[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Andrey Frolov", "author_type": "self", "tags": ["caramba_tv","\u0441\u0442\u0441_\u043c\u0435\u0434\u0438\u0430","\u043c\u0430\u043a\u0441\u0438\u043c_\u0433\u043e\u043b\u043e\u043f\u043e\u043b\u043e\u0441\u043e\u0432","\u043c\u0438\u0445\u0430\u0438\u043b_\u043e\u0440\u043b\u043e\u0432"], "comments": 24, "likes": 20, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "21289" }
Andrey Frolov
11 349

«Гендиректор начала нас обвинять в том, что мы продали плохой актив»

Сооснователь «Карамба ТВ» объяснил причины конфликта с «СТС медиа»

Поделиться

В избранное

В избранном

Михаил Орлов, сооснователь и бывший директор проекта «Карамба ТВ», проданного в начале 2015 года холдингу «СТС Медиа», рассказал vc.ru, почему он вместе со своими партнёрами решил окончательно выйти из компании. По его словам, причиной разногласий стал новый менеджмент «Карамбы», который практически развалил проект.

Михаил Орловсооснователь и бывший директор «Карамба ТВ»

Изначально история была интересной для «СТС Медиа». Гендиректор холдинга Юлиана Слащева поверила в нас («Карамбу» — прим. ред.), казалось, что через пару лет активной работы актив будет приносить стабильный доход. Мы планировали зарабатывать около 40 млн рублей чистой прибыли ежегодно и лет через пять продать свои доли сильно дороже, чем в результате сделки. По крайней мере так нам казалось.

Проблемы начались спустя месяц после прихода нового менеджмента (в феврале 2015 года ООО «Карамба ТВ» возглавила Ольга Окмянская, в настоящее время она не работает в холдинге — прим. ред.). И первым решением было поставить на все места своих проверенных людей. К сожалению, люди, которые возглавили компанию, очень плохо понимали, как работает этот бизнес.

Сменили буквально всех. Первым убрали операционного директора, затем начали ставить палки в колеса мне. Я оставил производственный отдел. Еще через три месяца компанию покинул [управляющий директор] Никита Зельцер. Назначили нового главного редактора, ТВ-производство обьединили с digital-департаментом, хотя у них разные компетенции.

Мы были не очень рады, но отнеслись к решению понимающе. Нам казалось, что СТС отправит профессиональных людей, а мы, как акционеры, сможем влиять на ситуацию в случае проблем.

И полетело: началась оптимизация, cтали убирать людей, закрывать проекты. Особенно удивительна была позиция в отношении блогеров. За них не держались, с ними конфликтовали, пытались приручить. Часть народа отвалилась — «Топлес», «Кинонах» и другие.

Вторым ударом для компании стало назначение некомпетентных продюсеров в ТВ-отдел. Это одно из самых прибыльных подразделений. Через полгода мы забили тревогу. Новые разработки каналами не утверждались, а повлиять на ситуацию нам не давали.

Новая ТВ-команда за два года запустила всего один проект, который придумали мы с Максимом Голополосовым (ведущий шоу «+100500» — прим. ред.). Надо отметить, что реализация была чудовищной. И, что более удивительно, моё вознаграждение за программу прошлый менеджмент так и не выплатил. Как только дошло до документов, все перестали брать трубки и отвечать на письма.

Параллельно происходили процедуры бесконечных займов. Поскольку «Карамба» перешла в статус публичной компании, многие бизнес-процессы пришлось иначе выстраивать. Для этого нужны были первые займы. Но далее случилось следующее — убрав людей, компания растеряла компетенции по заработку. Компания по сути перестала зарабатывать.

На одном из совещаний гендиректор впрямую начала нас обвинять что мы продали плохой актив, и мол, неплохо было бы докапитализировать компанию как акционерам. В бизнесе это обычно называется «отжать компанию», что в какой-то степени и произошло. Понаблюдав год, мы вышли из состава акционеров, когда стало понятно, что ничего хорошего не произойдёт. Свои доли мы продали, но фактически за копейки.

Сейчас у компании другой менеджмент, которому фактически достался полумертвый проект. И честно говоря, я им не завидую. После работы Окмянской и команды пепелище осталось не только на «Карамбе». Будем надеяться, что другим компаниям повезет больше.

Обновлено в 17:05. Представители «СТС Медиа» сообщили vc.ru, что сейчас компания ищет возможности для дальнейшего развития «Карамбы» после ухода основателей и смены руководства проекта, с которым у Орлова и партнёров произошли разногласия. «Мы подтверждаем факт изменений в составе акционеров CarambaTV, которые произошли весной минувшего года. Новый менеджмент холдинга "СТС Медиа", приступивший к работе в июне 2016 года, в настоящее время разрабатывает стратегию развития цифровых активов, в том числе CarambaTV», — сказали в компании.

#caramba_tv #СТС_Медиа #Максим_Голополосов #Михаил_Орлов

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления