[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0444\u043b\u0430\u0439\u043d"], "comments": 4, "likes": 17, "favorites": 29, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20868" }
Никита Евдокимов
8 374

Итоги года: 9 лучших историй о российских офлайн-предпринимателях за 2016 год

Редакция vc.ru выбрала 9 самых популярных историй о российских предпринимателях из рубрики «Офлайн», опубликованных за год.

1. Владимир Фиронов, Chillin'z brewery

Владелец крафтовой пивоварни из Челябинска Владимир Фиронов запомнился читателям vc.ru историями о своей предпринимательской молодости и способах заработка, которые иногда оказывались не вполне законными.

В 2008 году он вдвоем с другом открыл бутик по продаже китайских реплик известных марок одежды и заработал 1,5 миллиона рублей за два месяца. Партнеры закупались на московском рынке «Лужники», где оптом продавалась одежда из Китая. Со временем они обнаружили, что владельцы городских монобрендовых бутиков модной одежды от известных марок также закупаются на этом рынке, выдавая подделки за настоящие вещи от Hugo Boss и Armani.

Впоследствии он вышел из этого бизнеса и решил работать по франшизе с производителем российского бренда дизайнерской одежды Exxtra. Он открыл точку в Челябинске, однако, почти сразу начались проблемы.

Фиронов заказал одежду из новой зимней коллекции, но компания прислала остатки летней коллекции двухлетней давности. История повторялась неоднократно, и в конце концов из-за отсутствия спроса предприниматель прогорел и потерял почти три миллиона рублей. Но это помогло ему мобилизироваться и построить новый бизнес.

2. Иван Тимшин, Illuminart

Сооснователь кировской компании Illuminart Иван Тимшин разработал технологию производства прозрачного бетона. Опытные образцы он создавал «на коленке» в своем гараже, а затем при помощи партнеров открыл цех.

Первый предпринимательский опыт у Тимшина не удался из-за ссоры с партнерами и отсутствия рынка сбыта: о новом материале никто не знал, а производители не обладали достаточными навыками для его продвижения.

В 2015 году к Тимшину обратился друг детства Станислав Дюкин и предложил вложить деньги в его компанию. Кроме того, из Новой Зеландии вернулся брат Тимшина, который занялся продвижением продукта. В конце концов, материалом заинтересовались московские архитекторы и дизайнеры. После появления продукта в программе «Квартирный вопрос» месячный оборот компании увеличился со ста тысяч до пяти миллионов рублей, а компания задумалась о расширении производства и создании нового материала — прозрачного дерева.

3. Михаил Козенко, Volgabot

Школьник из Волгограда превратил свое хобби в бизнес, открыв производство 3D-принтеров. В 2014 году, когда ему было 14 лет, он заинтересовался конструированием и собрал из подручных материалов свое первое устройство. Постепенно улучшая продукт, он нашел поставщиков деталей и компонентов — из России и Китая. В результате он изготовил коммерческую версию 3D-принтера и назвал ее Volgabot.

Чтобы открыть компанию, ему потребовалось 40 тысяч рублей — часть этой суммы он занял у родственников, часть заработал сам. С осени 2015 года он продал 14 устройств и выручил около 1,5 миллионов рублей. Сейчас предприниматель собирается расширить линейку продуктов и предложить новые модели ценообразования.

4. Тос Мовсисян, Boft

В 2014 году, когда ему было 24, он вместе с друзьями придумал и выпустил автомат для печати фотографий из Instagram. Они собирались устанавливать устройства в торговых центрах, однако из-за отказов руководства самых крупных площадок от этой идеи пришлось отказаться.

Им на встречу пошел дизайн-завод «Флакон», предложив разместить автомат на своей территории, а когда устройство стало популярным и новость о его появлении попала в СМИ, торговые центры стали сами звонить предпринимателям, предлагая льготные условия размещения.

Общие вложения в Boft составили восемь миллионов рублей и проект окупился за полгода. Основатели также занялись развитием франшизной сети, прибыль от которой в 2015 году составила 180 миллионов рублей.

Сейчас Boft ведет переговоры с международными партнерами для выхода на американский и азиатский рынки: оказалось, что аналогичных устройств там еще нет.

5. Артем Маратканов, «Международный генеалогический центр»

Предприниматель запустил проект в сфере коммерческого исследования родословной для состоятельных людей — «Международный генеалогический центр». Средний заказ стоит шесть миллионов рублей — за эти деньги клиент получает эксклюзивную книгу в кожаном переплете с родословной и жизнеописанием родственников.

Для этого сотрудникам организации — архивистам, историкам, писателям и издателям — требуется несколько лет работы: они исследуют материалы фондов, архивные документы XIX-XX веков, чтобы узнать не только демографические данные человека, но и род его занятий, принадлежность к общественным движениям и так далее.

Чаще всего клиентами компании оказываются топ-менеджеры, собственники бизнеса, банкиры, владельцы строительных и «сырьевых», добывающих компаний. По словам Маратканова, сейчас у компании нет конкурентов, а процент успешно завершенных исследований у региональных игроков оказывается ниже.

6. Александр Севастьянов, «Инитиум»

Вместе с другом томский предприниматель на первом курсе медицинского университета разработал программное обеспечение для расшифровки ЭКГ на телефоне в режиме реального времени. Однако из-за отсутствия опыта проект не стал прибыльным, и Севастьянов устроился на наемную работу — сперва в «скорую помощь», а затем — в коммерческую организацию.

Позднее он открыл свое дело — продавал спортинвентарь и одежду в онлайн- и офлайн-сегментах, а когда бизнес встал на ноги — запустил еще несколько проектов и переложил задачи на команду.

Это позволило ему сосредоточиться на науке, и в 2015 году он собрал свои студенческие разработки и сконструировал прибор для диагностики нарушений стереоскопического зрения «ГлазаМер». Параллельно он открыл в Новосибирске свой акселератор «Инитиум» для проектов в области промышленных, биомедицинских и информационных технологий.

7. Кирилл Логачев, «Ябука»

В 2011 году предприниматель запустил в Москве сервис по ремонту техники Apple «Ябука», предназначенный для обслуживания корпоративных клиентов. У компаний были сложности с организацией ремонта: это был процесс, который требовал внимания и постоянного контроля.

Сперва требовалось найти надежный сервис, затем отвезти неисправную технику, дождаться окончания работ, привезти обратно и придумать, как расплатиться за услуги. В результате многие компании предпочитали покупать новые Macbook, вместо того, чтобы чинить вышедшие из строя.

Логачев предложил решение и снял «головную боль» корпоративных клиентов: в случае поломки сотрудник «Ябуки» забирал неисправную технику и сам привозил уже отремонтированную, а в конце месяца компания и сервис производили взаиморасчет по факту выполненных работ.

Спустя некоторое время Логачев передал операционное управление бизнесом партнеру и переехал в Монако, где открыл собственное маркетинговое агентство. Он рассказал vc.ru о жизни в Европе и о менталитете местных предпринимателей.

8. Андрей Жакевич, Gottlieb Schwarz

Московский предприниматель долго искал себя, занимаясь разными проектами (в том числе в ИТ-сфере), пока не увлекся созданием обуви. Первое время он читал форумы, смотрел обучающие видео и создавал модели для себя и своих знакомых.

Постепенно его работы стали пользоваться спросом, и он отправился учиться в Италию, в мастерскую известного сапожника Стефано Бемера. Вернувшись в Россию, он взял в банке кредит на миллион рублей, и в 2015 году открыл свою мастерскую и шоу-рум Gottlieb Schwarz, назвав компанию в честь безумного сапожника из произведения Жорж Санд.

Выручка предпринимателя за 2015 год составила восемь миллионов рублей. Всю обувь он изготавливает в Италии, но планирует переводить производство в Россию, если удастся найти подходящий цех.

9. Гузель Санжапова, Coccobello

Благодаря краудфандингу Гузель Санжапова открыла в небольшой уральской деревне Малый Турыш производство сладостей с оборотом в 6,5 миллионов рублей в год. Ее отцу досталась в наследство семейная пасека, и он не знал, что с ней делать. «Бросить было жалко, а заниматься производством меда не хватало времени», — поясняет Санжапова.

Тогда Гузель Санжапова уволилась с работы и узнала, как можно изготовить из меда крем-мусс. Она на собственные деньги купила в Германии оборудование и открыла в деревне небольшой цех, предложив местным бабушкам собирать ягоды для крем-меда.

Первое время местные жители отнеслись к ее инициативе с подозрением — им казалось, что она приехала «наживаться на умирающей деревне». Однако со временем Санжапова доказала им, что наоборот, хочет помочь деревне.

За счет пожертвований пользователей краудфандинговой платформы Boomstarter ей удалось расширить производство и создать дополнительные рабочие места. Она открыла детскую площадку, а сейчас собирается построить карамельную фабрику и общественную зону.

#Офлайн

Статьи по теме
Как волгоградский школьник открыл производство 3D-принтеров
«В конце концов я потерял три миллиона рублей»
«Моя семья вообще не верила, что у продукта есть жизнь»
«Сейчас за 20 тысяч рублей в час я даже консультировать не буду»
Предприниматель, который стал сапожником
«Европейцы не привыкли работать — и у них есть такая возможность»
«Один парень из Америки попросил продать ему сразу 50 устройств»
«Подделки принесли нам 1,5 миллиона рублей за два месяца»
«У нас был новый продукт, но мы не знали, кому он нужен»
История студента из Новосибирска, который запустил несколько компаний и открыл стартап-акселератор «Инитиум»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления