполняет любые заказы в формате SMS-переписки. Билеты в театр, подачу вертолета — всё что угодно ты можешь заказать, отправив SMS. Такая же идея была у двух его российских клонов — Getmagic.ru и Magicnow.ru. Но чтобы исполнять любые желания людей по всей России, нужны огромные инвестиции, поэтому один из проектов закрылся, а про второй мы ничего не знаем. Наш сервис работает только на Сахалине и только в сфере туризма.

В узкой нише формат чата, наоборот, помогает сберечь средства. Мы автоматизировали оплату скипассов в курорте «Горный воздух» (главный центр туризма на острове) и поиск авиабилетов. Остальные услуги — туры, заказ такси, доставка еды — заказываются в чатах.

Заказы принимают два оператора, и мы — основатели проекта. Почему так? Сейчас мы только предполагаем, какие услуги окажутся самыми востребованными, и какие сценарии возможны при заказе этих услуг. Когда мы будем знать — автоматизируем и их.

Удалённость от центральной России в какой-то степени избавляет от шаблонов. В азиатские страны долететь проще, поэтому мы часто бываем, например, в Корее. Работа в международных компаниях тоже способствует общению с иностранцами — у нас были проекты с командами из США, Голландии и Малайзии.

Особых стандартов в работе мы не придерживаемся — используем то, что удобно. Для совместной работы используем Trello, а после того, как вышла iOS 10, активно пользуемся совместными заметками. Среди существующих CRM нам ничего не подошло, и мы написали собственную. Решение для работы с чатами я нашёл, листая уже второй десяток страниц в выдаче Google — оно называется Intercom.

О помощи родных стен

Кажется, стартап можно развивать из любого места. Некоторые целыми командами выезжают работать на какой-нибудь курорт. Но несмотря на то, что на Сахалине очень живописно, никому не придёт в голову приезжать сюда именно для работы, потому что жить здесь дорого, и девять месяцев в году стоит зима. В октябре выпадает первый снег и сходит только в мае. Купаться можно только в июле и августе. Почти все мужчины рыбаки. У молодежи считается позором не уметь кататься на горных лыжах или сноуборде.

Мы выросли здесь и исповедуем принцип «Где родился, там и пригодился», тем более что наш стартап поддержало правительство Сахалинской области. Не то чтобы кто-то выделил нам деньги на развитие (мы развивались на свои средства) или водили нас за ручку на встречи с потенциальными партнерами, но в Министерстве спорта, туризма и молодежной политики после нашей встречи с министром проект признали полезным для развития туризма. Нам это сильно помогло в переговорах с местными предпринимателями, далекими от технологий.

Даже если вы единственный в своем регионе или городе стартапер, переезжать в крупный российский город или вообще за границу — не всегда лучший выбор.

В 2017 году мы надеемся выйти в ноль — в основном, за счет продажи скипассов. В следующих сезонах надеемся заработать — уже на продаже туров. Дальнейшие планы — настроить все бизнес-процессы на Сахалине и с наработанным опытом выйти в другие города России и в страны Азии — в Корею, Китай, Таиланд и Японию.

#Колонка #регионы #сахалин #бизнес_на_сахалине

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления