{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": ["\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434","\u043e\u0444\u043b\u0430\u0439\u043d"], "comments": 56, "likes": 87, "favorites": 28, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "21893", "is_wide": "1" }
Никита Евдокимов
42 011

Как закрывалась «Кудяблишная» и другие проекты Дмитрия Кузина

Рассказ бывших сотрудников и знакомых нижегородского предпринимателя

Поделиться

В избранное

В избранном

В январе 2017 года нижегородский предприниматель Дмитрий Кузин объявил о банкротстве своего кафе «Кудяблишная», о котором он на протяжении почти двух лет рассказывал на своей странице в Facebook. По его словам, закрытие заведения произошло не в последнюю очередь из-за сотрудников, которые плохо работали, а потом украли из кафе все оборудование.

Редакция vc.ru связалась с бывшими сотрудниками «Кудяблишной» и других заведений Кузина. По их словам, благодаря большому количеству подписчиков в Facebook он создает образ успешного предпринимателя, чтобы привлекать инвестиции под свои проекты, которые рано или поздно закрываются из-за отсутствия выручки. Они рассказали свою версию закрытия «Кудяблишной».

В 2010 году Министерство здравоохранения инициировало кампанию по профилактике алкоголизма, запустив серию роликов с «безумной белочкой». Тогда многие зрители обратили внимание на фразу из видео: «Пойдем кудябликов настреляем, пожарим и съедим».

И хотя такого блюда как «жареный кудяблик» никогда не существовало, генеральный директор рекламного агентства «Маньяко» и любитель кулинарии Кирилл Готовцев придумал, как могла бы выглядеть такая закуска, составив свой собственный рецепт кудябликов — жареного теста с начинкой из моцареллы, курицы, ветчины и лука.

Идея понравилась другу Готовцева — нижегородскому предпринимателю Дмитрию Кузину, — и он в апреле 2015 года открыл в центре города свой собственный ресторан под названием «Кудяблишная». Помимо основного блюда, там также подавались чебуреки, пельмени и вареники. Первоначально заведение работало по модели единой цены — каждая порция стоила по 111 рублей, — но в дальнейшем от этой идеи предприниматель отказался.

Дмитрий Кузин. Источник: личная страница в Facebook

В своей колонке для издания «Секрет Фирмы» Кузин рассказывает, что занимается бизнесом с 18 лет. Его первым делом стал киоск «по продаже всего и вся», а затем предприниматель уехал в Москву и торговал газетами в электричках. Занимался торговлей и строительным бизнесом, а также оказался фигурантом уголовного дела, но был оправдан.

В Нижнем Новгороде Кузин основал хостел Coffee Hostel, кофейню «Coffee Hostel, которая позднее была переименована в «Городскую кофейню "42"» и кафе «Кудяблишная».

Однако все его проекты оказались неуспешными. По словам бывших сотрудников и знакомых Кузина, из хостела его за долги перед персоналом и коммунальными организациями выгнали партнеры, кофейня оказалась убыточной и была продана. «Кудяблишная» после непродолжительного периода прибыльности также закрылась, а часть ее оборудования вывезена кредиторами Кузина в счет его долгов.

«Кузин набирает деньги, проводит непонятные бизнес-движения, проводит акции, о которых не знает персонал — а деньги просто улетают в трубу. Долги копятся. Потом находит инвесторов, пишет жалобную публикацию на Facebook, люди несут ему деньги, он закрывает свои старые долги и открывает какой-то новый проект. Это вот прямо постоянный процесс», — оценивает предпринимателя председатель нижегородской ассоциации рестораторов Юрий Попов, знакомый Кузина.

По словам Попова, Кузин остался должен нижегородским кредиторам и партнерам около 18,5 миллионов рублей. По мнению бывшего бариста «Городской кофейни» и администратора «Кудяблишной» Алексея Яшина, Кузин вводит в заблуждение инвесторов благодаря большому количеству подписчиков Facebook, которые не знают подробностей его дел.

«Ему в голову приходит идея, он затевает бизнес. Кузин умеет ее хорошо преподнести. За счёт огромной аудитории в Facebook получает большой охват. Находит инвесторов, которые ведутся на это, с их помощью отдаёт прежние долги или не отдаёт. Вот так и работает».

Дмитрия Кузина можно назвать Мавроди, а можно назвать персонажем из «12 стульев» — был там такой Александр Яковлевич. Он что-то делал нехорошее и стеснялся. Вот мне кажется, [Кузин] такой: «Ой, как нехорошо получилось, я раскаиваюсь. Ой, я банкрот, и людей подвёл, как-то неудобно». А потом опять то же самое.

— Алексей Яшин

Coffee Hostel — хостел

Хостел Coffee Hostel. Источник: TripAdvisor

Алексей Яшин познакомился с Кузиным чуть больше двух лет назад, в декабре 2014 года. Предприниматель искал бариста для работы в своей новой кофейне, которую планировал открыть в скором времени. Обучение проводилось в его хостеле, который Кузин запустил вместе с партнерами на втором этаже здания 1885 года постройки в историческом центре Нижнего Новгорода на улице Рождественской.

И хостел и кофейня назывались одинаково — Coffee Hostel, что, по словам Яшина, приводило туристов в замешательство. Позднее Кузин переименовал точку, назвав ее «Городская кофейня "42"».Она находилась на «нижегородском Арбате» — улице Большой Покровской. Через неделю после обучения Яшина заведение открылось, и он вышел на работу.

Интерьер «Городской кофейни "42"». Источник: nashaamerica.com, пользователь CaffeiNe

Работая на новом месте, Яшин продолжил общаться с сотрудниками хостела. После открытия кофейни они забеспокоились. «Все говорили: "Понимаешь, вот сейчас такая ерунда — Дмитрий открыл кофейню и на нас, мягко говоря, просто забил"», — вспоминает он.

Чтобы поддержать новый бизнес, Кузин брал деньги из оборота старого, что не понравилось его партнерам: у кофейни и хостела были разные учредители. Постепенно в гостинице начались задержки по зарплате, рассказывает Яшин со ссылкой на ее бывших сотрудников: «В какой-то прекрасный момент соучредители Дмитрия по хостелу сказали: "Лучше вам отсюда уйти". И он ушёл, буквально с чемоданом в руках. Не совсем точно знаю, как именно всё было, но суть в том, что перед его носом закрыли двери. Я был очень удивлён».

По словам председателя нижегородской ассоциации рестораторов Юрия Попова, это был уже второй раз, когда партнеры выгнали Кузина из хостела из-за долгов. В первый раз ему удалось найти деньги: для этого предприниматель написал публикацию на своей странице в Facebook и привлек нового инвестора.

Алексей Яшин

Кузин был недальновидным предпринимателем, уверен Попов. На первом этаже здания на Рождественской одновременно с хостелом строился бар. Чтобы избежать конфликтов в будущем, его владельцы решили посоветоваться с Кузиным, как сделать так, чтобы заведения не мешали друг другу.

«Они к нему подошли и сказали, что здесь будет дискотека и нужно что-то придумать, на что он ответил: "Да ладно, всё как-нибудь образуется". Ну вот они и построили так, как посчитали нужным. А потом, естественно, постояльцы начали жаловаться, съезжать от него», — вспоминает Попов.

Тогда Кузин стал жаловаться на собственников бара в городское управление по туризму. Громкая музыка была не единственной причиной жалоб постояльцев, рассказывает Попов. Во время экскурсии по хостелу, на которую его пригласил Кузин, он обратил внимание на аварийное состояние некоторых помещений.

Юрий Поповпредседатель нижегородской ассоциации рестораторов

Заходим мы в один из номеров, и там по диагонали через всю стену идёт трещина, через которую видно улицу. На это Дима сказал, что они на этот номер дают скидку. Вот как к этому относиться?

Coffee Hostel — кофейня

Когда Кузина выгнали из хостела, команда кофейни продолжила работать в штатном режиме, рассказывает Яшин: «Мы как-то подумали, что нас это не касается — в кофейне была очень мотивированная команда. У Дмитрия талант находить очень классных людей, таких бессребреников, которые готовы работать за идею», — рассказывает он.

По словам бывшего бариста «Городской кофейни», Кузин потратил на внутренний ремонт заведения «около 18 миллионов рублей», которые он взял у инвесторов. В первые месяцы после открытия кофейня работала «в ноль». Предприниматель говорил сотрудникам, что нужно дождаться поздней весны и лета, когда в город вернутся туристы и выручка вырастет.

Фасад кофейни Coffee Hostel. Источник: TripAdvisor

Однако весной 2015 года Кузин переключил свое внимание на их проект с Кириллом Готовцевым — «Кудяблишную». «Мы были предоставлены самим себе. Работали, но было понятно, что мы ему не интересны. Он как ребёнок: вот новый проект увидел, ему в голову что-то стрельнуло, он всё бросил и стал заниматься другим. Сначала был хостел, потом ему надоело — он открыл кофейню и хостел бросил. Вцепился в кофейню, поиграл нами, прибыли не было, он подумал о «Кудяблишной» и работал над ней», — вспоминает Яшин.

У кофейни не было яркой вывески, только черный «кусок пластика с лемуром», поэтому прохожие и горожане не обращали внимание на «Городскую кофейню». Во многом потому, что рядом было много гораздо более заметных заведений.

Алексей Яшинбывший бариста «Городской кофейни "42"» и администратор «Кудяблишной»

Люди случайно заходили в кофейню и говорили: «Слушайте, вот такое офигенное место. А чего же вы вывеску себе не сделаете? Мы живём в этом доме и даже не знаем, что тут кофейня открылась. Мы бы тогда раньше пришли».

Судя по оценкам и комментариям по странице заведения в Facebook и TripAdvisor, посетителям нравилась «Городская кофейня». «Сегодня это был праздник. И это даже не про кофе. Хотя кофе здесь отличный. Я сегодня про людей, которые работают в этой кофейне. Они нас любят! Ребята, это точно. И это, конечно, праздник», — писала посетительница кафе.

И отзывы пользователей, вспоминает Яшин, оставались одной из немногих вещей, которые мотивировали команду. С мая 2015 года Кузин был поглощен развитием «Кудяблишной». Обещанное им туристическое чудо так и не случилось. В мае гости города проходили мимо из-за отсутствия заметной вывески, а в июне, когда началась жара — из-за того, что в заведении не было летней веранды.

«Когда начался летний период, все на Покровке сразу стали выставлять веранды, столики, где сидело очень много отдыхающих. Нужно было ловить этот момент, но у нас не было летней веранды. И люди перестали к нам ходить — зачем им идти к нам, если рядом есть куча мест, где можно посидеть на улице?», — рассказывает Яшин.

С падением количества клиентов упала и выручка. Заведение начало работать «в минус», и это вызвало беспокойство Кузина. «Дмитрий внезапно как-то немного очнулся, прибежал в кофейню и понял, что здесь всё как-то не то, и нужно что-то делать. Но ему, видимо, не давали денег инвесторы, которые вложились изначально. Начались задержки по зарплате», — продолжает он.

Осенью ситуация стала еще хуже: Кузин начал пропадать, а в «Кудяблишую» и «Городскую кофейню» — приходить его кредиторы. Тогда его сотрудники впервые столкнулись с такими исчезновениями — он отключал телефон и на несколько дней запирался дома. Он говорил им, что таким образом расслабляется и ищет решение в сложной ситуации.

«В октябре [2015 года] я понял, что залез в дело, в котором я ничего не понимаю. Когда не было падения рынка, мне казалось, что я гениальный менеджер, который пришёл в общепит и всё у него легко получается. Когда начались проблемы, я понял, что просто не знаю, что делать», — писал он в июле 2016 года.

Ранее он встречался с председателем региональной ассоциации рестораторов Юрием Поповым и просил у него совет, что делать дальше. Тот посоветовал ему уехать в Москву, устроиться официантом в крупный ресторан, учиться и расти. И только тогда, рассуждал Попов, можно было бы открывать «приличное заведение».

Кузин уехал в Москву на четырехмесячную стажировку в неназванном «заведении в центре города со средним чеком 1200 рублей и с 80 посадочными местами». По словам Яшина, в своем Facebook он рассказывал подписчикам, что якобы научился всему необходимому и теперь все будет иначе — и в «Городской кофейне», и в «Кудяблишной».

Алексей Яшинбывший бариста «Городской кофейни "42"» и администратор «Кудяблишной»

У Дмитрия просто потрясающее умение пускать людям пыль в глаза. Я такого в жизни никогда не видел. Всей аудитории Facebook он просто говорит, что захочет. А я видел всё это изнутри. Чему он там научился, я не представляю. В общем, как он ничего не знал, так все и осталось. Практики было ноль совершенно.

Помещение, в котором находилась «Городская кофейня», принадлежало одному влиятельному предпринимателю Нижегородской области. Он очень лояльно относился к тому, что Кузин не вовремя платил за аренду и ограничивался письмами и отключениями света.

«[Кузин] умеет быть очень обаятельным. Когда он смотрит в глаза, когда говорит и кается, ему действительно хочется верить. И вот люди суровые действительно ему верили, и те же самые инвесторы продолжали давать ему денег. Он классный сказочник, умеет убеждать — убеждатель от Бога просто», — рассказывает Юрий Попов.

Обычно арендодатель себя по-другому вёл — как только человек давал слабину, не выполнял обязательства, он сразу разрывал с ним отношения. А тут долго он нам давал возможность исправиться, восстановиться, но нет. Не получилось.

— Алексей Яшин

С осени 2015 года Кузин искал покупателей для кофейни. Он хотел переуступить права аренды на отремонтированное помещение. В начале 2016 года он полностью отошел от дел, а сотрудникам пришлось вести все бизнес-процессы самостоятельно.

«У нас была самоорганизация: сами составляли себе графики, сами выдавали зарплату, если была возможность», — вспоминает Яшин. У бариста в то время был свой бизнес, который не требовал его постоянного присутствия. Заработанные деньги он вкладывал в операционную деятельность кофейни.

«Часто я давал деньги на закупку [продуктов], потому что понимал, что приближаются выходные и без денег на закупку нам будет не на что работать, не будет прибыли, и мы не получим зарплату», — рассказывает он.

Директора нет, денег не даёт, можно закрываться. Вот такой трешак. После выходных я возвращал деньги, которые давал на закупку. Если получалось, кто-то получал зарплату, и у нас оставались деньги на закупку продуктов до [следующих] выходных.

— Алексей Яшин

К апрелю 2016 года Кузин нашел покупателей. По оценкам Яшина, они заплатили от одного до трех миллионов рублей. «Этих денег хватило, чтобы нам отдать деньги, по аренде расплатиться и что-то еще отдать инвесторам. Но как я слышал, в кофейне было «закопано» около 18 миллионов рублей примерно. А удалось отбить гроши», — рассказывает он. Все оборудование из кофейни перевезли в «Кудяблишную».

«Кудяблишная»

«Кудяблишная» стала нижегородским аттракционом для туристов. Кузин открыл ее совсем близко от «Городской кофейни», также на Большой Покровской улице. В кафе было около 60 посадочных мест, дневная выручка, по оценкам бывшего шеф-повара заведения, составляла в среднем «около 40 тысяч рублей».

С весны 2016 года Кузин, по его словам, сконцентрировал свое внимание только на «Кудяблишной», несмотря на то, что проект ему не нравился. «Я страшно не любил этот проект, мне не нравилась аудитория, не нравился интерьер. Да мне ничего не нравилось, кроме еды. Но какая-то интуиция сработала, и я сам себе сказал: "Вот не смей. Здесь есть то, что тебе нужно"», — писал он.

Предприниматель занялся антикризисным менеджментом — провел переговоры с поставщиками и снизил расходы на ингредиенты с 40-43% до 28% от общих расходов, а также поменял команду. В результате, писал он, выручка заведения за два месяца увеличилась в два раза — с 700 тысяч рублей в апреле до 1,45 миллионов рублей в июне 2016 года.

Через несколько месяцев после закрытия кофейни Кузин перевел Яшина и часть старой команды в «Кудяблишную». Также он нанял нового кондитера — выпускницу кулинарной школы Institute of Culinary Education Наталью Иванову (имя и фамилия изменены по её просьбе — прим. ред.), которая должна была разработать десерты и кондитерское меню в стиле «а-ля рус». Иванова вернулась к родителям в Нижний Новгород из Москвы и искала место, где она может пройти стажировку.

Однако шеф-повар «Кудяблишной» собирался уволиться, и Кузин предложил Ивановой встать на его место. Яшин также стал поваром: к моменту его возвращения из кофейни должность бариста была уже занята и Кузин предложил попробовать себя на кухне.

В первую очередь Иванова провела ревизию продуктов. По ее словам, поварами на кухне работали четыре женщины из Узбекистана, причем трое не были оформлены по трудовому договору и не имели разрешения на работу в России.

«Естественно, за ними было очень много косяков, проблем. Были большие расхождения по остаткам — мы не могли досчитаться по несколько килограммов почти всех продуктов, которые мы закупали. Было много проблем с нарушением санитарных норм, технологических карт — как они вообще готовили?», — вспоминает она.

Алексей Яшинбывший бариста «Городской кофейни "42"» и администратор «Кудяблишной»

Это люди особого сорта, я с ними раньше близко не сталкивался. А когда поработал — офигел. У них там не было у кого-то регистрации, они были нечистоплотные. Нельзя было разрешать им работать на кухне. По сути, всё дело было с разрешения Дмитрия.

Но у узбечек есть огромный плюс — они фантастически работоспособные. Я, молодой здоровый парень, приходил на работу вместе с ними и к вечеру «расклеивался», а они работали и ещё убирались, уходили позже меня и с утра были на работе как огурчики. И ещё они чудесно обращались с тестом для кудябликов. Это было самое главное, наверное.

Проблемы с отсутствием трудовых договоров не удивляли Иванову — она сама не была оформлена в штат компании, как и большинство сотрудников. Проблемы были и с санитарными книжками. «По поводу медкнижек не смогу с уверенностью сказать, были они у всех или нет. У меня медкнижка на тот момент была просрочена — её нужно было продлевать, она у меня закончилась в сентябре. Уже нужно было проходить заново комиссию, книжка была недействительна. Но времени не было», — рассказывает она.

Кроме того, на кухне были проблемы с техникой и ремонтом. Например, вместо окон были решетки, затянутые полиэтиленом, не было горячей воды, и мойщице приходилось мыть посуду в ледяной, а также не работала вытяжка. По словам Яшина, Кузин не заходил на кухню.

«Вы представляете, что значит неработающая вытяжка, когда в помещении работает фритюр? Минут через 15-20 работы я чувствовал, что начинаю терять сознание, и у меня там начинала трещать голова. Я постоянно выходил на улицу, чтобы просто подышать воздухом. А ещё жара же была страшная летом», — вспоминает Яшин.

По словам Яшина, предшественник Ивановой пытался «бороться» с Кузиным — уговаривал его найти деньги на ремонт или сменить поваров: «Он говорил еще летом: "Дим, я могу сейчас поменять всех поваров на кухне, меняя их по одному. Найду тебе других ребят, которые будут совсем другой продукт выдавать". Пусть узбеки и хорошо готовят свои блюда — плов, к примеру, но они не понимают, как приготовить салат или яйцо-пашот. Но у Димы была на все своя точка зрения».

В результате Иванова сказала Кузину, что не может работать с нынешними поварами, потому что они ее «воспринимают в штыки», и их нужно уволить. Однако вместо того, чтобы менять кухню постепенно, он решил убрать всех сразу, за исключением повара, у которой не было проблем с документами, и найти замену за выходные.

В четверг Дима ко мне приходит и говорит: «Я всё решил, я сегодня вечером провожу собрание и объявляю, что у них в воскресенье последний рабочий день». Я говорю: «Дим, это конечно здорово, но кто у нас выйдет работать в понедельник?». А он такой: «Ничего, найдем».

Я говорю: «Точно? Мне кажется, это слишком быстро. Может быть, нам сначала стоит найти людей, а потом уже увольнять текущий персонал? Потому что как-то я просто переживаю за то, как мы будем работать». Он сказал, что всё будет нормально.

— Наталья Иванова

Однако Кузину это не удалось, и чтобы решить проблему, он снова написал в Facebook, что ищет поваров. Так предприниматель смог нанять четырех человек: опыта у них не было, но было желание учиться, отмечает Иванова.

В понедельник, 28 ноября 2016 года, ресторан закрылся на несколько дней на санитарную уборку, во время которой шеф-повар обнаружила в пароконвектомате таракана. По ее словам, на кухне было очень грязно, жирно и негигиенично. «Дима сам был в шоке. Он сам помогал нам в этой уборке и у него волосы стояли дыбом. Кузин говорил: "Какой кошмар, как вообще мы довели всё до такого состояния"», — вспоминает Иванова.

Шеф-повар попросила Кузина не открывать ресторан до начала выходных, чтобы вместе с новыми поварами, у которых не было опыта и которые медленно работали, она успела сделать достаточно заготовок — нарезок для первых блюд, фарша и мяса для пельменей и чебуреков. В противном случае, открывать кафе было бы нерентабельно.

По словам Ивановой, чтобы начать продавать, кафе или ресторану требуется 20-25 литров первого блюда. «Для этого нужно нарезать очень много продуктов. Новые сотрудники делали это очень медленно. Если нормальный повар нарезал колбасу для солянки минут за 40, то ребята — за три часа», — рассказывает она.

Открывшись без заготовок, заведение могло предложить посетителям только 2% меню. И за неделю, пока новые сотрудники осваивались, кафе потеряло больше, чем заработало, из-за необходимости платить зарплату официантам, бариста и администраторам в зале. Кроме того, количество посетителей резко упало.

Проблему осложняло то, что как и у «Городской кофейни» у «Кудяблишной» не было яркой и заметной вывески, поэтому по вечерам многие люди проходили мимо. К тому же, в самом заведении было неуютно, отмечает Иванова: «У нас был чудовищный интерьер, в котором было невозможно долго находиться. И в зале реально было много комаров, потому что в подвале постоянно текли какие-то трубы, там было очень жарко и грязно».

Долги

Когда у заведения начались проблемы с выручкой, Кузин снова исчез на два дня: он заперся дома, отключил телефон и думал, как спасти заведение. Во-первых, предприниматель решил продать кофемашину, которая стояла без дела — это помогло бы закрыть долги. Во-вторых — открыть свой небольшой цех по производству пельменей ручной лепки для продажи на развес.

Однако, вспоминает Иванова, в заведении не было достаточно места для хранения больших объемов товара, а также необходимого количества ингредиентов.

Дима хотел, чтобы в день мы делали по 100 килограммов пельменей, то есть 50 продавались бы замороженными, а 50 — внутри заведения. Мы начали делать в день где-то по 30 килограммов. И в самые лучшие дни продать получалось и в зале, и на вынос не больше 25 килограммов.

При этом он всё равно хотел больших объёмов. Но я ему объясняла, что для готовки 100 килограммов в день мне нужно ежедневно 100 килограммов сырья: тесто, фарш, мясо. А закупались мы на деньги из кассы. У нас не было никакой финансовой подушки, на которую мы могли бы рассчитывать.

Думаю, Дима решил продавать кофе-машину, потому что больше и продавать было нечего. Он не мог продать квартиру, машину — их просто не было.

— Наталья Иванова

Несмотря на долги и падение прибыли, Кузин строил амбициозные планы. В декабре он рассказал Ивановой о том, что в Самаре есть пиццерия, у которой столько же посадочных мест, сколько и у «Кудяблишной», но в месяц она зарабатывает восемь миллионов рублей: «Я сказала ему: "Даже не думай, мы не сможем столько заработать никак. Это невозможно". А он ответил: "Нет, я их и не хочу. Давай ориентироваться на шесть миллионов?».

Однако перед Новым годом Кузин решил продать «Кудяблишную». У него оставалась последняя надежда, что за новогодние праздники за счет притока туристов заведению удастся увеличить выручку и закрыть долги.

Из-за нехватки персонала сотрудникам пришлось мобилизировать ресурсы: Яшин, который к тому времени был переведен с кухни в зал, совместил позиции администратора и бариста, а Иванова — шеф-повара и официанта. Посадка гостей была максимальной — многие посетители стояли и ждали, пока освободится столик — и команда работала на пределе. К этому времени новые повара уже освоились.

И хотя максимальная дневная выручка оказалась в три раза выше обычной — 130 тысяч рублей, — этого оказалось недостаточно: Кузин рассчитывал, что в новогодние праздники ежедневный доход заведения составит 250-300 тысяч рублей.

«Несмотря на полную посадку в зале, блюда готовились не более 15 минут, а кухня у меня работала так, как никогда. Я ужасно гордилась всеми своими ребятами и ужасно гордилась тем, как мы отработали. А Дима сел вечером, посмотрел на отчет и сказал: "Очень ***** (посредственно — прим. ред.) мы сегодня поработали". Я тогда сильно на него разозлилась», — вспоминает Иванова.

Кроме того, произошел форс-мажор: если со 2 по 6 января в Нижнем Новгороде была комфортная погода, то в ночь на 7 января температура опустилась до -32 градусов, и посещаемость резко упала: за день в кафе побывало всего два человека.

При этом у Кузина перед сотрудниками был долг по зарплате. Ивановой и Яшину он задолжал по 40-45 тысяч рублей. Кроме того, предприниматель не выплатил расчет бывшим сотрудникам: по словам Яшина, уволившимся шеф-поварам Кузин был должен 25-30 тысяч рублей, а бариста — 15 тысяч. «Один из этих шеф-поваров бесплатно обедал в «Кудяблишной» — в счет долга по зарплате», — вспоминает Яшин.

Как закрывалась «Кудяблишная»

И Иванова, и Яшин работали без трудового договора. Чтобы быть уверенными в том, что Кузин выплатит им долг по зарплате, они составили гарантийные письма и отнесли их предпринимателю: «Кузин очень легко согласился [подписать], посмеялся: "Да таких бумажек с моей подписью у разных людей в сумме на 20 миллионов лежит"».

В письмах они указали срок до которого предприниматель должен закрыть задолженности — 11 января. Когда в этот день Иванова и Яшин вышли на работу, то обнаружили в кассе всего 40 тысяч рублей, вместо обещанных 80 тысяч, а также записку, где Кузин сообщал, что в ближайшие сутки снова будет недоступен.

Записка Дмитрия Кузина, которую он оставил в кассе. «В кассе деньги для вас с Наташей. Карта — на закуп. Деньги на нее упадут около 11 часов утра. Я сутки буду не на связи»

В этот же день, вспоминает Иванова, начались странные вещи. Сперва пришла арендодатель и сообщила, что перед ней у Кузина есть задолженность, которую необходимо погасить до 15 января, иначе она разорвет договор аренды.

«Мы напряглись, но решили, что Дима завтра всё решит. Кроме этого стали приходить ещё другие люди, которые спрашивали, кричали, где Дима. Потому что он должен был им денег. Ситуация не очень приятная, а Дима "вне зоны доступа"», — рассказывает она.

Когда в кафе пришли кредиторы и подняли шум, в зале были посетители, «отчего ситуация становилась еще более неловкой», — отмечает бывший шеф-повар. Оказалось, что Кузин назначил всем своим кредиторам один день для выплат, и не пришел.

«К вечеру мы выяснили, что в городе есть такие люди, которым Дима должен был от трех до 200 тысяч рублей. И что все эти люди начинают друг друга находить, потому что город маленький. Мы понимаем, что Диме нужно появляться срочно, потому что всё может плохо кончиться», — вспоминает бывший шеф-повар «Кудяблишной».

Кузин не пришел и на следующий день, его телефон был выключен. В кафе снова пришли кредиторы, чтобы узнать адрес владельца и поговорить с ним лично. Ни Яшин, ни Иванова адреса не знали.

«В итоге эти люди самостоятельно нашли его адрес. Они ездили к нему — Кузин не открыл. Тогда они снова приехали к нам, когда у нас были гости, заказали что-то поесть с шутками: "Да какая разница, заведение всё равно теперь твоё, бери, что захочешь"», — рассказывает бывший шеф-повар.

В «Кудяблишной» работала бывшая жена Кузина. На исходе второго дня его затворничества она забеспокоилась и уговорила Иванову и Яшина съездить к нему домой, чтобы проверить, все ли с ним в порядке.

Дима встретил нас заспанный и в слезах, но пустил в квартиру. Стоял и плакал перед нами. Мы стали спрашивать, что будем дальше делать. Он согласился, что нужно закрывать кафе, и смысла тянуть дальше никакого нет.

Тогда мы решили составить опись всего имеющегося оборудования, которое мы можем продать, чтобы закрыть долги по персоналу. И, естественно, мы говорим Диме о тех людях, помимо хозяйки помещения, которые тоже хотят от него денег. Он сказал, что всё знает, что всё будет в порядке, и сказал составлять опись.

— Наталья Иванова

Сотрудники «Кудяблишной» хотели продавать имущество только после одобрения руководителя, поскольку опасались, что потом могут возникнуть какие-либо проблемы. В пятницу, 13 января, Яшин составил опись мебели и инвентаря, которые можно продать, а также стал искать покупателей на кофемолку. В тот же день сотрудники поехали к Кузину, чтобы утвердить этот список. Кроме того они напомнили, что 15 января собственница опечатает заведение и попросили его прийти.

«Он сказал: "Нет, я не приду. Вы делайте всё сами. Я телефон включать не буду, потому что мне начнут названивать банки, кредиторы, и я никогда от них не отобьюсь"», — вспоминает Иванова. Однако Кузин утвердил список и уточнил, каким кредиторам следует выдать долги в первую очередь.

В субботу Кузин прислал сообщение Яшину, что долг одной их общей знакомой, у которой он под проценты занимал 200 тысяч, находится в приоритете. Кузин договорился с ней, чтобы она в счет долга забрала ту самую кофемашину, которую он хотел продать еще в декабре.


Она должна была приехать в тот же вечер. Иванова и Яшин связались с Кузиным через его бывшую жену и поделились опасениями, что в кофейню могут прийти остальные кредиторы и забрать оборудование в счет долгов.

«Он заверил, что такого не случится, потому что никаких долгов, кроме 200 тысяч по "Кудяблишной" у него нет, он их раздал. Есть остальные долги, но они его личные, и за ними в кафе никто не придёт», — рассказывает Иванова.

Однако администратор и шеф-повар беспокоились, что 15 января хозяйка может сменить замки, и тогда все оборудование окажется опечатанным. Они предложили Кузину вывести его вместе с кофемашиной к той самой знакомой, которой он был должен, на хранение. Кузин, по их словам, согласился.

И когда оборудование из списка было вывезено, пришли еще два кредитора Кузина, которые узнали, что заведение закрывается и предприниматель раздает долги. Выяснилось, что Кузин должен им более миллиона рублей. «Он давал им долг, когда "Кудяблишная" ещё только открывалась. И как гарантию выплаты, он обещал им эту кофемашину. Оказалось, что он обещал ее всем: арендодателю, нам, другим сотрудникам, кредиторам», — рассказывает Иванова.

В итоге они приняли решение вывозить из помещения всё Димино имущество, которое оставалось: столы, стулья, тарелки, еще какую-то мебель, брикеты с сыром, банки с горошком. В какой-то момент я поняла, что мне бессмысленно тут находиться, и уехала. Дима параллельно писал Лёше и спрашивал, есть ли у нас для него куриный бульон, и почему мы всё еще закрыты.

— Наталья Иванова

Спустя некоторое время Кузин вышел из оцепенения и начал разбираться, что произошло. Он обвинил Иванову и Яшина в том, что они его обворовали и незаконно забрали имущество, хотя они утверждают, что все их действия согласовывались с ним.

«Получается, мы старались, чтобы всё закончилось на максимально ровной ноте и с минимальными потерями для сотрудников и Димы, в первую очередь. Но в итоге он всё выкручивает вот таким образом», — рассказывает Иванова. Когда Кузин обвинил ее в хищении, шеф-повар проконсультировалась со своим адвокатом, который подтвердил правомочность ее действий.

Последствия

К 24 января Кузин разобрался, где находится пропавшее оборудование. Тогда он случайно узнал, что Яшин и другие бывшие сотрудники собираются писать на него заявление в прокуратуру.

«Он этого очень испугался и обзванивал бывших сотрудников с просьбой не поддерживать меня. Начался сбор денег и пошли выплаты по зарплате. Тогда я не стал писать заявление», — рассказывает Яшин. Чтобы рассчитаться по долгам, Кузин попросил деньги у своих подписчиков в Facebook. По словам Яшина и Ивановой, к февралю он полностью вернул им долг.

В начале февраля Кузин уехал из Нижнего Новгорода в Москву. Он рассказал, что собирается «поставить на паузу предпринимательскую деятельность» и заняться «теми вещами, в которых он силен» — маркетинг, PR и запуски проектов, а также консалтинг. Кафе «Кудяблишная» было закрыто.

Бывшие сотрудники Кузина и нижегородские предприниматели удивляются его поведению. По их мнению, человек с неудавшимся предпринимательским опытом не может выступать в качестве бизнес-консультанта.

Юрий Поповпредседатель нижегородской ассоциации рестораторов

[Нижегородские предприниматели], конечно, смеются, поскольку это ситуация анекдотичная. Человек должен 18,5 миллионов рублей всем, а сам на Facebook учит других бизнесу. Конечно, кто его не знает, тот сочувствует, думает, что он случайно попал, что это не какой-то процесс, а ему просто не повезло. А те, кто знают его лично, ничуть не удивляются и крутят у виска.

Во всех ситуациях у него виноваты все, кроме него: персонал не такой, арендодатель не то сделал, еще кто-то. Что угодно. Вот когда началась ситуация с разорением, ребята [Яшин и Иванова] ко мне обратились — «Что делать?». Я ответил, что они должны с ним сесть, заключить мировое соглашение, обсудить график выплаты зарплат.

И когда он очередной раз не заплатил, потом обещал отдать им выручку с продажи оборудования, а потом этих же людей обвинил в воровстве, хотя сам давал указания на вывоз всего оборудования, это всё абсолютно нелогично. Что у человека вообще в голове творится? Это ведь не первый раз такое.

Алексей Яшинбывший бариста «Городской кофейни "42"» и администратор «Кудяблишной»

Относился я к нему [к Кузину] всегда достаточно хорошо, и даже когда видел, что он поступает неправильно, я почему-то потом его для себя оправдывал, находил какие-то объяснения этому. Не знаю почему, но у меня было к нему какое-то предвзятое отношение — вот он хороший, мечтатель, и всё. Просто мир такой, а он хороший.

Когда он не пришел 11 января, когда я остался один на один с его кредиторами, я всё равно хотел ему помочь. Когда он понял, что произошла какая-то катастрофа, и увидел для себя возможность выйти из ситуации чистым.

И он не мог упустить возможность выйти из этой ситуации жертвой, что он и сделал. Как активный блогер, он рассказал, что его предал коллектив. И у меня, честно говоря, тогда глаза чуть на лоб не вылезли: я же так старался всё это время. И вот тогда мое отношение к нему изменилось.

Дмитрий Кузин отказался от интервью и комментариев. Свою позицию он объяснил нежеланием «ворошить болото».

Дмитрий Кузинбывший владелец «Кудяблишной»

По Нижнему Новгороду сейчас очень много разных версий гуляет. После того, как я не стал подавать заявление в полицию (к сожалению), сила не на моей стороне, хотя правда на моей. Но ситуация задевает интересы многих людей, живущих в Нижнем. Людей разной степени влиятельности в городе. А у меня там родители живут.

И мне безопаснее не ворошить это болото, а понять и простить. И забыть. Прошу понять меня правильно.

И последний момент. У меня не осталось долгов по зарплате перед бывшими сотрудниками. Если они вышли на вас, чтобы оценить мой бизнес и дать какую-то информацию, значит, кому-то это очень нужно. Если вы не сами на них вышли, конечно. Просто проанализируйте.

Редакция vc.ru благодарит Дарью Игумнову за помощь в подготовке материала.

Обновлено 24 марта: Дмитрий Кузин не являлся соучредителем компании по производству деловых аксессуаров Note bene, а занимался ее продвижением. Редакция vc.ru приносит извинения читателям и основателю проекта Марии Ташовой.

#золотойфонд #Офлайн

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]