[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 43, "likes": 23, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20838" }
Никита Евдокимов
14 940

Как руководитель ИТ-студии из Орла оспорил решение ФАС

Ведомство потребовало убрать баннер с изображением кода из-за английского языка

Редакция vc.ru связалась с руководителем орловской студии разработки Stork Михаилом Паулкиным, который рассказал о том, как добился отмены решения Федеральной антимонопольной службы о ликвидации баннера, где был изображен программный код. По мнению сотрудников ведомства, на изображении должен был быть указан русский перевод записи.

Михаил Паулкин

Орловская студия Stork работает с 1997 года. В активе компании создание сервиса RuTube и разработка MMORPG «Дозоры» по мотивам романов писателя Сергея Лукьяненко. Сегодня в ней работает 40 человек, однако по словам руководителя компании Михаила Паулкина, компании постоянно требуются новые сотрудники.

«У нас всегда есть потребность в хороших разработчиках. Мы находимся в регионе, поэтому поиск талантливых сотрудников происходит гораздо тяжелее, чем в той же Москве. Зачастую приходится выманивать молодых ребят из вузов, брать их к себе на поруки и обучать, потому что те, кто образован, сразу сваливает в Москву», — рассказывает он.

Кроме того, в Орле расположено еще несколько ИТ-компаний, которые конкурируют за хороших специалистов. Поэтому Stork.ru решила привлечь внимание студентов, разместив объявление о приеме на работу на баннере рядом с институтом информационных технологий Орловского государственного университета.

«Мы сидели в офисе, смеялись, генерировали идеи. И один разработчик в качестве шутки придумал представить объявлении в виде строчки кода на C++. Мы решили, что это вполне удачная идея. Дизайнер сделал макет и мы передали его в рекламное агентство», — рассказывает Паулкин.

Макет объявления для баннера

Первого сентября 2015 года баннер появился на рекламном щите неподалеку от вуза. Однако уже в ноябре рекламной конструкцией заинтересовались инспекторы Федеральной антипомонольной службы. По их мнению, компания разместила не объявление, а рекламу. Поэтому в соответствии с федеральным законом «О рекламе» текст на английском языке должен был быть переведен и продублирован на русском языке. Представителей Stork вызвали в управление ФАС для дачи объяснений.

«Мне кажется, они действовали автоматически — увидели что-то не на русском языке и стали поднимать панику, — рассуждает Паулкин. — Когда они нас первый раз вызвали, чтобы пообщаться, у меня была надежда, что мы поговорим, быстро уберем недопонимание и решим ситуацию».

Мы доказывали, что это объявление, а не реклама и что на баннере изображен язык программирования. Мы предложили внизу мелко приписать по-русски перевод. Мы хотели пойти им на встречу, чтобы быстро решить проблему без всяких юридических боданий.

— Михаил Паулкин

Однако переговоры не удались и 25 января 2016 года ФАС вынесла предписание убрать баннер и возбудить дело об административном правонарушении, признав рекламу недобросовестной. Паулкин отказался подчиняться решению ФАС и стал готовить обращение в арбитражный суд.

«У меня есть принципиальная позиция: я никогда и никому не собираюсь давать взяток. Если можно договориться до суда, это замечательно. Если люди договариваться не хотят, то я никогда с чиновниками не заигрываю. Если они занимают жесткую позицию, а я не согласен: я буду биться до конца. И такое уже в моей жизни было неоднократно, и в этот раз я был настроен решительно», — комментирует свое решение Паулкин.

По словам руководителя Stork, он прекрасно понимал, что находится в «серой зоне», и публикует объявление, которое не четко регламентируется законодательством. «Мое убеждение таково, что чиновники должны следовать букве закона буквально. Если в законе что-то не написано, то они не должны подтаскивать "серую зону" под закон. И они не имеют права туда уходить», — рассказывает он.

Когда уровень компетентности местных чиновников опускается ниже плинтуса, то отсюда мы получаем все существующие проблемы регионов. Как недавно по Facebook гуляла фраза: «Настало время низкокомпетентных и высокоэнергичных людей». Это и было обидно.

По мнению адвоката Stork, шансы выиграть процесс — 50 на 50. «Когда мой знакомый адвокат начала изучать решения арбитражей, то она выяснила, что такой практики еще не было. Поэтому ей было интересно выиграть дело. У меня были опасения, что арбитражный суд может не захотеть вникать во все эти тонкости, соответственно мы были готовы идти в кассационный и апелляционный суды».

Чтобы выиграть дело, адвокату Stork нужно было доказать, что размещенный на баннере текст не является иностранным языком. Соответственно, он не требует дублирования на русском языке, и в этом случае реклама не является ненадлежащей. Для этого адвокат провела экспертизу надписи, обратившись к разработчику и доценту кафедры «Информационные системы» Орловского государственного университета.

Указанное изображение на рекламной конструкции представляет собой фрагмент (строку) программной разработки, написанной на языке программирования С++. Данная разработка в полном виде является своего рода тестом для специалистов в области программирования с целью предложения им трудоустройства и определения их профессиональных навыков.

Такие тестовые программы широко используются при приеме на работу специалистов-программистов и позволяют определить уровень их профессиональных навыков. Визуально программная разработка выглядит как оригинальный набор знаков, символов, выстроенных в определенной последовательности, в результате нарушения которой или указания на другом каком-либо языке, отличном от языка программирования С++ , происходит сбой программы. Таким образом, пользователь, не владеющий языками программирования, не может пройти эту тестовую программу.

<...> изображение, размещенное обществом на рекламном баннере, не является надписью или текстом на иностранном языке, а представляет собой фрагмент кода компьютерной программы, выполненной на языке программирования С++.

— из решения арбитражного суда Орловской области

Затем адвокат попросила провести экспертизу доктора филологических наук, доцента кафедры английской филологии Орловского государственного университета, которая пришла к выводу о том, что «использование в тексте нехарактерных для английского языка знаков препинания, отсутствие местоимений, артикля и окончания, слитное написание слова goto свидетельствуют о том, что данный текст нельзя считать выполненным на английском языке».

Судья, согласившись с доводами компании, отменила решение ФАС. «Она внимательно выслушала аргументацию каждой стороны и доводы ФАС ей показались крайне неубедительными. Если я правильно понял, сотрудники были некомпетентны. Они пытались привлечь экспертов, в том числе и экспертов по рекламе, но их позиция была неубедительна», — рассказывает Паулкин.

Я уже неоднократно судился, но сейчас убедился вновь: арбитраж работает. Чем мне понравилась судья в Орле: она обстоятельно разобралась с материалами дела. Да, заседание затягивалось, переносилось, ей нужно было время. Но она вдумчиво подошла к этому. Конечно, у нас не прецедентная система права, но так или иначе все эти дела собираются, накапливаются, и будущие арбитражи могут руководствоваться этой практикой при выяснении своих решений. Поэтому судья понимала, что ее решение ляжет в основу будущих дел и на него будут опираться.

— Михаил Паулкин

После этого сотрудники ФАС направили апелляцию в суд высшей инстанции, которое оставил решение в силе, а 14 декабря 2016 года арбитражный суд центрального округа также оставил кассационную жалобу ФАС без удовлетворения.

Больше всего в этой ситуации Паулину жалко потраченного времени — и своего, и сотрудников ФАС. «Мы потратили год, чтобы с ними бодаться, мы платили деньги адвокатам, тратили свое время, чтобы этим всем заниматься. Со стороны ФАС кто-то же получал зарплату: человек сидел, ковырялся со всем этим делом — они даже после первого проигрыша не отказались», — рассказывает он.

По словам Паулкина, он не удивится, если сотрудники ФАС продолжат тяжбу, но сейчас он рад, что ему удалось доказать свою правоту и избавиться от груза. «Когда мы выиграли, это было чувство глубокого морального удовлетворения. Как будто отрезали камень, который висел на шее и тянул меня. Сейчас одним камнем на шее стало меньше», — заключает он.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления