[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Vladislava Rakhmanova", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 26, "likes": 13, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "21860" }
Vladislava Rakhmanova
4 848

«Мы сохраняем больше информации и идей, когда не сидим в опенспейсe»

Колумнист BBC рекомендует компаниям вернуться к традиционным офисам

Издание «Идеономика» опубликовало перевод статьи Брайана Борзиковски из BBC о том, как работа в офисах с открытым рабочим пространством влияет на интеллект и производительность сотрудников.

Открытое рабочее пространство — это не только шум и гам. Ученые считают, что такое устройство офиса травмирует наш интеллект.

Четыре года назад Крис Нагеле сделал то, что многие другие руководители сделали ещё раньше — он перевел свою команду в офис с открытым рабочим пространством.

До этого сотрудники работали исключительно из дома, но Крис захотел, чтобы все были вместе, ведь так легче общаться и сотрудничать. Вскоре стало ясно, что Нагеле совершил огромную ошибку. Все то и дело отвлекались, производительность страдала, и все девять сотрудников были недовольны, не говоря уже о самом Нагеле.

Большинство из нас стали жертвами концепции open office — будь то шумные личные телефонные разговоры или постоянное прерывание работы.

В апреле 2015 года, спустя три года после переезда в открытый офис, Нагеле перевел компанию в другое помещение, где у каждого теперь есть своё собственное пространство с закрывающейся дверью.

Многие компании приняли концепцию открытого пространства — около 70% американских офисов именно таковы, — и очень немногие из них вернулись к традиционным пространствам с кабинетами и дверьми.

Однако исследования показывают, что в таких помещениях мы теряем 15% производительности, имеем огромные проблемы с концентрацией внимания и в два раза чаще болеем

После переезда Нагеле не раз слышал от других людей, что они мечтают о традиционном офисе. «Многие люди согласны — они не могут выдержать работу в открытом офисе, — говорит он. — Они никогда не доводят дело до конца и вынуждены брать больше работы на дом».

Маловероятно, что в ближайшее время мы расстанемся с концепцией открытого офиса, но некоторые компании уже следуют примеру Нагеле и возвращаются к традиционным кабинетам.

Лучше сосредоточиться

Главное, почему мы все любим пространство с четырьмя стенами и закрытой дверью, — концентрация. Дело в том, что мы не можем работать в режиме многозадачности, и небольшие отвлекающие факторы приводят к тому, что мы теряем концентрацию.

Более того, некоторые открытые пространства могут негативно влиять на нашу память. В особенности это касается hotdesking, экстремального варианта опенспейса, при котором люди сидят, где хотят, перемещая при этом свое оборудование за собой по офису.

Мы сохраняем больше информации, когда сидим в одном месте, утверждает психолог из Иллинойса Салли Августин. Это не так очевидно для нас, но мы связываем свои воспоминания — чаще всего маленькие детали — с тем, что нас окружает. Эти детали, которые могут быть чем угодно — от внезапной идеи, которой мы хотели бы поделиться, до изменения цвета брошюры, над которой работаем, — могут вновь всплывать в памяти только в той же самой обстановке.

Не то взаимодействие

Многих из нас больше всего беспокоит шум. Профессора Университета Сиднея обнаружили, что около 50% людей в полностью открытой офисной планировке и почти 60% людей в кабинках с низкими стенами недовольны звуковой приватностью. И только 16% людей в личных кабинетах испытывают такие проблемы.

Исследователи попросили людей в различных типах офисов оценить, насколько они недовольны своим пространством по 14 различным аспектам, включая температуру, качество воздуха и звуковую конфиденциальность. Данные по закрытым кабинетам были лучше, чем в опенспейсах.

Помимо низкой стоимости, главным аргументом в пользу открытого пространства служит представление, что оно улучшает сотрудничество и взаимодействие. Тем не менее, хорошо известно, что блестящие идеи редко рождаются, когда мы просто болтаем ни о чем. Мы скорее услышим о рождественском подарке, который коллега покупает для кого-то из своей семьи, или о проблемах с супругом вашей соседки по столу.

Люди общаются друг с другом больше, но они не разговаривают больше о вещах, связанных с работой

Подумайте об этом: если вы работаете в открытом офисе, вам нужно забронировать конференц-зал для мозгового штурма. Это по-прежнему требует определенного уровня планирования и конфиденциальности.

Получается, что лучше всего мы делаем свою работу, когда мы полностью сконцентрированы, говорит Августин. Мы можем работать в шумном пространстве, но конечный продукт не будет столь же хорош, как если бы мы работали в тихом уголке.

«[Это] неэффективно, — говорит она. — Это позор — мучить людей, отказывая им в рабочем месте, которое будет реально помогать им работать».

Конечно, для нас важно общаться и знакомиться друг с другом. Но есть много способов, позволяющих сделать это в закрытых офисах. Команда Нагеле, например, обедает вместе каждый день. Некоторые идеи рождаются во время этой обеденной болтовни, говорит он, но большинство из них разработаны во время целенаправленных сессий мозгового штурма.

Нужный баланс

Некоторые компании, которые не готовы полностью отказаться от открытых офисов, экспериментируют с тихими кабинетами для конкретных позиций, требующих внимания, — таких как писательство, реклама, финансовое планирование и программирование.

Но проблема в том, что некоторые люди чувствуют себя некомфортно, покидая команду, чтобы работать в одиночку. Они чувствуют, будто не выкладываются до конца. Это особенно верно в условиях высокого давления. Некоторые из нас даже считают, что побег в тихую комнату является признаком слабости, говорит Августин.

Другие компании создают закрытые пространства для небольших команд. Партнёр глобальной архитектурной конторы NBBJ Райан Мулленикс работал с технологическими фирмами, которые строили офисы для 3-16 человек.

Они по-прежнему могут активно взаимодействовать, но избегают шума от других команд, который им не хочется слышать. Помочь могут и новейшие технологии. В собственном офисе Мулленикса стоят специальные датчики, расположенные в десяти футах друг от друга. Они отслеживают уровень шума, температуры и количество людей. Сотрудники могут открыть приложение и найти бесшумное место в офисе.

Плохая новость для противников опенспейсов: эта концепция в ближайшее время не умрёт. Но, как говорит Нагеле, все больше компаний должны прийти к тому, к чему и он. Его сотрудники счастливее и продуктивнее — и это помогает не только компании, но и команде.

«Теперь люди могут работать более сконцентрировано, и у них стало больше времени для работы, — говорит он. — Это пошло на пользу каждому».

Статьи по теме:

  • «"Знай свое место": как соседи по офису влияют на ваc и вашу жизнь»
  • «Как продуктивно работать, если в офисе вас отвлекают»
  • «7 шагов к свободе. Как убедить начальника, что вы можете работать из дома»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления