[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 6, "likes": 13, "favorites": 13, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "21918" }
Редакция vc.ru
3 391

От ломбардов до займов на образование: как развиваются сервисы онлайн-кредитования

Колонка управляющего партнера сингапурского венчурного фонда Life.SREDA VC

Поделиться

В избранное

В избранном

Управляющий партнер сингапурского венчурного фонда Life.SREDA VC Владислав Солодкий в рамках ежегодного исследования «Деньги будущего» написал для vc.ru колонку о сервисах онлайн-кредитования в разных странах, их типах и перспективах.

Сервисов по онлайн-кредитованию розничных клиентов становится очень много («Cлишком много» — говорят в США и Китае) не только по количеству, но и типам. В онлайне сейчас существует микрокредитование «до зарплаты» (PDL), более крупные кредиты (до $45 тысяч) на более долгий срок (до пяти лет), кредиты на образование, на покупку товаров (в онлайне и офлайне), автомобилей и недвижимости (не так много игроков пока что), P2P-кредиты, онлайн-ломбарды, — и это всё только для частных клиентов.

Для МСБ мы уже разбирали еще пять видов онлайн-кредитования. При этом разные сервисы фокусируются на разных заёмщиках — кто-то целится на наиболее надежных заемщиков, предлагая им дешевые (дешевле, чем в банках) займы или рефинансирование текущих кредитов, а кто-то считает более перспективным рынок для людей с отсутствующей, слабой и испорченной кредитной историей — предлагая им доступные (и дорогие) деньги. Сами такие платформы могут кредитовать как со своего баланса, так и быть посредниками для банков и микрофинансовых организаций. Если перемножить все эти множества, то получится, что типов онлайн-кредитования будет около сотни.

Прошедший 2016 год остро поставил проблему того, что количество стартапов и скорость их роста требуют от них искать источники внешнего капитала в виде кредитных линий (для выдачи из них потом денег заемщикам) от пенсионных, страховых или хедж-фондов (все они не могут инвестировать сейчас в такие сервисы напрямую из-за высоких рисков), а также крупных банков с дешевыми деньгами. Или под секьюритизацию своих портфелей (оцененные по единым правилам внешними аудиторами, сходные по своему риск-профилю, большие объемы выданных и уже обслуживаемых какое-то время кредитов, которые упаковываются и продаются оптом), так как венчурное финансирование не покрывает эту потребность.

Появляются отдельные платформы для профессионального размещения крупных сумм на такого рода площадках или для выкупа существующих портфелей. Что касается секьюритизации — то крупные игроки справляются и будут справляться с этим самостоятельно, а вот для мелких и средних нужны будут специализированные платформы или фонды по секьюритизации.

Проблема секьюритизации кредитных портфелей (или наличия других источников длинного и более дешевого финансирования) особенно критична сейчас для Индии и Юго-Восточной Азии — различных онлайн-сервисов появляется много, но они не способны эффективно масштабироваться даже в рамках какой-либо одной страны, так как постоянно борются с решением проблемы «курицы и яйца» (наличие достаточного количества денег и наличие достаточного количества заёмщиков). Японские и корейские фонды могли бы сыграть фасилитирующую и объединяющую роль, если бы смогли закрыть этот «пробел».

США и Китай — два региона, где отрасль онлайн-кредитования развита очень сильно. Если в Китае наиболее распространены P2P-платформы, то в США — сервисы по онлайн-кредитованию со своего баланса. Elevate выдал $3,1 миллиарда кредитов своим 1,4 миллиона клиентам, в 2016 году привлек кредитную линию на $ 545 миллионов. Avant выдали $3 миллионов кредитов более 500 тысячам клиентам, в 2016 году секьюритизировали $255 миллионов из своего портфеля и еще $ 392 миллиона получили в виде кредитной линии от JP Morgan и Credit Suisse. Payoff выдал уже более $6 миллиардов кредитов более чем двум миллионам клиентам, и привлек в 2016 году новые $70 миллионов и $46,8 миллиона инвестиций (суммарно уже $300 миллионов в виде инвестиций и кредитных линий). Bestegg выдал более $1 миллиарда кредитов в 2015 году, а в 2016 году секьюритизровал $205 миллионов из своего портфеля.

Микрокредитный сервис LendUp работает уже в 23 штатах, активно продвигает свою кредитную карту, привлек новые $47,5 миллионов инвестиций при оценке около 0,5 миллиарда. Pave (в начале 2016 года секьюритизировал свой портфель на $ 300 миллионов) привлек $ 8 миллионов на, А раунде, Ascend — новые $ 11 миллионов.

Но и стартапы в (немногих) других странах существуют и показывают рост. Немецкий Kreditech привлёк $11 миллионов от IFC и $10,4 миллиона от Rakuten — знаковых инвесторов для отрасли. Канадский Lendful привлек новые $15 миллионов инвестиций, а Borrowell (стал предоставлять бесплатно получение и отслеживание своей кредитной истории) — новые $ 6,4 миллиона.

В Азиатско-Тихоокеанском регионе все-таки «жизнь есть» только в Китае. Гонконгский WeLab (бренды WeLend в Гонконге и Woladai в Китае) когда-то изменил бизнес-модель с P2P на B2C кредитование, привлек $160 миллионов от малайзийского государственного фонда Khazanah, голландского банка ING (дал ещё $25 миллионов на развитие в Гонконге) и китайской государственной компании Guandong Technology Financial Group при оценке около $1 миллиарда. Индийский IndiaLends (партнер с 30 банками и МФО) привлек $4 миллиона от American Express Ventures. А Индия, ЮВА и Австралия всё никак не покажут взрывного роста.

Бурно развивается направление онлайн-кредитования под покупки (POS-кредитование). Оно существует в двух направлениях — для онлайн- и офлайн продавцов. Affirm, работающий с заёмщиками до 35 лет, уже интегрировался с более чем 850 офлайн-продавцами и более чем десятью крупными ecommerce-платформами, и привлек $100 миллионов на раунде D (суммарно $420 миллионов). Канадский стартап FinanceIt — новые $17 миллионов (интегрирован с более чем тысячей продавцов). Российский REVO — $20 миллионов (в 2015 году — $5 миллионов).

Американские BlisPay — $12,75 миллионов на посевном раунде (сейчас привлекают аналогичную сумму), LoanHero — $2,5 миллиона ($4,2 миллиона всего, интегрирован с более чем ста точками). Интересная O2O-стратегия у китайской China Rapid Finance: они растут в основном за счет множества партнерств с ecoerce-платформами (туризм, электроника, игры, одежда), фокусируясь на EMMA-клиентах (Emerging Middle class Mobile Active), но в то же время для офлайн-представленности открыли около 70 своих офисов.

Компания привлекла уже более 1,2 миллиона клиентов, создала стратегическое партнерство с Tencent (владельцы WeChat, инвесторы в американском Payoff), привлекла $20 миллионов и $70 миллионов новых денег в 2016 году при оценке в $1 миллиард. Эта платформа также не фокусируется на кредитовании со своего баланса — в основном она предпочитает работу с банками-партнерами, которые не могут самостоятельно «достучаться» до какой-то аудитории и продавцов. Немецкий Kreditech также смотрят на развитие в этой категории (пока что только в виде кредитования онлайн-покупок).

Интересна модель онлайн-ломбардов. Причём она может выражаться в двух кардинально разных целевых аудиториях: британский Borro (привлек 5,6 миллионов фунтов новых инвестиций) выдаёт кредиты обеспеченным заемщикам под залог предметов искусства (самый частый залог), дорогих вещей, украшений, машин, недвижимости (20 миллионов фунтов приходится на неё из 200 миллионов фунтов выданных кредитов); а филиппинский PawnHero, наоборот, выдаёт мелкие суммы небогатым гражданам под залог товаров, которые есть в базе товарных категорий Alibaba (и потом залог этот также можно будет там реализовать в случае неуплаты).

Как и в других направлениях, связанных с онлайн-кредитованием, комплиментарным сервисом для пользователей являются советы по личной бухгалтерии и финансовому планированию, проверке и улучшению кредитной истории. В том числе и тут — Affirm купил PFM-приложение Sweep. А Payoff и CommonBond интегрировались с мобильным банком Moven, у которого также развит PFM-функционал. Партнёрства между сервисами в целом набирают обороты. Avant интегрировались с LoanDepot через API. «Студенческий» Credible предоставляет розничные кредиты, интегрировавшись с ведущими онлайн-кредиторами: LendingClub, Prosper, Avant, Upstart, Pave.

Другое комплиментарное направление — интеграция с онлайн-сервисами по трейдингу и управлению инвестициями: они могут предлагать своим клиентам инвестировать деньги не только в акции, но и размещать их на онлайн-кредитных площадках в долг. Например, канадский кредитный сервис Borrowell интегрировался с инвестплатформой Wealthsimple. А американские онлайн-трейдинговые игроки думают об интеграции с P2P-площадками.

Американский рынок, с одной стороны, бурно развивается, с другой — создается проблема слишком большого количества игроков и переполненности. Закрылся мелкий стартап Vouch (привлёк ранее $10 миллионов), остановил кредитование в октябре 2016 года среднего размера игрок CircleBack Lending («из-за проблем с рынком онлайн-кредитования в США в целом»). «Столкнулся с ростом рисков» также ArgonCredit. Отложили свои IPO на 2017 год американский Elevate и китайский China Rapid Finance.

Давайте еще раз вернемся к проблеме, о которой я говорил выше: проблема «курицы и яйца» (достаточное количество не только заёмщиков, но и капитала для предоставления им) постепенно превращается в проблему «замкнутого круга» (чтобы привлечь достаточное количество капитала, необходимо умело работать с рисками, что заставляет всё больше дифференцироваться от конкурентов не столько ценовым фактором, сколько умело таргетированной целевой аудиторией и пониманием её поведения), а потом — проблема «наличия экосистемы» (привлечённый пользователь уходит, если ему не предлагают новых продуктов).

Инвесторы на такого рода площадках становятся всё более прагматичны (уже не столько «клюют» на новизну идей такого рода проектов, сколько на предполагаемую доходность против возможных рисков) и становятся всё более крупными (основными игроками по размещению капитала через такого рода сервисы становятся крупные фонды и банки), что требует абсолютно другой формы отчетности и организации процессов внутри таких стартапов (больше экспертизы в секьюритизации кредитных портфелей, чем в инновациях в финансах). И как я уже говорил, появляется целая волна стартапов (и фондов) сфокусированных только на размещении денег на такого рода сервисах (типа российско-американского BlackMoon).

Просто идея кредитного маркетплейса (площадки-посредника между людьми с деньгами и потенциальными заёмщиками) стремительно отмирает: ты должен быть максимально таргетирован и дифференцирован — либо лучше других управлять рисками (за счет Big Data или за счет локализации под специфичную целевую аудиторию), либо иметь уникальное предложение (под специфичные условия, залог или его отсутствие, способ выдачи, конкретных клиентов), либо больше всех денег для размещения (опять-таки, тогда вопрос к количеству клиентов и качеству управления рисками).

Пока что можно назвать всего три страны, где P2P-кредитование состоялось как феномен: США, Великобритания и Китай. В США у лидера отрасли — LendingClub ($10,9 миллиардов выданных кредитов, 1,7 миллиона заемщиков, 142 тысячи кредиторов), который исторически таргетируется на максимально надежных заёмщиках, рефинансировании кредитов под более низкую ставку, — замедлились темпы роста (из-за регуляторного давления) и стали падать котировки акций.

Компания ищет новые драйверы роста в диверсифицировании бизнеса: привлекает новый тип кредиторов (привлечено $1,3 миллиарда от National Bank of Canada) и запустила рефинансирование автокредитов ($4 триллиона рынок, где сейчас рефинансируется только $40 миллиардов займов). Второй по размеру игрок — Prosper ($5 миллиардов портфель), работающий с более рискованными заемщиками, занимающими под более высокие ставки, — также активно развивает комплиментарные продукты: например, PFM-сервис Prosper Daily (купленный стартап BillGuard) и CreditCard Optimizer.

Китайcкий рынок более крупный (как с точки зрения населения, так и с точки зрения того, что доступность кредитования от традиционных банков крайне низка, что позволяет быть не «еще одним игроком» на рынке, а по факту формировать его), но очень неоднозначный по ряду причин. Во-первых, проблема с рисками: в Китае около двух тысяч P2P-платформ и более тысячи из них никак не дифференцированы своими продуктами и не вкладываются в развитие риск-менеджмента — что создаёт эффект мыльного пузыря накапливаемых плохих долгов.

Во-вторых, переоцененность такого рода проектов: все они китайские, работают только в Китае, имеющие в акционерах китайские же фонды — что произойдёт, когда эта замкнутая цепь разорвётся, никто не знает. Выход этих игроков на другие рынки или активное привлечение зарубежных инвесторов могло бы дать большей уверенности в прозрачности и стабильности роста. Два крупнейших игрока — Lufax и JieDaiBao.

Аффилированный с крупнейшей страховой компанией Ping An сервис Lufax с $482 миллиардами транзакций от 234 миллионов пользователей привлек $1,2 миллиарда при оценке $18,5 миллиарда от Bank of China и других китайских инвесторов под развитие новых направлений (например, wealth management), и собирается на IPO в Гонконге в 2017 году. JieDaiBao также привлек раунд — $380 миллионов от китайских инвесторов при оценке в $7,8 миллиарда, но запомнился еще и скандалом с тем, что брал в залог у заёмщиц их фото в обнаженном виде (10 гигабайтов которых всплыли в сети даже у тех, кто вовремя вернул кредит).

И компания считает это нормальной практикой (деньги, видимо, не пахнут, если уровень доходности достаточно высок). Их успех двигает игроков помельче — таких, как Duarong (привлекли $59 миллионов на раунде В при оценке в $153 миллиона), Weijinsuo ($46 миллионов на раунде А), Junrongdai ($12 миллионов на раунде А), — повторить успех. Многие из них сходят с дистанции в этой гонке — находятся под расследованием или закрыты по причине фактов строительства «финансовой пирамиды»: eSuDai (330 тысяч клиентов), Ezubao (900 тысяч клиентов) и ряд компаний поменьше.

В Европе P2P-кредитование не очень развито по сравнению с другими направлениями онлайн-кредитования. Помимо лидера из Великобритании — Zopa (ввели три новых типа P2P-займов в зависимости от риска заемщиков, запустили рефинансирование автокредитов и ипотеки, опубликовали API для внешних разработчиков, планируют получить лицензию digital bank), — можно упомянуть еще всего несколько игроков в других странах: Франция — Younited Credit (привлекли $16,5 миллионов на раунде Е, выдали $330 миллионов кредитов, развиваются в Испанию и Италию), Латвия — Mintos (требует указывать залог при выдаче, работает также с клиентами из Литвы, Эстонии, Германии, Нидерландов и Великобритании), Германия — AuxMoney (268,3 миллиона евро кредитов) и Lendico (развиваются еще в Испании, Польше, Австрии, Южной Африке, Нидерландах и Швейцарии). В других регионах мира — Африке, Ближнем Востоке, Латинской Америке (упомянем аргентинский Afluenta) и Азии (индийский LenDenClub), — P2P-кредитование почти не развито по сравнению с онлайн-микрокредитованием или P2B-кредитованием.

Как уже было описано выше, почти все стартапы в этом направлении работают внутри одной страны. Тогда как всё больше и больше звучит потребность в необходимости объединять кредиторов и заёмщиков из разных стран. На рынках с развитой экономикой (Япония, Корея, Сингапур, Гонконг) есть деньги и при этом низкие ставки по депозитам.

На рынках с развивающейся экономикой (Индия, Бразилия, Индонезия) есть потребность в капитале (желательно, под более низкий процент, но даже он многократно выше, чем потенциальная доходность на развитых рынках). Чтобы движение капитала было возможно — необходимо, чтобы площадки начали работать по международной экспансии, а также обладали достаточным уровнем доверия (известность бренда, необходимая достаточность размера существующей аудитории, проверенный опытом риск-менеджмент).

Скорее всего, в ближайшее время появятся сервисы, которые будут давать возможность из стран, где такого рода площадок нет или недостаточно, давать возможность регистрироваться и смотреть альтернативы по размещению (и впоследствии — и заимствованию) средств на уже существующих известных зарубежных площадках.

Очень интересная ниша по онлайн-кредитованию — сервисы для студентов. Кстати, такие игроки, как Affirm и Credible, начали расширять свой продуктовый ряд в пользу предоставления также и персональных кредитов на любые нужды, не только на образование. Лидер рынка — публичная американская компания SoFi — активно диверсифицирует свой бизнес, как B2C-направлении (помимо работы с образовательными кредитами сервис также занимается теперь ипотекой), так и в B2B (созданный SoFi Credit Opportunities Fund позволяет институциональным и частным инвесторам инвестировать деньги как на P2P-площадках в выкуп долговых портфелей SoFi и других игроков).

Недавно сервис продал долговой портфель на $380 миллионов, которому Moody's присвоило высочайший рейтинг ААА, что сделало его доступным для покупки или инвестирования со стороны пенсионных и страховых фондов (что открывает доступ на этот рынок огромному классу консервативных инвесторов).

Однако размеры SoFi делают его неповоротливым со временем — что открывает новые возможности таким игрокам, как CommonBond (купил, кстати, PFM-стартап Gradible), Affirm, ClimbCredit и Earnest (все они примерно одинакового размера). Вслед за ними идут более мелкие игроки, которые предлагают рефинансирование образовательных кредитов: LendKey, Credible и LendEDU.

Внутри этого направления очень интересны проекты, которые точечно фокусируются на нуждах (и специфике данных об их поведении) отдельных групп клиентов. SelfScore анализирует и создает кредитные рейтинги для иностранных студентов в США — это большая ниша, более одного миллиона заемщиков в год.

Примечательно, что эта быстро развивающаяся вертикаль по факту существует только в Америке — хотя образование и плата за него является насущным вопросом повсеместно. Если не брать британский Future Finance (который привлек $13 миллионов в equity и $143 миллиона как оборотный капитал для выдачи займов и вышел еще на рынок Германии), индийский Buddy и индонезийский Cicil (совсем маленькие пока что стартапы) — говорить особо о ком-то не приходится. Это очень странно — особенно для рынков Сингапура, Гонконга, Японии и Южной Кореи, где на образование жители тратят достаточно большие деньги.

#Колонка

Статьи по теме
Пять новых способов получить деньги для бизнеса
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления