[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 57, "likes": 22, "favorites": 25, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "22100" }
Никита Евдокимов
9 521

Как предприниматель из Ижевска создал автомат для продажи SIM-карт и сервис для подтверждения личности человека на основе нейросетей

Редакция vc.ru пообщалась с ижевским предпринимателем Артёмом Субботиным, который разработал «Симкомат» — устройство для продажи тарифных планов сотовых операторов, которое позволяет верифицировать личность абонента. Субботин рассказал о том, почему продукт не востребован на российском рынке, а также о том, как технология для оценки подлинности документов на основе нейросетей превратилась в SaaS для корпоративных клиентов.

Артём Субботин

В 2002 году Артем Субботин работал консультантом в салоне связи. Помимо мобильных телефонов, там продавались и SIM-карты. Одни тарифные планы предлагали более низкие цены на связь внутри региона, другие — на междугородние звонки.

«Люди выкручивались, покупая по две-три SIM-карты, однако телефоны поддерживали только одну. Поэтому возник спрос на технологию "мультисим", когда Ki- и IMSI-ключи стандартных "симок" записывались на пустую карту-болванку», — рассказывает Субботин.

В одной мультисимкарте могло быть записано до 12 профилей. Процесс считывания и записи этих ключей занимал до четырех часов. Стоимость болванки не превышала 500 рублей, еще столько же специалист брал за работу. Предприниматель увидел потребность и решил открыть свою компанию.

Вместе с партнером они нашли в Москве поставщика, который присылал им небольшие партии «болванок», однако когда они оформили более крупный заказ, поставщик забрал деньги и скрылся. Субботин задумался о том, что если бы существовала технология удаленной верификации личности людей, то это помогло бы снизить количество мошенников и недобросовестных партнеров. Однако в 2002 году у него не было средств для разработки такой технологии, и идея повисла в воздухе.

Вместо этого предприниматель сосредоточился на развитии бизнеса в области мобильной связи. К 2009 году в Удмуртии ему принадлежало порядка 28 салонов под брендом «Билайн», а также около 100 стоек по продаже SIM-карт. Всего в его компании работало более 200 человек.

«У меня было смутное понимание, как с таким хаотичным штатом работать, ведь в основном это были одни студенты. Они болели, увольнялись, что-то всегда происходило. У меня возникла потребность автоматизировать процесс, исключив человеческий фактор», — рассказывает Субботин.

По миру идет тенденция автоматизации. Если человеку нужен запасной ключ, он доверит это дело специальному автомату, а не пойдет в будку, где выпиливают ключи. Соответственно, операторы мобильной связи тоже к этому подтягиваются.

— Артём Субботин

По мнению Субботина, мобильным операторам невыгодно содержать салоны связи только для продажи SIM-карт, поскольку продажи мобильных телефонов и планшетов в основном происходят в интернете. Поэтому он решил разработать устройство для автоматической продажи SIM-карт — «Симкомат».

К 2013 году был готов прототип на основе платежного терминала, в который был встроена камера для съемки лица клиента, а также сканер паспорта — две камеры внутри стеклянного куба, которые фиксировали верхнюю и нижнюю часть разворота документа.

Первая версия устройства, 2013 год

«Человек подходил, нажимал кнопку "хочу купить SIM-карту", вставлял банкноту, а дальше система просила вставить паспорт. После этого автомат фотографировал лицо пользователя, и он получал SIM-карту. Работало все довольно просто», — рассказывает предприниматель.

Однако когда он представил устройство представителям операторов, те нашли недочеты. «Они заметили, что у нас нет возможности заключить договор с абонентом, и получить его подпись. Все это не позволяло запустить технологию на рынок», — поясняет Субботин.

Предприниматель доработал автомат, установив принтер для печати договоров и сканер, который проверяет наличие подписи и правильность заполнения документа. «Если все нормально, автомат забирает договор на хранение. Если договор заполнен неправильно, то автомат возвращает его человеку. Остальной процесс покупки SIM-карты остался без изменений. С помощью автомата покупатель проходит те же процедуры, что и в салоне связи, только без участия консультанта», — поясняет предприниматель.

Кроме того, к 2014 году Субботину удалось разработать технологию верификации личности покупателей, чтобы предотвратить приобретение SIM-карт по чужому паспорту. «"Симкомат" сравнивает фото в паспорте и реальное фото абонента, которое было сделано в процессе покупки. Процесс выявления сходства лиц занимает в среднем почти четыре минуты», — поясняет он.

Над разработкой и улучшением программного обеспечения продукта работает команда из четырех человек, еще около тридцати вовлечены в процесс производства и сборки. «Мы сотрудничаем с одним заводом, где развернуто полноценное производство. Плотно общаемся с инженерами, присылаем технические задачи и правки, которые потом вносятся в новую версию “Симкомата"».

Последние пять лет мы постоянно занимаемся доработкой устройств. Обычно после того, как мы отправили терминал клиенту, возникают какие-то вопросы. Клиент хочет что-то улучшить, где-то мы сами видим недочеты. Следовательно, к следующей версии автомата выставляется чеклист улучшений — список из 20-30 позиций, которые мы дорабатываем к следующей версии. Нельзя сразу сделать идеальный продукт.

— Артём Субботин

По словам предпринимателя, несмотря на то, что «Симкомат» собирается в России, большая часть компонентов производится за рубежом. «Пока что нет подходящих компонентов, которые мы можем брать у российских поставщиков. Грубо говоря, кроме корпуса, внутренних креплений и шасси, электронная начинка покупается в Китае, Корее, Канаде и США», — отмечает он.

Предпоследняя версия устройства, 2016 год

С момента начала работ над «Симкоматом», устройством заинтересовались 600 российских и зарубежных компаний, однако из-за скачка курса валют российские операторы мобильной связи отказались от покупки терминалов. За пять лет Субботин продал около 50 «Симкоматов» в Турцию, Чехию, Белоруссию, Приднестровье и Камерун.

«Поскольку у нас все комплектующие закупаются в долларах, то аппарат для российского рынка стал стоить в 2,5 раза дороже. Все кейсы для местных операторов связи, которые были просчитаны в рублях, начали расходиться, и получилось так, что они не смогли приобрести продукт. Соответственно нашими клиентами в основном становились зарубежные операторы связи», — рассказывает Субботин.

По словам предпринимателя, первая закупка заказчика — от 2 до 10 аппаратов, и низкая конверсия запроса в заказ связана с тем, что его компания предъявляет жесткие требования к клиентам. «Мы не предоставляем бесплатные пилотные образцы для тестирования, не даем киоски в рассрочку, не даем готовое ПО для "Симкоматов", его всегда нужно кастомизировать под конкретного оператора связи, работаем только с предоплатой в 70-80%», — поясняет Субботин.

Киоски самообслуживания — это флагманский продукт компании Simkomat. В будущем Субботин планирует создавать автоматы для других сфер, где для заключения сделки с клиентом требуется договор или верификация личности. «Нам без разницы, что выдавать людям. Например, мы можем продавать людям абонементы в фитнес-зал. Там человеку тоже требуется подписать договор на месяц или год. Так пусть фитнес-центр ловит его не у себя, а, например, в торговом центре», — рассказывает он.

Кроме того, компания развивает продукты для автоматизированной верификации личности людей. «Я не понимаю, зачем на входе в госучреждения сидит охранник и проверяет паспорт посетителей. Человек не может справиться с распознаванием, но мы можем автоматизировать его работу», — поясняет Субботин.

Для этого он в 2015 году создал сервис CheckU, который с помощью нейросети сопоставляет фото человека и его фотографию в паспорте и распознает паспортные данные. «Он сравнивает антропометрические точки лица — соотношение расстояний между зрачками, уголками рта и так далее, на фотографии в паспорте и снимком предъявившего его человека. Итогом сравнения является процент схожести», — рассказывает предприниматель. Продукт был протестирован с помощью сопоставления примерно шести тысяч фотографий, и критических ошибок зафиксировано не было.

Есть более крутые и экстравагантные проекты. Например, китайцы сейчас делают проект, который по лицу человека определяет, может он быть преступником, или нет. Для этого они обучили нейросеть на базе из нескольких десятков тысяч фотографий. Понятно, что это не этично, но китайцам все равно, они как всегда гнут свою линию.

— Артём Субботин

Сейчас в разработке находится еще один продукт — CheckU ID, который позволит вычислить поддельные паспорта. Для этого нейросеть оценивает документ по 62 критериям, учитывая, в том числе, не менялся ли номер паспорта в фоторедакторе. «Мы анализируем скан или фотографию паспорта. Определяем, не подвергался ли он ретушированию, анализируем EXIF-данные, компрессию сжатия, ищем дорисованные поля, уровень ELA, определяем соответствие ГОСТам и ISO. Также анализируем данные в паспорте, проводя полный кросс-чек-анализ документа», — поясняет Субботин.

По словам Субботина, идея продукта возникла после обращений западных клиентов, которые опасались стать жертвой мошенников. «В России очень развито мошенничество, когда злоумышленник знакомится с иностранцем под видом девушки и предлагает встретиться. Чтобы встреча состоялась, жертве необходимо оплатить билет на самолет. Чтобы подтвердить правдивость своей истории, злоумышленник отправляет жертве скан паспорта, который содержит реальные данные человека, принимающего платежи, с отредактированной фотографией».

Сперва команда сервиса делала анализ бесплатно — получала фотографии на почту, проверяла их и давала заказчикам ответ. Сейчас Субботин планирует создать продукт на основе этой технологии, а также еще один сервис для удаленной верификации человека — Check Up. «По цене продукта пока сложно что-то сказать. Но думаю, что это будут приемлемые цены — в районе 300-500 рублей за верификацию. Кроме того, мы хотим запустить раздел для корпоративных клиентов», — заключает он.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления