[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0444\u043b\u0430\u0439\u043d"], "comments": 39, "likes": 20, "favorites": 25, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "22552", "is_wide": "1" }
Никита Евдокимов
9 520

Меню на планшетах с распознаванием лиц, ремонт телефона во время обеда и трансляции презентаций Apple: как выглядит хайтек-ресторан Gadget Studio Николая Турубара

Редакция vc.ru пообщалась с журналистом и основателем сайта о технологиях Chezasite.ru Николаем Турубаром, который создал в Москве хайтек-ресторан для любителей инноваций Gadget Studio — с лекторием, мини-коворкингом и выставочным пространством для технобрендов. Он рассказал о концепции заведения, модели крауд-инвестирования, а также о проблемах со строителями и арендодателями.

Николай Турубар

В начале 2000-х годов Николай Турубар работал редактором раздела «Техника» журнала Men's Health, а в 2005 году — открыл свой собственный сайт о технологиях Nomobile.ru. В 2013 году, он и большая часть команды Nomobile вышла из проекта, чтобы открыть новый сайт об ИТ — Chezasite.ru.

В 2012 году у него возникла идея создать свой собственный бар для любителей ИТ, но он не стал развивать проект из-за занятости. «Меня каждый раз бесило, что презентацию Apple я вынужден смотреть дома или на работе за компьютером. Мне хотелось прийти в место, сесть за стойку бара, взять кружку любимого Guinness, и смотреть презентацию на большом экране, как футбольную трансляцию», — рассказывает он.

Спустя пять лет он снова вернулся к этой идее, когда во время берлинской хайтек-выставки IFA смог заинтересовать потенциального инвестора. «Для хипстеров, технологических людей, стартаперов есть всякие "стрелки", "флаконы", "винзаводы", а места для техногиков и любителей технологий просто нет», — рассуждает Турубар.

При этом инвестор согласился финансировать более крупный проект, чем просто ИТ-бар. Он предложил выделить средства на создание сети из четырех ресторанов под брендом Gadget Studio. Первый из них должен открыться в Москве в конце марта 2017 года.

В двухэтажном заведении, помимо ресторана, расположен лекторий, коворкинг, зона отдыха и хайтек-шоурум, где крупные технологические бренды смогут демонстрировать модели новых устройств.

Концепция Gadget Studio — это ресторан с полностью противоположной концепцией известной ресторации, где не разрешали заряжать гаджеты. Тут наоборот: в одной руке у тебя смартфон, а в другой — вилка

— Николай Турубар

Экскурсия

Внутри заведения установлено 26 камер, с помощью которых люди смогут не выходя из дома посмотреть, есть ли свободные места, много ли посетителей внутри, и что происходит в ресторане. Камеры действовали и во время строительных работ, так что Турубар и его друзья наблюдали за ремонтом в прямом эфире.

В холле ресторана собрана интерактивная стена из планшетов. По задумке Турубара, они будут транслировать общую картинку, отображать пользовательский контент — например снимки из Instagram, а также развлекать посетителей.

«У LeEco была стена из смартфонов на шоу "Голос", а тут — стена планшетов. В будущем мы реализуем прикольные интерактивные игры для повышения лояльности и получения призов. Например Memory, когда человеку нужно открыть две одинаковые картинки», — рассказывает он.

На первом этаже расположен небольшой лекторий на 20-40 человек. В этой комнате перед рядами цветных пуфиков висит стодюймовая видеопанель Prestigio Multibox, стоимостью один миллион рублей. Каждому слушателю лекций будет выдаваться планшет от Windows — партнера Gadget Studio — c помощью которого можно будет взаимодействовать с панелью. Например, делиться контентом.

Турубар договорился со школой компьютерной графики Scream School о проведении 100 лекций в год. Этот проект, наряду с Британской школой дизайна, Московской школой кино и Московской архитектурной школой входит в международный консорциум независимых учебных заведений в сфере творческого образования.

Коворкинг и лаундж-зона объединены. Они небольшие, и смогут вместить также не более 20-40 человек. Турубар установил Wi-Fi-роутер на 400 Мбит/с, аудиоаппаратуру, принтер и сканер. По словам предпринимателя, основной доход заведение будет получать от ресторана. Все остальное — «имиджевая история».

Под ресторан он полностью отвел второй этаж. В качестве меню гостям будут раздавать планшеты со специальной системой оформления заказа. Турубар планирует использовать распознавание лиц от Microsoft Face Recognition, чтобы сделать процесс заказа блюда более интерактивным.

«Когда ты берешь планшет, он распознает твое лицо, и если ты был хотя бы позавчера, он тебя узнает и поприветствует: "Добрый день, Николай. Последний раз вы были тогда-то, пили виски со льдом. Вам повторить?"», — рассказывает Турубар.

Впоследствии он планирует добавить чатбота. Помимо того, что система будет агрегировать информацию о пользовательских предпочтениях и собирать статистику, она позволит сэкономить на количестве официантов. Хотя, по словам Турубара, всего в заведении будет работать около 40 сотрудников.

Одна из позиций — это мастер, у которого можно отремонтировать мобильное устройство во время обеда. Например, — заменить разбитый экран. Кроме того, в дальнейшем Турубар планирует анонсировать специальное клубное приложение, которое позволит заказывать еду заранее, перед посещением ресторана.

Партнерами заведения, помимо Microsoft, стали LG, Intel, Cisco, Axsys, Prestigio, Acer, Archos и Dyson. Каждая из этих компаний помогла с приобретением ИТ-оборудования, начиная c проектора и заканчивая процессорами для интерактивных мониторов.

Из-за партнерства с Microsoft Gadget Studio пришлось отказаться от коктейля под названием «Синий экран смерти», зато заведение оставило коктейль Aliexpress: «Никогда не знаешь, что там будет внутри», — рассказывает Турубар.

Средний чек, по словам Турубара, на начальном этапе будет 1200 рублей. За меню и технологические процессы на кухне отвечают бывшие сотрудники ресторанного холдинга Ginza Project.

«Акцент в меню на новую американскую кухню: это гастрономический стрит-фуд в сочетании с европейской кухней. Я тут пока как условный ресторатор, который это придумал и реализовываю, но подрядчиков миллион — на каждый участок свой подрядчик», — рассказывает предприниматель.

Ребята толковые, на одном варианте не останавливаются, шеф-повара и прораба по разу уже поменяли. Правда, первого прораба я случайно уронил со второго этажа, когда он стал руками на меня махать и говорить, что ресторан строить — это не гаджеты обозревать.

— Николай Турубар

Бизнес

По словам Турубара, пока что он не знает, какая именно аудитория будет посещать его заведение, но рассчитывает на «любителей технологий» и отмечает, что его цель — создать место, комфортное для всех посетителей.

«Я очень надеюсь, что это будут люди, связанные с технологиями: журналисты, блогеры, пиарщики, ИТ-хипстеры. Но еще очень хотим, чтобы просто могла прийти какая-нибудь девочка, поесть "Цезарь", и ей было бы тоже хорошо», — отмечает он.

Затраты на открытие первого ресторана Турубар оценивает в 70 миллионов рублей. И хотя инвестиций, по словам предпринимателя, есть 200 миллионов рублей на четыре ресторана, Турубар разработал модель крауд-инвестинга, чтобы дать единомышленникам, которые разделяют ценности заведения, возможность поучаствовать в его развитии, получая за это долю от прибыли.

«Это имиджевая история, в основном. Мы не планируем собрать кучу денег, деньги есть. Это для тех, кто хочет чувствовать свою причастность к проекту, клубность», — рассказывает Турубар. С помощью крауд-инвестирования он собирается собрать до 21 миллиона — 30% от предполагаемых затрат на открытие первого ресторана.

В его системе два типа крауд-инвесторов — обычные и привилегированные. Сумма взноса от 500 тысяч рублей, но обычный в конце года получает проценты от распределяемой прибыли (пропорционально вкладу — если она будет), а привилегированный вносит деньги под фиксированный процент (в этом году он 12%).

«Если нам на первый ресторан требуется 70 миллионов рублей, а обычный крауд-инвестор вкладывает миллион рублей, то в конце года он получит 1/70 от распределяемой прибыли. Например, если у нас в конце года прибыль 60 миллионов рублей, мы решим, что с ней делать: 40 инвестируем дальше в ресторан, а 20 — потратим на выплаты крауд-инвесторам — она и считается распределяемой», — рассказывает Турубар.

В течение первого года обычные крауд-инвесторы имеют право в любой момент забрать свои деньги — сделка оформляется как договор займа. Привилегированные инвесторы займ забрать не могут, но получают выплату фиксированных процентов, независимо от показателей ресторана.

Первым публичным инвестором проекта стал креативный директор рекламного агентства The Directors Алексей Цыганов, который вложил миллион рублей. Турубар предполагает доходность ресторана «около 30% в год», однако предупреждает, что в первый год работы выплат обычным инвесторам не будет.

«В 2017 году в ноль мы не выйдем, к сожалению. Мы планируем покрыть порядка 40-50% вложений в этом году. <…> Но во втором году распределение прибыли точно будет», — рассказывает предприниматель.

Проблемы и трудности

Больше всего проблем во время создания заведения было с арендаторами, подрядчиками и строительными нормами и правилами. По словам Турубара, этим сферам недостает инноваций. «Я не строитель и не ресторатор, я — журналист и клиент. То есть я строю ресторан таким, каким я хочу его видеть со стороны клиента, изнутри и снаружи, и на это все накладывается куча ограничений — со стороны строительных норм и правил», — рассказывает он.

Также он рассказал, как выбирал место для будущего заведения. Сперва он нашел помещение на Большой Дмитровке: ему было важно, чтобы ресторан располагался на оживленной улице, где посетители будут заходить «вне зависимости от концепции».

Однако от первоначального плана пришлось отказаться из-за ненадежности арендодателя. «Там люди работают без бумажек, без договоров, без юристов, и работают с огромными суммами. Мне могли вечером позвонить и сказать: "Брат, переведи мне два миллиона на карточку". А я говорю: "В честь чего это?". Оказывается, чтобы подтвердить свои намерения», — рассказывает Турубар.

Однако предприниматель все же заставил арендодателя заключить договор. «И когда мы подписали бумаги, прописали сумму, высчитали все огромное количество раз, нам говорят: "А мы тут подумали и хотим увеличить сумму в полтора раза. Не согласны — подавайте в суд"», — продолжает Турубар. Предпринимателю пришлось найти другое место — на Тверской.

Здесь очень много ходит черного нала, и я пытаюсь вывести его на белую сторону. Это главная трудность. Такое возвращение в девяностые в полный рост: люди не любят слать электронные письма, обычно решают все голосом или при личных встречах: «Приезжай, пообщаемся, потрем-договоримся. Какой кабинет? На улице постоим договоримся». На всякий случай я записываю встречи на диктофон.

— Николай Турубар

Кроме того, для предпринимателя стало проблемой отсутствие опыта ресторатора. В результате он постоянно обнаруживает непредвиденные ограничения. Например, сперва он собирался установить 25 пивных кранов. «А их будет всего три, в первое время нельзя иначе по ряду причин, например, потому что компания Heineken обидится, какие-то корпоративно-маркетинговые заморочки. И таких вещей я очень много узнаю», — рассказывает он.

С алкоголем много проблем: из-за задержки с получением лицензии на алкоголь Турубар пока что не может официально открыть заведение. Но уже проводит мероприятия: по его словам, во второй половине марта ИТ-компании должны провести на его площадке не меньше шести встреч.

«Я хочу, чтобы это место стало местом "по умолчанию" для мероприятий хайтек-брендов. Потому что сделано все для них: площадка создавалась таким образом, чтобы не было колонн, перекрывающих обзор, конфигурация [ресторанного зала] очень гибкая: все меняется, все двигается. Приходя сюда, технобренды должны чувствовать себя как дома. Для них это свое место», — рассказывает он.

В 2017 году предприниматель планирует открыть два ресторана, а еще два — в 2018 году. Первоначально собирались открываться в Казани или в Санкт-Петербурге, но из-за интереса со стороны казахских предпринимателей, следующий ресторан под брендом Gadget Studio может появится либо в Астане, либо в Алматы.

«Какой-то нереальный интерес со стороны Казахстана случился, я не знаю, с чем это связано. Есть интерес и со стороны инвесторов из Алматы, и из Астаны. И сейчас мы всё переосмысливаем и едем смотреть, что там в Казахстане вообще происходит», — рассказывает Турубар.

Открывать ресторан он планирует только вместе с местным партнером, который знает специфику именно этого рынка. «Он должен иметь отношение либо к недвижимости, потому что самое главное — это найти место, площадку для аренды, либо к ИТ», — поясняет предприниматель.

Кроме того, концепцией его заведения, которое он позиционирует, как «первый и единственный в мире гаджет-ресторан», заинтересовались европейские и ближневосточные рестораторы. «Также интерес был от Барселоны, от Амстердама, от Праги, и еще проезжал какой-то принц из Дубая. Все хотят сделать что-то разное. В Дубае, например, — безалкогольный хайтек-бар, а с Прагой все сложнее, они там только пиво пьют и там очень маленький чек. А вот Амстердам и Барселона — это такие технологические хабы, там много туристов, это возможно», — заключает Турубар.

#Офлайн

Статьи по теме
«Мы не "Связной", мы больше по еде»: отказ зарядить смартфон в ресторане привёл к скандалу в Facebook
На шоу «Голос» появилась интерактивная стена из 60 смартфонов LeEco для синхронной трансляции видео
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления