[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u043f\u043e\u0445\u043e\u0440\u043e\u043d\u044b","umer","\u0430\u0433\u0440\u0435\u0433\u0430\u0442\u043e\u0440_\u043f\u043e\u0445\u043e\u0440\u043e\u043d\u043d\u044b\u0445_\u0443\u0441\u043b\u0443\u0433","umer_\u0443\u043c\u0440\u0435\u0442"], "comments": 60, "likes": 24, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "21270", "is_wide": "1" }
Никита Лихачёв
14 410

Почему сервис для заказа похорон Umer в России обречён на провал: мнение главреда журнала «Археология русской смерти»

Главный редактор научного журнала о смерти и умирании «Археология русской смерти» Сергей Мохов написал для издания TJ колонку о том, почему сервис для организации похорон от главы «Яндекс.Погоды» — Umer, — в российских условиях обречён на провал. Редакция vc.ru публикует материал с разрешения автора.

Сергей Мохов

11 января глава «Яндекс.Погоды» Дмитрий Геранин анонсировал новый собственный проект — Umer. Приложение призвано помочь родственникам только что умершего человека сориентироваться на рынке ритуальных услуг. Каждый пользователь сервиса, указав в поиске ключевые параметры, получает возможность выбора ритуального агента и всех необходимых для похорон принадлежностей, таких как гроб и венки. Приложение также помогает сориентироваться в актуальных ценах и широком ассортименте похоронного рынка.

На первый взгляд проект выглядит очень разумно. Об этом свидетельствует и колоссальный интерес к задумке в интернет-сообществе и СМИ. Однако, как и со многими красивыми идеями и передовыми инновациями, этот проект в России может ждать ряд непреодолимых проблем. О них и пойдёт речь.

Комплексной услуги «похороны» не существует

Цена на каждые конкретные похороны всегда уникальна и зависит от сотни включённых или не включённых в них пунктов. И эти пункты всегда очень подвижны. Среди основных параметров — место, где умер человек, организация, которая повезёт его в морг, будут его хоронить или кремировать, какой гроб выберут, что будут делать с телом (бальзамировать или нет), есть ли место на кладбище, надо ли покупать или дадут бесплатно, кто роет могилу, сколько человек придёт на похороны. Количество пунктов практически бесконечно.

По этой причине сам вопрос «Сколько стоят похороны?» так же некорректен, как и «Сколько стоит машина?». Всегда нужно уточнять — какая машина? Где? Ни один агент никогда вам не скажет точно, сколько будут стоить похороны, и не даст вам «честный» пакет похорон. Он всегда называет цену с потолка, ориентируясь на его представления о вашей платёжеспособности. При этом цена каждого пункта и наличие его в итоговом списке «похорон» зависит и от родственников, и от ритуального агента.

Umer вроде бы даёт ответ на этот вопрос, предлагая выбрать основные пункты вроде места погребения и типа гроба. Но у меня есть глубокие сомнения, что в семье только что умершего человека готовы определить и чётко понять все необходимые пункты будущих похорон и сразу ответить на эти вопросы.

Цену на дополнительные услуги никак не зафиксировать

Допустим, мы определились с перечнем основных услуг: дайте срочно нам цены по ним. И здесь всплывает вторая загвоздка. Например, окажется, что к итоговой цене нужно прибавить ещё за услуги морга, которые по закону, в принципе, бесплатны. Нужно заплатить за то, чтобы тело выдали вовремя и в надлежащем виде. Но в одном морге берут 30 тысяч, в другом берут 10 тысяч. И цена эта всегда плавает в зависимости от локальных представлений работников моргов.

Дальше кладбище. На одном кладбище можно копать самому, на другом выполнен его рейдерский захват и копать может только местная компания. На одном кладбище элементарно нет дороги, и туда на катафалке обычном не проедешь или никто не повезёт дешево.

И даже цена на такое ритуальное изделие, как «гроб», будет плавать. Кто его произвёл и из чего? Как вы можете это проверить? А если привезут не в том гробу, что вы заказывали, вы откажетесь и потребуете замену прямо на похоронах? Не говоря уж о том, что клиенты никогда не знают, что вообще входит и должно входить в само понятие «гроб». Например, внутреннее убранство (подушечка, накидка) входит? Чем отличаются гробы?

Нет требований к продукции

Собственно, в понятие «гроб» ничего не должно входить, потому что рынок ритуальных услуг в России никаким образом не регулируется. Совсем. В России нет ни учёта, ни системы статистики того, кто и где похоронен, неизвестно, кто забирает тело из морга и куда его везёт.

Если вы захотите у государства узнать, где захоронен гипотетический Иван Иваныч, то с большой долей вероятности вы это не сможете сделать. Государство не знает. И никто не знает.

К ритуальной продукции и её качеству нет ни официальных требований, ни ГОСТов. Гробы производят тысячи компаний, и все они различаются между собой не только размером, но и элементарным качеством древесины (если не используется прессованный картон). Дерево для гробов чаще всего и вовсе ворованное.

Санитарные правила и требования к копке могил упрощены ещё в 2011 году, а подавляющее большинство кладбищ и вовсе отсутствуют в кадастре, а значит, их нет как юридических объектов. Надзорных органов за ритуальной сферой де-факто нет. Кто будет проверять и выдвигать требования к продукции и качеству услуг? На кого вы подадите в суд за продажу могилы на несуществующем кладбище?

Компании не захотят легализоваться

Многие ритуальные компании и вовсе не зарегистрированы. А если они и зарегистрированы, то никакой отчётности не ведут.

Например, в регионе умирает 5 тысяч человек в год, а ритуальщики сдают документы в налоговую инспекцию о проведённых похоронах на 300 человек. Кто остальных хоронил? Я сомневаюсь, что подобные компании захотят легализоваться таким образом через приложение.

Кто целевая аудитория

На кого ориентировано это приложение? На Москву? Рынок ритуальных услуг в Москве идёт по пути монополизации департаментом ЖКХ и благоустройства. Государственным структурам агрегатор будет не нужен.

Сейчас в Москве открывается единый многофункциональный центр принятия и обработки заказов в сфере ритуальных услуг. Кто будет потребителем стремительно сужающегося рынка?

Не для России

В развитых странах — США, Канадe, Великобритании — уже есть подобные приложения. Они созданы, чтобы люди планировали похороны, выбирая цены и предложения от похоронных домов, сравнивая по качеству ритуальные принадлежности. Местные похоронные директора активно продвигают тему подобных сервисов для того, чтобы люди как можно больше покупали и задумывались о похоронах заранее.

С помощью таких сервисов (посмотреть тут, тут или тут) можно выбрать лучшую цену на гроб, на аренду катафалка, расписать заранее поминальную церемонию. Но ключевое слово — это сервисы планирования. Я надеюсь, разница между агрегатором для «сливов» (так на первый взгляд выглядит Umer) и сервисом по планированию понятна.

Во всём мире есть строгий регламент и требования к ритуальным услугам и продукции, и есть надзорные органы. В России — нет. Остаётся надеяться, что я ошибаюсь, и технологии в очередной раз смогут изменить наш мир.

Рынок ритуальных услуг имеет массу возможностей для реализации самых разных бизнес-стратегий. Гораздо больше чем, кажется. На этом рынке огромное количество участников. В США, например, гробы лучше всего продаются на Amazon и Walmart, а не так давно было создано первое SMM-агентство под названием Disrupt для похоронных домов. Надеюсь, что цивилизация придёт и на российский похоронный рынок.

#Колонка #похороны #umer #агрегатор_похоронных_услуг #umer_умрет

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления