[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 3, "likes": 15, "favorites": 20, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "21738" }
Редакция vc.ru
6 522

Непрерывное обучение и сокращение рабочих мест: как технологии повлияют на рынок труда

Издание «Идеономика» опубликовало перевод статьи Эндрю Палмора из The Economist о том, почему диплом о высшем образовании сегодня теряет актуальность и как в обществе меняется отношение к непрерывному обучению.

В приемной, где собираются посетители, стоит списанный вагон метро. Поверхности из дерева и стекла. В каждом кабинете говорят о программировании, веб-разработках и данных. На первый взгляд лондонский офис General Assembly похож на любой другой технологический стартап. Но есть большая разница: большинство компаний используют технологии для того, чтобы продавать свою продукцию в интернете, а General Assembly использует физическую реальность для обучения людей технологиям.

Офис компании также похож на университетский кампус. Кабинеты полны студентов, изучающих и практикующих программирование, многие из которых бросили работу, чтобы приехать сюда. Участники заплатили от £8 тысяч до £10 тысяч за 10−12-недельную программу, где их научат базовым навыкам цифровой экономики.

Выпускниками General Assembly в 20 городах от Сиэтла до Сиднея стали уже около 35 тысяч человек. Большинство из тех, кто записался на курсы, ожидает, что это даст толчок их новой карьере. Учебная программа компании построена на основе бесед с работодателями о навыках, которых им критически не хватает. Она также содержит мероприятия формата «встретить и нанять», где фирмы могут посмотреть работы, выполненные студентами. Карьерные консультанты помогают студентам с их презентациями и собеседованиями.

General Assembly оценивает свой успех по тому, как много выпускников получают постоянную хорошооплачиваемую работу в желаемой области. Три четверти выпускников 2014−15 годов прибегли к помощи сервиса по трудоустройству, и 99% из них были наняты в течение полугода с начала поисков работы.

Джейк Шварц, основатель компании, вдохновился идеей ее создания благодаря собственному опыту. Он осознал, что диплом Йельского университета не дал ему никаких практических навыков, а двухлетнее обучение на MBA отняло слишком много времени и денег.

Я хотел изменить формулу окупаемости затрат на образование, снизив стоимость и дав навыки, в которых работодатели отчаянно нуждались

— Джейк Шварц, основатель General Assembly

В богатых странах связь между обучением и зарплатой основана на простом правиле: как можно больше учиться в молодости и пожинать соответствующие плоды в оставшееся время. Данные говорят, что каждый дополнительный год обучения повышает зарплату на 8−13%. После финансового кризиса цена раннего отказа от обучения стала еще яснее. В Америке уровень безработицы неуклонно снижается с ростом уровня образования.

Многие считают, что технологические изменения только усиливают доводы в пользу формального образования. Рабочие специальности, связанные с повседневными задачами, которые легко автоматизировать, переживают упадок. Обратная сторона этого явления заключается в том, что растет число рабочих мест, требующих когнитивных навыков. Рынок труда разветвляется, и те, у кого есть университетский диплом, естественно, выберут дорожку, которая ведет к более высокооплачиваемой работе.

В реальности все сложнее. Отдача от образования, даже для высококвалифицированных специалистов, стала менее ясной. Согласно данным Федерального резервного банка Нью-Йорка, с 1982 года по 2001 год средняя зарплата американских рабочих со степенью бакалавра выросла на 31%, в то время как у выпускников высшей школы не сдвинулась с места. Но в последующие 12 лет заработная плата выпускников вузов сократилась сильнее, чем у их менее образованных сверстников. В то же время выросла стоимость обучения в университетах.

Решение идти в колледж все еще имеет смысл для большинства, но идея о четкой взаимосвязи между образованием и заработной платой потерпела крах. Недавний опрос, проведенный исследовательским центром Pew, показал: лишь 16% американцев считают, что бакалаврский диплом хорошо готовит студентов для получения высокооплачиваемой работы в современной экономике. Частично это может объясняться влиянием финансового кризиса и его экономических последствий. Частично дело в спросе: чем больше людей получают высшее образование, тем меньше оно ценится. Но технологии тоже, кажется, усложняют картину.

Три канадских экономиста — Пол Бодри, Дэвид Грин и Бенджамин Сэнд, — в статье, написанной в 2013 году, высказали оптимистические предположения о спросе на нерутинную работу. Два десятилетия до 2000 года, пока строилась базовая инфраструктура эры информационных технологий (компьютеры, серверы, базовые станции и опто-волоконные кабели), спрос на когнитивные навыки был чрезвычайно высок. Теперь, когда строительство это по большом счету закончено, спрос ослаб, говорят авторы. Они показывают, что с 2000 года доля высококвалифицированных рабочих мест в Америке снижается. В результате специалисты с высшим образованием идут на ту работу, которая не требует когнитивных навыков, вытесняя менее образованных работников.

Этот анализ подкрепляет мнение, что технологии вносят хаос на рынок труда. Проблемы возникают как у квалифицированных, так и у неквалифицированных работников. У специалистов с более высоким уровнем образования пока больше шансов найти работу, но работа эта может быть неинтересной. Те же, кто не получил высшего образования, просто вытесняются с рынка труда. Это аргумент технопессимистов, основанный на прогнозах Карла-Бенедикта Фрея и Майкла Осборна из Оксфордского университета. В 2013 году они подсчитали, что 47% существующих рабочих мест в Америке могут быть автоматизированны.

Существует еще одна, менее апокалиптическая возможность. Экономист Бостонского университета Джеймс Бессен изучил эффекты автоматизации на конкретные профессии и пришел к выводу, что с 1980 года занятость растет быстрее в тех сферах, где используют компьютеры, чем там, где этого не делают. Это происходит потому, что автоматизация склонна затрагивать некоторые задачи в профессии, а не уничтожать рабочие места целиком. Частичная автоматизация может даже увеличить потребности в рабочих местах за счет снижения затрат: несмотря на автоматическое сканирование штрих-кодов в супермаркетах и банкоматов в банках, например, количество кассиров и банковских служащих выросло.

Но даже если технологии не могут уничтожить рабочие места целиком, они провоцируют изменения, затрагивающие многих людей. В период с 1996 года по 2015 год доля обычных офисных работников в Америке уменьшилась с 25,5% до 21%, что означает сокращение семи миллионов рабочих мест. Согласно исследованиям Паскуаля Рестрепо из Массачусетского технологического института (MIT), финансовый кризис 2007—2008 года повлиял еще хуже: с 2007 года по 2015 год вакансии для неквалифицированной рутинной работы сократились на 55% по сравнению с другими рабочими местами.

Во многих профессиях стало необходимым приобретать новые навыки взамен устаревших. Бостонский стартап Burning Glass Technologies, который анализирует рынок труда путем сбора интернет-объявлений о работе, пришел к выводу, что наибольшим спросом пользуются новые комбинации навыков, которые его босс Мэтт Сигелман называет «гибридные рабочие места».

Навыки программиста, например, в настоящее время требуются далеко за рамками технологического сектора. В Америке 49% объявлений о вакансиях с самым высоким уровнем оплаты труда предусматривают подобное требование. Состав новых рабочих мест также быстро меняется. За последние пять лет спрос на аналитиков данных вырос на 372%; в этом сегменте спрос на навыки визуализации данных подскочил на 2574%.

Высшее образование в начале рабочей карьеры не отвечает потребности непрерывного приобретения новых навыков, особенно если продолжительность карьеры увеличивается. Профессиональная подготовка дает людям конкретные навыки, но и их нужно будет снова и снова обновлять на протяжении карьеры.

«Германию часто хвалили за профессиональное обучение, но страна не смогла адаптироваться к экономике знаний, — говорит Андреас Шлейхер, руководитель дирекции образования ОЭСР, клуба преимущественно богатых стран. — Профессиональное обучение играет определенную роль, но учить кого-то делать одну единственную вещь всю свою жизнь — не то, что требуется для непрерывного обучения».

Казалось бы, специфические знания должны активно применяться в работе, но работодатели стали менее охотно вкладывать средства в обучение своих сотрудников. В своем докладе 2015 года Совет экономических консультантов Америки показал, что количество работников, получающих платное образование или обучающихся без отрыва от работы, стабильно падало в период с 1996 года по 2008 год. В Великобритании средний объем дополнительного образования работников упал почти вдвое в период между 1997 годом и 2009 годами — до 0,69 часа в неделю.

Возможно, сами работодатели не уверены в том, какие специальные знания им необходимы. Но также может быть, что в сложных условиях в первую очередь урезаются бюджеты на обучение. Также могут играть роль изменения в структуре рынка труда: компании теперь имеют более широкий спектр возможностей для выполнения какой-то работы — от автоматизации и офшоринга до привлечения фрилансеров и краудсорсинга.

Организации перешли от создания таланта к трудоемкой работе

— Йонас Прайсинг, глава агенства по трудоустройству Manpower

Если сложить все это, то становится ясно, что наступили тяжелые времена для всех типов работников. Высшее образование по-прежнему необходимо для многих рабочих мест, но работодатели часто не доверяют ему в той степени, чтобы нанимать работников только на основании диплома, без опыта работы.

Работники многих профессий сталкиваются с перспективой, что их существующие навыки устареют, причем часто не ясно, каким образом они могут получить новые. «Теперь разумно наделять специалиста по маркетингу обязанностями разрабатывать соответствующие алгоритмы, — говорит Сигельман. — Но линейная должность в области маркетинга не предлагает возможности приобрести эти навыки.» И продолжает расти число людей, работающих на себя. В Америке доля временных работников, подрядчиков и фрилансеров выросла с 10,1% в 2005 году до 15,8% в 2015 году.

Ответ на этот вопрос кажется очевидным. Чтобы оставаться конкурентоспособной и дать низко- и высококвалифицированным работникам шанс на успех, экономика должна предложить обучение и профессионально-ориентированное образование на протяжении всей трудовой жизни людей. Для этого необходимы разные меры: и смягчение момента начала трудовой жизни, и возможность осваивать новые навыки на протяжении всей карьеры. Многие из этих инициатив находятся в зачаточном состоянии, но они предлагают взгляд в будущее и руководство по проблемам, связанным с непрерывным улучшением навыков.

Довольно много уже происходит. General Assembly — лишь один из целого ряда учебных лагерей программистов. Онлайн-курсы (MOOCs) таких компаний, как Coursera и Udacity, вызывавшие восхищение в начале этого десятилетия, а затем раскритикованные, создали новые, ориентированные на трудоустройство бизнес-модели. Профессиональная социальная сеть LinkedIn приобрела в 2015 году онлайн-тренинг Lynda и сейчас предлагает курсы через сервис под названием LinkedIn Learning. У Pluralsight есть библиотека обучающих видео, и компания уже стоит больше миллиарда. Направление облачных вычислений Amazon также имеет образовательное подразделение.

Университеты более энергично осваивают принципы онлайн- и модульного обучения. Такие страны, как Сингапур, вкладывают значительные средства в учебные кредиты для граждан, которые те могут использовать на протяжении всей трудовой жизни. Люди тоже все чаще признают необходимость непрерывного обновления. По данным опроса Pew, 54% работающих американцев считают, что приобретение новых навыков на протяжении трудовой жизни важно; среди взрослых в возрасте до 30 лет этот показатель доходит до 61%. Другой опрос, проведенный Manpower в 2016 году, показал, что 93% представителей «поколения Y» готовы тратить собственные деньги на дальнейшее обучение. А работодатели делают все больший акцент на том, что обучение — это дело самого работника.

Статьи по теме:

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления