[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 49, "likes": 41, "favorites": 43, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Редакция vc.ru
27 386

Как развивается рынок образовательных технологий по всему миру

Обзор инвестиционного аналитика ФРИИ

Инвестиционный аналитик ФРИИ Максим Калюжный подготовил для vc.ru обзор рынка Edutech и раccказал, какие перспективы ждут сектор образовательных технологий, выгодно ли в него инвестировать и что происходит в этой сфере в России.

Сектор образовательных технологий (Edutech) стал центром непрекращающихся дебатов: можно ли говорить о повсеместной «цифровизации» и повышении доступности образования или же это новый «пузырь» и дистанционное образование не может заменить индивидуальные занятия с преподавателем?

Так или иначе, этот рынок очень сложный: такие стартапы тяжело монетизировать, их фаундеры на пути встречают много административных барьеров, а для запуска образовательного проекта нужен обширный опыт не только в предметной области (чему обучать людей), но и во множестве смежных областей (как вообще работает мозг человека, что мотивирует его учиться, как и почему он усваивает материал).

Мировой рынок

По оценкам Education International, рынок образования во всем мире оценивается в пять триллионов долларов с потенциалом роста до 6−7 триллионов уже в ближайшие несколько лет. При этом объем рынка e-learning составляет «всего» $165 миллиардов (около 3% от общего рынка) с прогнозом роста до $240 миллиардов к 2020 году.

Бум образовательных стартапов в мире начался примерно в 2012 году с привлечением первых серьезных венчурных инвестиций такими, как сейчас уже кажется, «столпами» Edutech, как Coursera, Udemy и Udacity. В 2015 году стало понятно, что на этом рынке можно неплохо заработать, когда LinkedIn купил Lynda (портал образовательных курсов) за $1,5 миллиарда, а капитализация Pluralsight (платформа для обучения профессиональным навыкам) достигла $1 миллиарда. Именно в этот период инвестиции в сектор достигли своего максимума — за 2015 было проинвестировано около 300 компаний на сумму более $2,2 миллиарда.

Разочарование настигло инвесторов в 2016 году, когда изначальные ожидания по темпам роста не оправдались, а та же Coursera в поисках стабильного заработка в очередной раз сменила бизнес-модель. Инвестиции резко сократились и вернулись на уровень 2013 года по количеству компаний (около 240) и на уровень 2014 года по объему финансирования (~$1,5 миллиардов).

Объем и количество инвестиций в сектор Education&Training

Значит ли это, что сектор «остыл» и не стоит делать на него ставку в ближайшее время? Рискну предположить, что пессимистические настроения пока преждевременны.

Во что инвестируют миллионы

Для начала разберемся, что вообще происходит в секторе, куда вкладываются деньги и к чему это приведет. Как это часто бывает, наиболее объемные инвестиции идут в самые предсказуемые с точки зрения заработка сферы. Соответственно, стоит разделить между собой наиболее финансируемые сегменты образовательных технологий и трендовые (перспективные) сегменты развития — тот самый future of edtech.

В 2016 году, по данным портала Hackeducation, четыре самых «горячих» сектора (по числу проинвестированных компаний и суммарному объему инвестиций) были следующие.

Наиболее активные сферы инвестирования в Edtech в 2016 году

Рассмотрим подробнее каждый из них. Навык программирования, согласно мнению многих экспертов, является обязательным в 21 веке, поэтому обучающие курсы по этой тематике, безусловно, очень востребованы. Кроме того, обучение программированию не в цифровом виде просто невозможно, что является дополнительным стимулом для развития таких удобных и массовых решений, как Codecademy (онлайн-платформа по обучению программированию) или Galvanize (онлайн-платформа по обучению ИТ-специальностям).

Второй сегмент — репетиторство и подготовка к тестированиям — является, очевидно, очень денежным рынком и вместе с тем относительно легко поддающимся «цифровизации» и алгоритмизации. Соответственно, заход инвесторов в этот сектор также предсказуем.

Причем, если в США этот тренд наметился еще пару лет назад, то в этом году наиболее ярко проявили себя Китай и Индия. В этих странах сейчас происходит настоящий бум образовательных технологий — множество компаний в edtech привлекли десятки и сотни миллионов долларов за последние несколько лет (Byju's, iTutor Group, 17zuoye, Zuoyebang и другие).

Вопреки тезису «образование для всех и бесплатно» и несмотря на огромное количество контента в свободном доступе, платное и действительно высококачественное образование только дорожает. Причем даже изначально бесплатные инициативы типа edX и Coursera в условиях сжимающегося потока финансирования от венчурных фондов все больше фокусируются на заработке денег и прибыльных бизнес-моделях. Отсюда интерес к кредитованию обучения — в частности, выход в этот сегмент «почти единорога» Affirm (сервис моментального кредитования онлайн-покупок).

Наконец, онлайн-обучение — достаточно размытый сегмент — включает в себя обучение всему и вся. Несмотря на спорный коммерческий успех MOOC-платформ, инвесторы продолжают вкладывать в них значительные суммы, пытаясь найти новые и необычные решения. Инвесторы экспериментируют как с бизнес-моделями (от покупки курсов или набора курсов и специализаций до подписки на обучение), так и с контентом.

Одной из нестандартных находок является, например, проект MasterClass, который предоставляет возможность поучиться у звездных мастеров своего дела: актерскому мастерству — у Кевина Спейси, теннису — у Серены Уильямс и так далее.

Любопытно, что крупные инвестиционные раунды 2016 года зачастую происходили в других не отмеченных выше сегментах. Например, $150 миллионов было проинвестировано в Age of Learning (и их флагманский продукт ABCmouse — набор обучающих игр для детей двух−восьми лет), а еще $100 миллионов — в LMS-платформу HotChalk. Это говорит, во-первых, о разнообразии проектов в сфере edtech, а во-вторых, о продолжающемся поиске инвесторами своего «золотого Грааля».

Что касается трендов и перспективных направлений, которые пусть не так очевидно монетизируются, но представляют огромный интерес на горизонте трех−пяти лет, то здесь отмечу следующие несколько направлений.

Во-первых, основные надежды, связанные с digital education, состоят в персонализации образования и адаптивном обучении. Проблема традиционных образовательных институтов в том, что в них заложена универсальная методология, направленная на максимально быстрое обучение большого количества людей. В итоге никто не попадает идеально под эту методологию, и обучение каждого конкретного человека происходит не оптимально.

Задача цифровых технологий — с помощью алгоритмов, подбора подходящего контента и подстраивания под способности каждого человека, максимально эффективно и быстро его обучить. Сейчас практически все топовые стартапы так или иначе говорят о персонализации, но наиболее ярким примером является компания Knewton, предлагающая такую адаптивную платформу для высших учебных заведений (общий объем инвестиций превысил $150 миллионов).

Во-вторых, имеются явные тенденции к расширению инструментария образования. Речь идет не только об интерактивных учебниках и продвинутых медиаинструментах (планшеты, экраны и прочее), но также и про технологии дополненной и виртуальной реальности. Конечно, про AR и VR и их возможный расцвет в ближайшие пару лет не говорит только ленивый, но именно в образовании эти технологии могут привнести тот самый пресловутый disruption.

Области применения одновременно и очень обширны, и не сильно отработаны, поэтому компании пытаются пробовать все подряд — от моделирования сложных хирургических операций до виртуальных тренажеров для отработки навыков переговоров.

Можно ли заработать деньги в Edutech

Во-первых, несмотря на сократившийся в 2016 году объем инвестиций, самые сильные проекты все равно успешно подняли очередной раунд финансирования — половина из топ-10 самых дорогих Edutech-стартапов совместно привлекли $440 миллионов.

Наиболее дорогие компании, привлекшие инвестиции в 2016 году (источники: Pitchbook, CB Insights)

Во-вторых, 2017 год стартовал довольно резво, уже в первые дни отметившись привлечением $400 миллионов в Laureate Education (одна из крупнейших мировых сетей платных образовательных институтов) для подготовки к IPO в феврале.

Кроме того, если посмотреть на сделки выхода в секторе, то окажется, что успешные проекты оценивается инвесторами достаточно высоко как по абсолютной стоимости компании, так и относительно зарабатываемой ими выручки.

Оценки и мультипликаторы по крупным сделкам (источники: Pitchbook, CB Insights)

Более того, 2016 год не сильно просел по количеству выходов по сравнению с 2015 годом, а мультипликаторы P/S (цена к выручке) по сделкам даже неожиданно подскочили со своего среднего уровня в 3−4х до почти 9х. Вряд ли ли такой показатель можно считать устойчивым, но даже выход с троекратным мультипликатором, вероятнее всего, позволит инвестору неплохо заработать.

Статистика по основным выходам в секторе (на основе данных Pitchbook)

А что в России

По данным индекса образовательных стартапов Edutainme, сейчас на рынке насчитывается около 180 проектов, развивающих российский Edutech-сегмент. Подозреваю, что в реальности их еще больше, а список включает в себя лишь наиболее сильных игроков.

Порядок сумм и количество сделок, конечно, сильно ниже, чем на мировом рынке. Относительно крупные раунды были в 2012—2013 годах (Дневник.ру и LinguaLeo), а затем было небольшое «кризисное» затишье в 2014—2015 годах.

На удивление, сегмент достаточно быстро оправился, и 2016 год принес целых две крупных сделки — сначала в конце лета Mail.Ru Group приобрела долю в сервисе для обучения программистов GeekBrains, а затем Sistema VC проинвестировала $2,5 миллиона долларов (150 миллионов рублей) в российско-британский сервис MEL Science (подписка на наборы «юного химика» с элементами дополненной реальности).

Стоит заметить, что сделка с GeekBrains стала своего рода знаковой, потому что стратегический инвестор впервые приобрел долю в российском проекте в сфере образовательных технологий.

Наиболее значимые сделки в России в секторе Edutech (на основе публичных данных и данных CB Insights, суммы пересчитаны в рубли по среднему курсу на момент инвестирования)

Во ФРИИ мы составили «карту» проектов в Edutech на основе тех компаний, которые попали в наш фокус внимания. На мой взгляд, почти в каждом подсегменте есть любопытные решения, но основной вопрос — кого будут покупать и зачем?

Карта Edutech-стартапов России

Перспективные тренды на российском рынке

Как я уже говорил, многообещающие проекты есть почти в каждом подсегменте Edutech, но отдельно хочу выделить несколько направлений, часть из которых специфична именно для России, а часть — лишь подтверждает общемировые тренды.

Перспективные направления в российском Edutech

Во-первых, уже упомянутые сферы дошкольного и школьного обучения. Здесь есть несколько ярких игроков (например, бесконечный тренажер для школьников «ЯКласс»), но если отбросить подготовку к ЕГЭ и развивающие игры, в остальном сектор выглядит достаточно пустынно. Важно отметить, что российская система образования достаточно сильно отличается от мировых (например, нет такой стандартизации как в американской K-12 системе), поэтому выход сюда крупных зарубежных игроков очень маловероятен.

Во-вторых, новые форматы обучения для детей — сюда можно отнести курсы программирования, дизайна, робототехники, инженерные классы нового формата и другое. Здесь, наоборот, в последний год наблюдается огромная активность, появляется все больше и больше различных проектов (например, «Кодабра» — обучение программированию через дизайн игр).

Предположу, что такие проекты, хоть они не чисто онлайновые, а с достаточно весомой долей офлайн-компонентов, могут быть особенно интересны стратегическим инвесторам, которые хотят готовить себе подходящие кадры с максимально раннего детского возраста. Сами форматы вызывают восторг не только у детей, но и у взрослых, которым остается только сожалеть о том, что в их детстве таких интересных штук еще не было.

Третий сегмент — это проекты в сфере human cognitive improvement (HCI, развитие мозговой деятельности). Сегмент, безусловно, интереснейший, и деньги туда вкладываются немаленькие (например, топ-5 самых профинансированных стартапов привлекли около $400 миллионов).

Главное, за последние пару лет в нем было несколько выходов, последний из которых (покупка мажоритарного пакета акций в разработчике приложения Peak) состоялся в декабре 2016 года. В России очень любопытно понаблюдать за развитием проекта «Викиум» (онлайн-тренажер по развитию умственных способностей), который собирается составить конкуренцию зарубежным грандам вроде Lumosity и Neuronation.

Наконец, AR и VR — при всем уровне шума вокруг этих технологий в образовании громких проектов еще не было. Согласитесь, строение молекулы воды запомнится гораздо лучше, если вы сможете руками ее повращать и разобрать до атомов? Именно это позволяют делать такие компании, как Eligovision или MEL Science.

Вместо заключения

Таким образом, интерес инвесторов к сектору не только не угас, а основные игроки только начинают пробовать его на вкус. Безусловно, на волне всеобщей шумихи многие сделали свои первые ошибки, и часть компаний, а также темпы их роста были переоценены.

Однако более успешные стартапы успели сменить направление развития, а на смену менее успешным пришли новые, изначально сфокусированные на перспективных направлениях — таких, как персонифицированное обучение, инновационное обучение детей младших классов и другое. Именно эти команды продолжают успешно поднимать новые раунды инвестиций и имеют все шансы на пресловутые «золотые горы» через несколько лет.

Статьи по теме
Фонд Sistema VC инвестировал $2,5 млн в сервис для обучения с помощью VR-технологий MEL
Mail.Ru Group выкупила контроль в сервисе для обучения программистов GeekBrains
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления