[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Vladislava Rakhmanova", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 26, "likes": 26, "favorites": 36, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "21370" }
Vladislava Rakhmanova
15 095

Будущее или новый вид мошенничества: что мы знаем об алгоритмической торговле

Руководитель экономической программы Carnegie Moscow Center Андрей Мовчан на своей странице в Facebook порассуждал о термине «алгоритмическая торговля», который всё чаще упоминается предпринимателями и менеджерами разного масштаба.

Редакция vc.ru публикует материал с разрешения автора.

Мимо меня в бумажном, электронном, вербальном, и разве что не в тактильном, виде пролетают, проносятся, проплывают, протаскиваются и проковыливают туда-сюда многочисленные предложения дать денег на алгоритмическую торговлю (чем угодно: акциями, валютой, нефтью, деривативами и прочим).

Предложения разные: безграмотные и очень аккуратные, с указанием подтверждённой успешной истории и без таковой, для ритейла и для крупных клиентов.

В обратную сторону мимо меня летят мнения инвесторов — от «как это круто» до «опять мошенники спамят». Я по роду службы хорошо осведомлён об управлении инвестициями и, в частности, об алгоритмических стратегиях — может быть, пора мне высказаться по поводу гомеопатии, астрологии, алгоритмов инвестирования.

Рынок инвестиций огромен и игроков на нём очень много — просто как в живой природе.

Относительно реальных стоимостей инвестирования — это игра с очень небольшой положительной суммой (формируемой перетоком части доходов из реального бизнеса на рынки в виде платы за предоставляемый рынками капитал), в которой участники перераспределяют в основном то, что принесли на рынок, между собой, не забывая платить дань банкам, брокерам, юристам, налоговым органам, мошенникам и прочим.

То есть, в переводе на butthead language, подавляющее большинство игроков просто отдаёт свои капиталы более умелым и приспособленным, или — жуликам.

Десятилетия опыта и миллиарды долларов, конечно, дали множеству игроков возможность приспособиться к рыночной среде и приспособить рынки — так же, как в живой природе: одни вырастили зубы, другие — когти, третьи стали очень быстрыми, четвертые — очень большими, остальные умерли. Кто эти выжившие чемпионы? Это инсайдеры.

Это крупные посредники, глобальные игроки, которые способны видеть потоки и опережать их своими действиями. Это пиратские команды, состоящие из профессионалов высочайшего класса, с опытом в десятки лет и железными нервами, которые даже не видят, а чувствуют качество той или иной инвестиции, просто потому что уже не раз наблюдали что-то подобное на рынке.

Это монстры, способные вложить больше других, провести анализ на месте силами десятков аналитиков и экспертов, договориться с теми, кто определяет политику, организовать рыночные манипуляции, заставив толпу пойти в нужную сторону. Наконец, это те, кто сумел построить технологии, гарантирующие им опережение остальных игроков — мощнейшие сервера, уникальные процессоры, программы, замечающие арбитражные возможности раньше всех и раньше всех реагирующие на них.

Эти «технологии» стоят сотни миллионов долларов просто потому, что они постоянно становятся быстрее. В этом деле первый получает всё, второй — убытки. И, тем не менее, даже все эти чемпионы устойчиво зарабатывают не впечатляющие обывателя цифры. Лучшие (если мерить на, скажем, десятилетнем горизонте) показывают 11-12% годовых. Нормальные, осторожные и умные — 7-8% годовых, зато значительно стабильнее. Вполне хорошо если инвестор получает и 4-5% годовых — он всё равно выигрывает у рынка и у инфляции с запасом.

О да, есть, конечно, получающие любые доходы, хоть 1 000%, хоть 1 000 000%. Это те, кто выиграл джекпот, случайно попал в яблочко. Один раз. Два раза — не исключено теорией вероятностей, но в природе не встречалось.

А если говорить всё же об устойчивых показателях, то демонстрирующих 15% годовых на вменяемом горизонте (те же десять лет) просто не существует, за редким исключением тех, кто: а) получил случайную сверхприбыль один раз, и с тех пор её ещё не проел (ну, скажем, взял Apple с плечом в нужный момент) или б) достаточно тупо стоял в позиции, а эта позиция росла (например, если в 2008 году осенью взял РТС и дожил до конца 2013 года). Ни в том, ни в другом случае нет ни искусства, ни технологии — есть везение.

Что же такое алгоритмическая торговля, если она не основана на стоящих сотни миллионов долларов технологиях? Особенно, если она к тому же приносит или обещает приносить пресловутые «5% в месяц»? Мошенничество? Иногда. Но не всегда. Иногда же это просто «survivorship bias».

Собираются ребята, изучившие курс математики технического вуза и поторговавшие на свои $5 тысяч акциями в БКС. И решают запилить алготрейдинг. Кто-то верит в свою гениальность от недостатка знаний, кто-то в силу нормальной для затянувшегося детства самоуверенности, кому-то повезло во время торговли в БКС, и он поверил в свою звезду.

Пишут они роботов медленных (оборудования нет, каналы обычные), настроенных на простые алгоритмы (а откуда им взять сложные при их подготовке и опыте) — в основном торгуют на расхождениях пар с устойчивой ковариацией, факторном распознавании трендов, поиске простых образов и так далее.

Групп таких ребят собирается в год сотни, благо, вузы штампуют «технарей» и экономистов. Применения им мало, а программировать сегодня в России может почти каждый неглупый подросток из крупного города 25 лет от роду. Да и брокеров, готовых их подсоединить к своей платформе, много и в России, и в мире — казино всегда прибыльный бизнес. Их торговые стратегии, в сущности, — белый шум, с небольшой долей длинных позиций относительно рынка, и соусом из краткосрочных паттернов, которые они верно находят с помощью регрессионного анализа (только вот паттерны эти «уползают» на глазах).

Но по закону больших чисел результаты у них будут распределены достаточно случайно, половина в плюс, половина в минус. В первый год половина получит убытки сходу и, по большей части, «сольётся» с рынка. Тридцать процентов получат маленькую прибыль и решат, что они на верном пути, и будут искать новые алгоритмы. Процентов двадцать получат приличную прибыль и уверуют в свою гениальность.

На следующий год соотношение будет тем же. В итоге через пару лет останется 4% тех, кто два года получал огромную прибыль, 6% тех, кто получил огромную прибыль в первый год и небольшую во второй, 6% тех, кто получил небольшую прибыль в первый год и огромную во второй, и, наконец, 9% тех, кто получил в оба года небольшую прибыль.

После третьего года у нас всё равно ещё будет примерно 2% тех, кто либо все три года получал очень высокую прибыль, либо получил небольшую прибыль в первый год и очень высокую во второй и третий. Эти будут ходить с нимбами и продавать себя направо и налево совершенно искренне. Если в первый год в игру вступило 300 команд, то таких «великих» через три года будет ни много ни мало шесть команд.

К ним добавится ещё примерно 15 команд с более скромными, но тоже хорошими результатами, они тоже будут себя продавать. Если считать, что 10% вступивших в игру — мошенники, то, поверх этой 21 группы искренне заблуждающихся, у нас будет ещё 30 групп, фальсифицирующих свои результаты и утверждающих, что у них всё отлично, и тоже собирающих деньги. Итого каждый год добавляет нам условно 51 группу алгоритмических трейдеров, которые продают клиентам свои услуги. Обращаю внимание — более 40% из «успешных» действительно верят в свой успех.

Что случится с этими группами ещё год спустя (то есть, что случится с вашими деньгами, если вы дали их какой-то из этих групп)? Половина из честных и все мошенники принесут вам убытки.

Ваш шанс заработать с командой, продающей вам свой трёхлетний успешный опыт -— примерно 20% (всего их, напомню, 51, прибыль вам принесет лишь половина из 21 команды не-мошенников). Ваш шанс заработать большие деньги — примерно 8% (20% от 21 команды из общего числа предлагающих в 51). Ваш шанс заработать большие деньги два года подряд — уже меньше 2%. Ваш шанс зарабатывать десять лет подряд с такими ребятами — примерно 1/1024, если говорить о каких бы то ни было доходах, и 1/10000000, если речь идёт о крупных доходах каждый год.

А внутри экосистемы алготрейдеров идёт сложная жизнь, которая делает ваши шансы ещё ниже. В частности, происходит конвертация части «гениев» в мошенников по факту получения ими первых убытков. Примириться с убытками они не могут, и потому ещё долго продают «результаты за избранный период» или «среднее по трём годам». Например +60%, +80% и -90% становятся у них не 1,6*1,8*0,1 = 0,29 (то есть, 71% убытка), а (0,6+0,8-0,9)/3 = 16,7% годовых, которые они выдают за свой устойчивый результат.

Мошенники же тоже совершенствуются: помимо простой выборки периода, фейковых отчетов и искусственных сделок для изменения результата, они, например, заводят два счёта с противоположными стратегиями, и показывают официальный отчёт по тому счёту, который в этом году зарабатывает.

Управляющие жаждут высоких комиссий и достаточно спокойно переживают быстрый уход клиента, потерявшего деньги — за время инвестирования он все равно заплатил, а на его место придёт другой любитель даровых сверхдоходов. Использующие же два противоположных продукта одновременно вообще просто делят свои активы в уме на два — одна половина приносит огромные комиссии и генерирует новых клиентов, вторая половина просто сливает клиентов; в следующем периоде они меняются местами.

Возникает вопрос: можно ли заработать, передав деньги такой команде? Ответ — да. Можно и не один год зарабатывать. Из 1024 команд одна команда должна десять лет подряд генерировать прибыль. Если «ваши ребята» десять лет подряд приносят вам прибыль, значит где-то рядом минимум 1023 инвестора потеряли деньги. Какова вероятность заработать на 11 год? 50%.

Возникает ещё вопрос: неужели нельзя предположить, что вдруг в московской (петербургской, нижегородской) квартире найдется гений, который построит такой алгоритм, ну просто растакой алгоритм, что именно он будет зарабатывать большие деньги на рынках, и все его клиенты будут счастливы, а все не-клиенты — несчастны? Ответ: нельзя. И вот почему.

Во-первых, рынки представляют из себя, по большому счёту, случайные процессы, в которых детерминированная составляющая: а) невелика, б) тщательнейшим образом изучается тысячами мощных игроков. Каким бы ни был алгоритм, против случайного процесса не попрёшь, именно поэтому все настоящие «алгоритмики» не предсказывают будущее, а ловят микроскопические расхождения — между индексом и корзиной, которая его составляет, между стоимостью на разных площадках, между активом и комбинацией деривативов, которая воссоздает профиль дохода от актива.

Эти расхождения рождаются и умирают в течение наносекунд, потому что их ждут и ловят, как только они появляются, сотни крупных игроков. Нет у тебя мегаэкипировки — отдыхай, все арбитражные возможности заберут за несколько наносекунд до того, как ты проснешься.

Но вдруг мы ошиблись, и на рынках где-то всё же прячется закономерность? Тут наступает «во-вторых». Какова вероятность что сотни (тысячи!) многочисленных команд с нобелевскими лауреатами в составе, обременённые дорогущим оборудованием и десятками лет индивидуального опыта, не открыли такую закономерность, а гений её открыл? Какие ресурсы есть у этого гения? Где и как берёт он временные ряды данных, которые стоят сотни тысяч долларов в приобретении и поддержании? На каком компьютере он их обсчитывает? Для минимального разумного обсчёта нужны мейнфреймы.

Я не хочу сказать, что вероятность этого равна нулю, хотя количество открытий в современной науке, сделанных на коленке — именно, равно нулю. Но даже если она равна одной тысячной, а вероятность заработать при случайном инвестировании — 50%, то я не могу отличить 50% от 50,1%. Если хотите верить в гения, считайте, что вероятность позитивного исхода инвестирования в продукт местных алготрейдеров — 50,1%. Ой, не забудьте что они возьмут 2% за управление и 20% за доход, а комиссии брокера составят ещё от 0,5 до 3%. Выгоднее (статистически) кидать дартс в экран системы «Блумберг».

Ну, и «в-третьих». Вдруг закономерность всё же нашлась, и она работает. Что произойдет, если начать её применять? На рынке, прямо на биржах, сидят роботы-анализаторы стратегий, занимающиеся выявлением видимых паттернов. Их уже много и будет ещё больше. Удачную стратегию тут же поймают, соберут по ней достаточно данных, расшифруют и скопируют, и, наконец, применят крупные игроки, которые занимаются выращиванием и селекцией стратегий.

Они будут быстрее, и съедят вашу прибыль с момента расшифровки под ноль. Более того, их действия поменяют рынок, закономерность перестанет работать.

На рынке, как и в квантовом мире, наблюдать — уже значит изменять, а уж инвестировать — значит изменять всё

Откуда же берутся счастливые инвесторы, успешные локальные алгоменеджеры, адепты и апологеты, сотни постов и статей, прославляющих удачные алгоритмы? Оттуда же, откуда берутся дорогие гомеопаты, хиропрактики, тибетские медицинские практики и даже народные приметы.

Их отец — человеческая психология (способность запоминать только то, что соответствует желаниям, способность принимать случайность за закономерность, готовность верить логичным доводам, даже если они оперируют на абсурдной базе, склонность игнорировать факты, идущие вразрез с нашими желаниями и прочее). Их мать — человеческая алчность. Если вам свойственно заблуждаться, будьте спокойны — найдётся немало тех, кто на этом заработает. Их няня — асимметричность доходов управляющих: зарабатываете вы или теряете — управляющий всегда в плюсе.

Была такая история про грузинского акушера-гинеколога, который изобрёл специальный метод обеспечения желаемого пола у будущего ребенка. Он был таким честным, что брал с родителей деньги только в случае, если пол ребенка совпадал с пожеланием. Не представляете, сколько родителей были ему благодарны. К чему это я? Да так, вспомнилось…

#Мнения

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления