[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Sergey Babaev", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u044b\u043d\u043e\u043a_\u0438\u0433\u0440","gamedev"], "comments": 14, "likes": 12, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20979", "is_wide": "1" }
Sergey Babaev
3 296

«Если кто-то что-то безоговорочно утверждает, то, скорее всего, он просто в этом не разобрался»

Интервью сооснователя игровых компаний Nexters и Progrestar Андрея Фадеева

Поделиться

В избранное

В избранном

Ментор рубрики «Рынок игр» Сергей Бабаев поговорил для издания DTF с сооснователем игровых компаний Nexters и Progrestar Андреем Фадеевым о том, как концентрироваться на проектах и распределять ответственность, а также о когнитивных искажениях, аудиокнигах и подъемах до рассвета.

Сергей Бабаев: Андрей, привет. Мы с тобой в этом году уже беседовали на общие темы — от истории компании до твоих взглядов на работу и жизнь. Теперь хочется поговорить ещё раз, только уже не про бизнес, а больше в разрезе того, что ты за последний год узнал, понял для себя и какие выводы сделал.

Андрей Фадеев: За прошедший год я утонул в неожиданном для себя ранее состоянии «Я знаю, что ничего не знаю» и, если ты настаиваешь, готов поделиться своим незнанием. Но замечу — каждый должен проживать свой собственный опыт, и только он будет иметь ценность. Книги и статьи «Как заработать миллиард, не напрягаясь» (миллион сейчас слишком мелко) читать, безусловно, полезно. Однако любую подобную литературу без закрепления необходимых нейронных связей в мозгу при помощи переживания опыта на себе можно смело считать чепухой.

Следующее изречение сейчас можно считать моим жизненным принципом: «В теории, теория и практика — это одно и то же. Но на практике это не так»

Андрей Фадеев

Сергей Бабаев: Звучит интересно, но давай сперва с простых тем. В этом году вы (Nexters — прим. ред.) сосредоточились на оперировании ранее запущенных проектов и разработке одного нового?

Андрей Фадеев: Да, всё верно. В рамках компании Nexters мы запланированно снизили количество оперируемых продуктов и сосредоточились на ключевых. В соседних топиках про продуктивность очень верно подмечено, что человеческий мозг — довольно последовательная штука, и одновременное выполнение нескольких задач менее эффективно, чем концентрированная фокусировка на чём-то одном.

Поэтому каждая из наших команд независимо друг от друга на 100% возможностей делает исключительно свой продукт. Новый продукт мы тоже делаем отдельной командой, куда уж без этого, однако его мы пока оставим под завесой тайны. Подобный подход уже принёс свои плоды.

Сергей Бабаев: Одна из таких новых игр, например «Хроники Хаоса», уже проявила себя во «ВКонтакте». Выходит, год не прошел без успехов в бизнесе?

Андрей Фадеев: Не только во «ВКонтакте» — во всех российских сетях. В последнее время многие крупные российские разработчики фактически плюются на российские социальные сети «ВКонтакте», «Одноклассники» и «Мой Мир» из-за их местечковости. Facebook и глобальные мобилки выглядят более аппетитно. Мы решили, что если здесь снова прорвемся с продуктом, то победим и там.

В итоге компания Mail.Ru Group признала «Хроники Хаоса» лучшей в 2016 году. Это не потому что игра хорошая, а потому что прибыльная (хотя сейчас эти понятия неразрывно связаны). Пробить устоявшиеся гроссинг-топы «ВКонтакте», «Одноклассников» и «Моего Мира» оказалось достаточно сложно, но выполнимо. Теперь мы начинаем последовательный выход за рубеж и на мобилки. Деньги в России есть, причём неожиданно солидные. Поэтому стоит только захотеть — можно в космос улететь. А если чуть серьёзнее, то дорога в тысячу шагов всегда начинается с первого шага.

«Хроники Хаоса» в рейтинге лучших игр социальной сети «Одноклассники»

Сергей Бабаев: Ты с одной стороны говоришь, что несколькими делами сразу заниматься нельзя, и одна команда — один проект. Но есть узкое место — все разработки сходятся в тебе, а ты, следовательно, не так уж и сфокусирован.

Андрей Фадеев: Это возможно в рамках одной компании при независимых командах, достаточной автономности и упоротом лидере в каждой из таких команд, который отдается на все 100% одному продукту. Но если во главе компании существует главный директор, который внимательно смотрит то на одно, то на другое, в понедельник мотивирует одну команду, а во вторник — другую, то, на мой взгляд, дело скорее всего прогорит.

Я и сам когда-то грешил этим и описываю исключительно свой практический опыт. Энергию лидера стоит распределять либо равномерно по компании, либо не распределять вообще. В человеческом мозгу потери эмоционально дороже выигрышей. Поэтому если у команды был лидер, а потом он ушел в другую более интересную команду внутри компании, то лучше бы лидера в первой команде не было изначально.

Но даже со стратегией грамотного распределения ресурсов и фокусировки я все равно считаю невозможным делать тонны продуктов, как это было на заре социального и мобильных рынков. Если ты что-то делаешь, то люби это и отдавай этому 100% своего рабочего времени.

Сергей Бабаев: Про текущие дела примерно понятно. Остается пожелать «Хроникам» успехов на Facebook и мобайле. Давай переместимся к тому, что интересного ты для себя вынес за уходящий год.

Мне, например, вспоминается, что мы часто обсуждали тему когнитивных искажений. Можешь для наших читателей кратко пояснить, о чём речь и почему эта тема тебя заинтересовала так сильно?

Андрей Фадеев: Тема когнитивных искажений заинтересовала меня однажды и не отпускает до сих пор. Когнитивные искажения — это заблуждения нашего восприятия и мышления, управляющих нашим поведением в различных ситуациях. Мозг — невероятно сложная и экономная штука, которая никогда не любила тратить энергию. И для того, чтобы эффективно лениться, он призвал себе в помощь шаблоны — функции и процедуры, которые, например, позволяют быстро принимать решения.

В течение всей жизни мы привыкаем двигаться, разговаривать, мыслить определенным образом. Часто мы даже не задумываемся, почему принимаем те или иные решения, даже если они не в нашу пользу. С возрастом эти шаблоны и стереотипы начинают доминировать в нашем поведении, и места и желания для чего-то нового не остается. Технологическая сингулярность близко, и мне как можно дольше хотелось бы понимать, что происходит в мире на самом деле.

Сергей Бабаев: Звучит интересно, но прикладного применения я не вижу. Ты ведь вряд ли можешь изменить что-то в подходе, скажем, сотрудника, даже осознав его искажение? Или можешь?

Андрей Фадеев: Я не понимаю, как без этого можно вообще делать игры, может быть, только выезжать на интуиции, но она есть не у всех. Любые изменения мира начинаются с себя, так что трогать сотрудника не стоит. Чтобы понять, живешь ли ты по шаблонам, достаточно начать анализировать свои мысли и реакции на происходящие события. Каждый из нас даже смеется определенным, когда-то выученным образом.

Дальше можно заменять эти шаблоны у себя в голове и смотреть на результат, то есть применять аналитический подход. Затем ты просто выбираешь наиболее удачный шаблон с точки зрения результата и живёшь с ним. Этот поток сбалансированного счастья и гармонии с окружающим тебя миром я уже ни с чем не спутаю.

Плохое настроение находится исключительно в наших головах. А если в твоей собственной голове спокойно, то это отражается и на всем твоем окружении. Люди уважают спокойствие и рассудительность. Можно для начала попробовать просто начать улыбаться там, где раньше переживал, и понаблюдать за последствиями. Довольно часто улыбаться выгоднее, чем нервничать.

Понимая, какое именно искажение одолевает тебя самого в данный момент, ты можешь принимать рациональные решения и реже совершать ошибки

Я уверен, что эти знания очень полезны для бизнеса. Но, повторюсь, без практики они ничего не значат.

Сергей Бабаев: Тебе легко говорить — ты сам по себе веселый и общительный человек. Или как-то работал над собой?

Андрей Фадеев: Если учесть, что я сильнейший интроверт, которому не нравится разговаривать с людьми, то спасибо за комплимент. Твое замечание означает лишь то, что это перестало быть заметно. Насколько я помню, именно ты в самом начале нашего знакомства совершенно случайно показал книжечку Карнеги «Как заводить друзей и оказывать влияние на друзей». Неспроста же. Это я без намека на то, что тебе надо бы поучиться дружелюбию.

Мы постоянно носим маски, видим наше окружение таким, каким хотим видеть. Когнитивные искажения делают нас самих в своих же глазах совершенно другими людьми, и я решил переписать их во благо себя же. Мы всегда недостаточно честны с нашими друзьями и даже родными, с ними всегда взаимодействует наше эго.

Почему бы не давать людям то, что они желают получить — улыбки и обнимашки, им от этого хорошо, а нам не жалко. В конечном счёте ты сам определяешь то, кем ты хочешь быть. Например, есть очень простое упражнение, которое я делаю каждый день — улыбаюсь за рулем вне зависимости от ситуации.

Сначала ты улыбаешься неискренне, напрягаешь мышцу без желания. Затем мозг думает: «А чего это он улыбается, наверное увидел что-то смешное» — и на всякий случай посылает эндорфинов, в итоге ты радостно едешь. Да и когда улыбаешься людям — они улыбаются в ответ. А если улыбаются тебе, то и ты сам почему-то радуешься. Получается замкнутый круг, основанный на зеркальных системах мозга.

Скриншот из игры «Хроники Хаоса» (Nexters)

Сергей Бабаев: Ты выше говорил, что без понимания этих психологических принципов игру делать невозможно. Но, с другой стороны, факты скорее всего таковы, что никакого набора решений на основе фундаментальной литературы составить нельзя.

В смысле, нет в игре механики, которая построена сугубо на твоём понимание научной части когнитивных искажений. Вместо этого есть набор тех самых интуитивных решений, выработанных практикой разработки.

Андрей Фадеев: Я раскрою секрет на самом простом примере. Одно из самых распространенных и известных когнитивных искажений — это искажение подтверждения, (confirmation bias).

Искажение подтверждения — это тенденция искать или интерпретировать информацию таким образом, чтобы подтвердить имевшиеся заранее концепции

Если мы привыкли думать определенным уже сложившимся образом, то наш мозг ленится думать иначе. Вот пример. Игрок три года подряд во всех играх видел один и тот же тип кассы. Выходит совершенно новая интересная игра, в которой разработчик решил блеснуть своими инноваторскими талантами и сделал кассу, скажем, не привычную горизонтально-вертикальную, а диагональную.

Какой бы классной не была игра, из-за устоявшихся шаблонов часть игроков обязательно будет лениться искать кнопку оплаты, и конверсия будет падать. Существуют ещё дополнения в виде нежелания совершать выбор из-за того, что в будущем ты будешь страдать от неправильного выбора (inaction inertia).

Бывают прорывы новых типов игр, где на эмоциях люди все-таки создают новые шаблоны поведения, вроде Pokemon Go, но это единичные случаи. Мое личное удовольствие от какой-то из версий Assassin's Creed опустилось почти до нуля, когда меня заставили осваивать новую неожиданную обязательную механику защиты башен, а я хотел просто бегать и резать всех ножом.

Это не значит, что не стоит создавать нового, но важно учитывать, что люди могут отнестись к этому по-разному, а не так как ты думал. И, скорее всего, они отнесутся к этому так, как привыкли они, а не ты.

Сергей Бабаев: То есть в рамках серии игр инновацию лучше делать необязательной фишкой, а не пытаться всех заставить насладиться твоей гениальной идеей, которая им может таковой и вовсе не показаться?

Андрей Фадеев: Существуют очень крутые аналитические исследования по музыке, после изучения которых я стал чуть лучше понимать, как устроено восприятие информации в мозгу игрока, да и в моем собственном. В частности, умные ребята из серьезных отделов крупных корпораций пытались создать идеальный музыкальный хит, который подходил бы всем.

Они даже умудрились так правильно насинтезировать песенку, что она на 100% состояла из того, что нравится людям. Затем попробовали запустить её на радио, и она не пошла. Даже какой-то стартап загнулся. В итоге через ещё какое-то время выяснилось, что песенка должна на 70% быть знакомой человеку, а на 30% — новой, и именно это в достаточной мере устраивало слушателей, мелодия им казалась родной, но при этом новенькой.

Я думаю, что в кино и игровой сферах всё происходит ровно так же. Нужно понимать — если шаблоны у игроков в голове забиты, то они просто будут лениться осваивать новое, потому что так устроен мозг. Чем больше старых шаблонов, тем сложнее втиснуться новым, поэтому топы заработков почти непотопляемы. Пользователи даже платить привыкают определенным образом, и попробуй у них это отбери.

Сергей Бабаев: То есть ситуация не поддаётся прогнозированию?

Андрей Фадеев: Ну почему же. Если изучить список когнитивных искажений, то становится понятно, что будет или чего не будет делать любой человек. Например, Азимов в своем «Основании» даже математически предсказывал психоисторией будущее поведение обществ. По факту, человеческой эволюции миллионы лет, и вряд ли мы изменим принципы работы биологического мозга быстрее, чем это сделает она. Никто не запрещал технологическому мозгу развиваться быстрее нас, но и прогнозированием тогда стоит заниматься ему же, а не нам.

Андрей Фадеев

Сергей Бабаев: Ты очень много читаешь, даже, пожалуй, входишь в топ-3 среди моих друзей в этом виде спорта. Скажи, так сложилось исторически или ты почувствовал необходимость и занялся этим целенаправленно?

Андрей Фадеев: Каюсь, до 30 лет я практически не читал. Меня почти всегда окружали и окружают люди значительно умнее меня, и их разумность заключается не в наличии энциклопедических знаний, а в умении стыковать нестыкуемые концепции. Меня это всегда восхищало, и я видел в этом большой потенциал.

Однажды я попробовал читать и просто не смог остановиться. У меня расширился словарный запас, я стал гораздо приятнее изъясняться (по крайней мере, для себя самого). Затем я долго привыкал к скорочтению, которое глубокочитатели считают скаканием по верхам.

Потом мне стало интересно ускоренное прослушивание на тройных скоростях, считающееся многими фантастически-поверхностным. Пришлось сильно подтянуть английский, потому что многие интересные книги не переведены на русский. Всё это заставило меня серьезно натренировать внимание и концентрацию. Я вынужден заметить — ко всему привыкаешь, и нет ничего невозможного, что меня очень радует. Чем больше ты достиг из ранее считавшегося невозможным, тем менее невозможным кажется любое следующее дело в твоей жизни.

Сергей Бабаев: Я замечаю, что ты периодически берёшься за книги с противоречащими друг другу взглядами или резко перескакиваешь из эзотерики в классическую философию и обратно. В чём подход — загрузить побольше информации и пусть варится?

Андрей Фадеев: Во-первых, у меня есть проснувшаяся тяга к знаниям и список того, что я хотел бы прочитать. Я очень тщательно фильтрую литературу на этапе входа в список. Если мне кто-то что-то советует, то я обязательно спрашиваю, что эта книга мне даст. Когда у прочтения каждой книги есть цель, то читать становится легко и непринуждённо.

Во-вторых, я в своей жизни так часто сталкивался с фанатичными утверждениями тех или иных истин, что осознал невозможность наличия этих самых объективных истин. Если кто-то что-то безоговорочно утверждает, то, скорее всего, он просто в этом не разобрался.

Самый эффективный способ познать объект для меня — это узнать о предмете с максимально разных сторон. Например, прочитать у позитивного Курцвейла в «Технологической сингулярности», как нам всем станет хорошо жить от искусственного интеллекта, и дочитать после него Баррата «Последнее изобретение человечества» о том, как мы в итоге исчезнем с земли из-за этого самого искусственного интеллекта.

В-третьих, ты абсолютно верно заметил, что я стараюсь читать книги из разных областей. Потому что именно на стыках областей происходят прорывы. Когда ты понимаешь, что именно заставило Гегеля, Азимова, Ницше и Тинькова написать об одном и том же — начинаешь смотреть на мир чуть иначе. Хотя, безусловно, это все лишь предвзятость подтверждения и эвристика доступности в моей голове.

Андрей Фадеев: «Забавно, но это всего лишь Платон и Аристотель, и эти товарищи уже тогда понаписали столько всего интересного, что это вполне применимо и сейчас»

Сергей Бабаев: Когда ты успеваешь обрабатывать столько литературы?

Андрей Фадеев: После отказа от бесполезного времяпровождения вроде листания ленты Facebook в туалете, я начал открывать Kindle и Moon+Reader. Ранний ежедневный подъем также предоставляет достаточно времени для чтения. Я сам езжу из Подмосковья на работу, и нет лучшего времяпровождения в новорижских пробках, чем аудиокниги. Я ввожу в навигатор точку, вижу красный (пробочный) путь и радуюсь, потому что смогу дочитать очередную книгу.

Сергей Бабаев: У тебя нет ощущения после аудиокниги, что информация пролетела мимо, потому что ты был отвлечен на дорогу и погружался в мысли о делах? Бумажная книга всё же сильнее способствует сосредоточению на информации.

Андрей Фадеев: В начале меня тоже очень интересовало — а не будет ли информация пролетать сквозь меня, как фанера над Парижем. После того, как я привык на тройных скоростях слушать английские аудиокниги и стал уверен, что это равнозначно моему медленному чтению у камина, я изучил теорию этого процесса, чтобы как-то подтвердить свою уверенность.

В частности, мне стало интересно, почему до 80 километров в час слышать аудиокнигу ещё можно, а больше 80 километров в час сосредоточиться практически нереально — внимание постоянно ускользает. Пришлось глубоко копнуть в системы работы мозга, переключения внимания, количеств и методов восприятия и обработки информации.

В общем, есть товарищи, подтвердившие эти теории до меня, нам же всем как-то надо доказывать нашу небесполезность для общества. Но стройной сформировавшейся до конца теории на этот счёт в мире пока нет. Мне всё пришлось пробовать и тестировать на себе, и я выбрал наиболее удобный для меня вариант.

Когда ты впервые ускоряешь прочитку хотя бы в полтора раза, скороговорение кажется совершенно непонятным, и хочется плюнуть на эти попытки. Но достаточно хотя бы первые 20 минут послушать через силу, и ты замечаешь, что всё не так уж и плохо, и начинаешь поражаться своим способностям. Скоропрослушивание — один из самых простых способов быстро понять, что человеческие пределы отнюдь не ограничены твоей ленью. С натренированной концентрацией не ускользает ничего.

Кстати, сразу замечу, что для аудиокниг необходима какая-либо механическая работа руками (вроде вязания или руления), а визуалка должна быть ненапряжной (в суперхаотичной пробке, требующей быстрых решений, слушать не получится). Пока я не начал вязать шерстяные шарфики, слушать дома у меня не получалось. У меня пока не получается слушать аудио с водителем или в такси, но, скорее всего, это потому что я плохо старался это натренировать. Так что я езжу в самой правой полосе как дедушка.

Сергей Бабаев: Зато потом приходится делать небольшие конспекты?

Андрей Фадеев: Как и полагается, моя концентрация далека от идеала, поэтому через несколько дней после прочтения я конспектирую книгу себе в документик вне зависимости от метода прочтения — это позволяет выделить главное. Забавно, что в универе я конспектов не делал. Сейчас я понимаю, что учиться стоило бы начинать тогда, но кто же меня заставил бы? Я упёртый, до всего должен догнать сам. Но я всё равно ни о чём не жалею. Всё ровно так, как должно быть.

Андрей Фадеев: «Пример заметки, знания из которой мы активно применяем в создании игр»

Сергей Бабаев: Я помню, что ты в начале года в интервью рассказывал о спартанском режиме дня и подъёме в шесть утра. Продержалось всё?

Андрей Фадеев: Изменилось, я переехал на 4:30 и теперь начал успевать действительно все, что хочу в данный момент. В семь утра у меня начинаются различные спортивные мероприятия, до которых нужно доехать в будни. До них я успеваю почитать, позавтракать, поиграть с семьей и котиками, поучить китайский, в общем, немножко позаниматься всем, чем хочу.

Вечером у меня для этого не хватает силы воли, да и, согласно последним исследованиям в этой области, не должно хватать ни у кого, просто они об этом либо не знают, либо обманывают сами себя. Замечу, я был когда-то жесткой совой, но сейчас жизнь жаворонка мне ощущается гораздо более привлекательной. Это не значит, что я не люблю сов, просто мы живем с ними теперь в разных часовых диапазонах и редко видимся.

Обычно с 8−9 утра у меня начинается увлекательный рабочий день. Однажды для меня стало откровением, что «полдень» (то есть 12 часов) — это по названию половина дня. Кто-то когда-то лингвистически обозначил это время именно как половину дня не просто так.

Забавно, что в «полночь», эволюционно и лингвистически, мы уже должны отоспать первую половину сна, чтобы оставалась ещё одна половина. С эволюцией очень трудно спорить, как бы не хотелось. Я долго размышлял, почему мне понравилось вставать немножко до рассвета, и обнаружил, что в самом начале видно солнце, а затем оно скрывается за облаками.

То есть жители московского региона солнца зимой не видят, а я вижу. Мне даже предложили вполне забавную теорию подобного солнечного поведения. Наличие знаний позволяет создавать теории для убедительной предвзятости подтверждений и свято в них верить. Они от этого даже работают лучше, чем плацебо.

Сергей Бабаев: Давай подведем итог по книгам. Ты говорил, что есть уникальные книги только на английском и какие-то на русском. Можешь рассказать и про те и про другие, кроме уже ранее упомянутых?

Андрей Фадеев: Я отлично понимаю, что огромный список может демотивировать любого читателя и не позволит прочитать вообще ни одной книги, поэтому я дам лишь одну, которая обязательно должна быть прочитана создателем игр и которая не относится к ним напрямую. Это книга изобретателя термина «когнитивные искажения» Даниэля Канемана «Думай медленно… Решай быстро». Начинать свой путь стоит именно с неё. Если говорить о книге на английском, то я почему-то не нашел перевода книги крутейшего Рея Курцвейла про технологическую сингулярность «The Singularity Is Near».

Сергей Бабаев: Андрей, ты знаешь нашу традицию — любой разговор заканчивать вопросом про автомобили. Что у тебя интересно в этом году?

Андрей Фадеев: По ответу на этот вопрос можно смело определять, знаком человек с понятием когнитивных искажений или нет, потому что машина — это олицетворение всех привычек, желаний и возможностей владельца. Например, культурологическое советское наставление «будь скромным» не позволяет мне просто об этом заявить. Однако желание преодолевать комплексы и трудности, создаваемые собственным мозгом, заставляют меня разработать хоть какую-то годную концепцию, с которой я смог бы успешно обосновать агрегат, на котором сейчас езжу. И она есть.

Моя черно-белая с деревенским выхлопом невзрачная машинка — это кладезь моих собственных когнитивных искажений, ибо «уважение на дороге», «могу себе позволить» и прочие еретические обоснования — это очень поверхностная и недальновидная полуправда.

Часть нашего мозга, называемая некоторыми рептильной и отвечающая за инстинкты, при виде рычащего перед тобой льва заставляет чувствовать себя определенный образом. В кровь сразу впрыскивается адреналин, учащается сердцебиение для доставки большего количества кислорода в мышцы, это все, чтобы иметь возможность побыстрее дать деру. В общем, если ты громко рычишь, то, скорее всего, к тебе лучше не подкатывать.

Салон Gelandewagen G 63

Такой подход тщательно фильтрует настроения на дороге, поэтому мне с моими 60 километров в час никто не мешает в правой полосе. Это происходит ещё до работы когнитивных искажений. Дальше включаются именно они. Кто обычно ездит на подобных автомобилях у нас в России?

Стереотип, в общем, понятен — отнюдь не нерды, особенно после «Физрука». Всё меньше и меньше ненужных мне контактов мешают слушать аудиокниги. Существует искажение «Гало-эффект», в простонародье «встречают по одежке», — результат воздействия общего впечатления о чём-либо (явлении, человеке, вещи) на восприятие его частных особенностей.

Когда у большинства людей складывается определенное впечатление обо мне, то становится гораздо проще управлять собой, просто потому что информация о твоём окружении более цельная. В общем, одни сплошные плюсы.

#Рынок_игр

Статьи по теме
Андрей Фадеев: «На первой же социальной игре мы за день заработали больше, чем все мои интернет-магазины за месяц»
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления