[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","life_sreda","\u0444\u0438\u043d\u0442\u0435\u0445","\u0432\u043b\u0430\u0434\u0438\u0441\u043b\u0430\u0432_\u0441\u043e\u043b\u043e\u0434\u043a\u0438\u0439"], "comments": 7, "likes": 11, "favorites": 21, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "22430" }
Редакция vc.ru
2 620

«Каждый хочет стать больше, чем мессенджером»

Управляющий партнёр сингапурского венчурного фонда Life.SREDA Владислав Солодкий о состоянии рынка онлайн-платежей

Поделиться

В избранное

В избранном

Управляющий партнёр сингапурского венчурного фонда Life.SREDA Владислав Солодкий по результатам ежегодного исследования «Деньги будущего» написал для vc.ru колонку о том, как развиваются сервисы денежных онлайн-переводов.

На днях два очередных финтех-стартапа по денежным переводам в онлайне привлекли $74 млн — британский CurrencyCloud получил новые 25 млн от венчурного подразделения Google, а корейский сервис Toss закрыл раунд на $48 млн от PayPal и других инвесторов.

Это направление в финтехе является одним из самых динамичных. Как мы видим в рамках подготовки нашего нового выпуска исследования «Деньги будущего», область развивается во многом за счёт огромного интереса к ней со стороны социальных сетей и мессенджеров.

Мессенджеры агрегировали колоссальные объёмы аудитории — 1,2 миллиарда пользователей у Whatsapp, более 1 миллиарда у Facebook Messenger, 858 миллионов у Viber, 846 миллионов у WeChat, 220 миллионов у Line, 158 миллионов у Snapchat, 100 миллионов у Telegram, 48 миллионов у KakaoTalk, 5 миллионов у Slack (его успех сподвиг WeChat и Line запустить собственные аналоги для своей аудитории), — и все они думают, как стать «больше, чем мессенджером».

Большинство из них — международные, кроме KakaoTalk, у которого количество пользователей за пределами Кореи упало с 10 до 6,8 миллионов, и японского Line, которому принадлежит большая доля рынка в Таиланде и ряде ЮВА-стран. Два из них вышли на биржу — Line в 2016 году (котировки стабильные, капитализация в районе $7,3 млрд) и Snapchat в самом начале 2017 года (котировки пока «калибруются», капитализация в районе $22 млрд).

WeChat, KakaoTalk, Line — успешно монетизируются, в отличие от своих американских коллег, так как сильно диверсифицированы по продуктовому ряду: через приложения можно заказывать такси, делать покупки, оплачивать счета, играть в игры, платить и делать денежные переводы.

У WeChat из 846 миллионов пользователей 300 миллионов являются клиентами WeChat Pay. Сервис получил $46 млн дохода в качестве комиссии от совершения переводов, что позволяет судить о том, что объём транзакций через сервис составляет в районе $550 млрд в год. Это почти в два раза больше, чем у PayPal с его оборотом в $282 млрд.

Сейчас компания интегрировалась с ApplePay и Starbucks для расширения своего влияния в Китае, и с Adyen — для предоставления возможности зарубежным клиентам пополнять кошельки в других странах ещё в девяти валютах. В отличие от AliPay — своего основного конкурента в Китае — WeChat Pay ещё не начала активной экспансии за рубеж за счёт инвестиций или покупок иностранных финтех-стартапов.

Успех KaKaoWallet сподвигнул KakaoTalk выделить сервис в отдельную компанию. В 2016 году она получила свою лицензию от регулятора на создание онлайн-банка, а в начале 2017 года AliPay вложил в неё $200 млн.

Такие игроки, как Facebook Messenger и Telegram, сейчас активно развивают технологии чат-ботов и развивают игры. Facebook Messenger предоставляет сервис по денежным онлайн-переводам не только в США, но и в Европе — компания получила лицензию для работы с электронными кошельками в Ирландии.

Новостей от Whatsapp в 2016 году в этом направлении не было. Только слухи из Индии о том, что компания планирует запустить онлайн-переводы в этой стране. Там у сервиса 200 миллионов клиентов (более 15% всей базы) и есть интеграция с мобильным кошельком FreeCharge.

Snapchat ещё в 2014 году запустил сервис по денежным переводам в партнёрстве со Square, но особых новостей об успехах этого направления не было. В 2016 году ходили слухи о запуске продукта по онлайн-трейдингу для молодёжи наподобие Robinhood, но, опять же, информация так и не подтвердилась.

В области развития необанков появилась целая плеяда мобильных банков для «поколения Snapchat». Возможно, покупка одного из них позволила бы компании наконец успешно войти на рынок финансовых услуг, а также успешнее монетизировать клиентскую базу.

В Америке и странах Европы наибольшую активность в переводах через мессенджеры демонстрируют такие стартапы, как Transferwise, Azimo и WorldRemit. Скорее всего, всё закончится их покупками, о чём уже в течение двух лет говорит рынок.

Как и во множестве других вертикалей, в финтехе большинство лидеров в области денежных онлайн-переводов находятся в США (Venmo, Dwolla, Remitly, ClearxChange) и Великобритании (TransferWise, WorldRemit, Azimo, Revolut, CurencyCloud).

Франция (Lydia), Ирландия (CurrencyFair), Израиль (TravelersBox), Южной Корея (Toss), Сингапур (Instarem, Fastacash, Kashmi), Филиппины (Ayannah) и другие страны могут похвастаться несколькими сильными местными решениями, но фактически скорее выращивают активы для их продажи более крупным стартапам, чем реально способны изменить расклад сил на рынке.

Местным игрокам выгоднее активно расширяться за счёт продуктового ряда «вширь», чем пытаться конкурировать с международными монолайнерами за долю рынка. Такие низкомаржинальные продукты как денежные переводы требуют либо реактивного взрывного роста клиентской базы, либо вынуждают увеличивать маржу посредством комплиментарных продуктов. Конкурировать за счёт качества тут практически невозможно.

Активное наращивание аудитории требует соответствующих постоянных денежных вливаний. Большинство стартапов успешно привлекли для этого новые раунды (а некоторые даже по два за год):

  • TransferWise — $26 млн (суммарно $117 млн при оценке в $1,1 млрд).
  • WorldRemit — $45 млн (при оценке в $445,8 млн).
  • Azimo — $15 млн.
  • Revolut — $4,8 млн и $10 млн.
  • Remitly — $38,5 млн (суммарно около $100 млн).
  • CurrencyFair — €8 млн и $8,8 млн.
  • Toss — $23 млн и $23,7 млн.
  • AirWallex — $5 млн.
  • TravelerBox — $10 млн (суммарно $15,5 млн).
  • Lydia — $7,8 млн, Instarem — $5 млн.

По сравнению с Venmo ($17,6 млрд переводов в 2016 году) обороты других игроков выглядят куда более скромными: например, Toss — $3 млрд, Revolut — $0,5 млрд.

В то время как крупные мессенджеры и социальные сети (Facebook Messenger, KakaoTalk, Line) активно заигрывают с денежными онлайн-переводами, ориентируясь на колоссальный успех WeChat в Китае, сами стартапы интегрируются с чат-ботами для осуществления денежных переводов: TransferWise (недавно также вышел в России) и Azimo (привлекли новый раунд от Rakuten, владельца Viber) интегрировались с ботами Facebook Messenger, а Lydia — со Slack. Большое количество экспериментов проводится сейчас по интеграции технологий искусственного интеллекта и сервисов по денежным переводам.

Если раньше все боролись за первенство на развитых рынках, как TransferWise, который развивается в Канаде, Японии и США, — то 2016 год показал массовую миграцию стартапов по денежным переводам на рынки с низким проникновением банковских услуг: Azimo идёт в Азию, WorldRemit активно развивается в Африке, Remitly – в Латинской Америке.

На unbanked-рынках формируются свои местные лидеры, такие как Ayannah на Филиппинах или Red Dot Network в Мьянме, которые дают возможность интеграции онлайна с офлайном как новым приложениям, так и традиционным лидерам.

Часть стартапов, такие как Revolut, CurrencyCloud, CurrencyFair, Travelers Box, делают упор скорее на «справедливую» конверсию валют, чем на сами денежные переводы. Другие — Revolut, Instarem, ClearxChange, AirWallex — хоть и работают с частными лицами, но активно привлекают малый бизнес.

Помимо чат-ботов, в 2016 году вызвали практический интерес и другие комплиментарные направления. Американский Venmo активно интегрируется с точками продаж, подключенными к PayPal, предоставляя им возможность принимать платежи в офлайне через приложение.

Миграция из чистых переводов в офлайн и приём платежей должны позволить компании увеличить доход от клиентской базы. Сервисы по денежным переводам исторически привлекают большое количество клиентов, но испытывают проблемы с доходностью.

Странно, что мы ещё не видели крупных партнёрств, слияний или поглощений в области коллабораций сервисов по денежным переводам и mPOS-эквайринговых игроков. Хотя прецеденты есть: в Индии Ezetap интегрировался с Paytm и Mobikwik, а Square как раз по этой логике и развивает Square Cash.

Ещё два перспективных направления для расширения продуктового ряда и повышения доходности по клиентской базе: южно-корейский сервис Toss запустил микро-кредитование и PFM-сервис для своих 4 миллионов молодых клиентов; сингапурский стартап Kashmi тоже смотрит в сторону развития PFM-функциональности, а впоследствии и полноценного мобильного банка для молодежной аудитории не только в Сингапуре, но и на unbanked-рынках: Филиппинах, Шри-Ланке, Индонезии и в Камбодже.

Стало очевидно, что исторические гиганты отрасли денежных переводов видят в приходе новых игроков не просто угрозу, а уже непосредственный факт передела рынка. И в противовес пытаются переосмыслить свою роль в условиях нового цифрового мира. Western Union, MoneyGram, XPressMoney запустили целый ряд активностей по интеграции через API с новыми участниками рынка, а также пытаются опередить их за счёт более плотных партнёрств и совместным проектов с банками.

Один из них уже выбывает из гонки: сейчас крупнейшая в мире финтех-компания Ant Financial (AliPay) ждёт одобрения сделки по покупке MoneyGram за $880 млн. Сделка будет выигрышной для обеих сторон: для MoneyGram это возможность найти своё место в онлайн-мире и выйти на китайский рынок, а для AliPay — тесная офлайн-интеграция за счёт доступа к 350 тысячам партнёров в 200 странах, которые суммарно подключены к банкам с 2,4 миллиарда клиентских счетов.

О разработке собственных открытых API и превращении в платформу думают не только традиционные гиганты, но и новые участники рынка. Американский стартап Dwolla с 650 тысячами клиентов поменял свою стратегию в этом направлении.

Пытаются найти своё место в нише и телеком-операторы. Британский Lebara запустил Lebara Money, стремясь повторить успех mPesa от Vodafone в Африке. Но говорить о каком-либо успехе пока рано. Технологическое решение и продукт, который нравится клиентам, — это две разные вещи. В этом ключе гораздо менее рискованно и финально дешевле было бы купить один из стартапов.

В области денежных переводов на базе блокчейна кто-то акцентирует больше внимания на предоставлении услуг конечным розничным потребителям. Как, например, американский Circle, который привлек новые $60 млн в 2016 году при оценке в $428,3 млн.

Другие, как американский Ripple, привлекший новые $55 млн при оценке в $339 млн, и канадский Blockstream, привлекший новые аналогичные $55 млн, больше работают с банками-партнерами, чтобы создать им более быструю и дешевую инфраструктуру для осуществления переводов.

Интересно, что во все три компании активно инвестировали азиатские инвесторы: китайские Baidu и CreditEase — в Circle, японский SBI — в Ripple, гонконгский Horizons Ventures — в Blockstream. Первые, соответственно, активно развиваются на китайском рынке, вторые — в Японии и ЮВА.

#Колонка #life_sreda #финтех #Владислав_Солодкий

Статьи по теме
«Финансовая безграмотность — главная проблема мировой финтех-индустрии»
От ломбардов до займов на образование: как развиваются сервисы онлайн-кредитования
Настоящее и будущее стартапов в области мобильного и онлайн-эквайринга
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления